Совок в головах. Художественный свист с автозаменой

Когда в Украине окончательно оборвется красная нить

Это было в годы Серебряного века Голливуда. Во время съемок комедии "Некогда жениться" (1938 г.) режиссер, недовольный паузой в диалоге, возникавшей во время многочисленных дублей, попросил актера Лайонела Стэндера, чтобы тот насвистел какую-нибудь мелодию.

Этот известный разгильдяй, недолго думая, выдал художественным свистом пассаж из "Интернационала". Учитывая, что по мизансцене герои доставляли козла на концерт, по мнению актера, это усиливало комический эффект. Юмор Стэндера оценен не был. Владелец "Коламбия Пикчерс" Гарри Кон пообещал засудить любую кинокомпанию, которая возьмет на работу этого "красного сукина сына".

И хотя комик после этого снялся в добром десятке фильмов, закончилось все для него показаниями в Комитете по расследованию антиамериканской деятельности. Во времена маккартизма он попал в черный список и вынужден был переехать в Европу. Дело в том, что Лайонел Стэндер действительно придерживался прокоммунистических (читай — просоветских) взглядов. Его слова о том, что он ходил на заседания коммунистических ячеек, "чтобы снимать там дамочек", просто эпатаж. Для этого подошел бы любой кабачок на бульваре Сансет. Насвистывание тогдашнего гимна Советского Союза было просто одним из проявлений его политических симпатий. Он себя выдал. Ведь мог насвистеть любую популярную свинг-композицию.

Точно так же выдают сейчас себя подобным "свистом" большинство политиков в Украине. Необязательно пророссийских, необязательно тех, кто остается тесно связанным с элитами, оттесненными от власти.

Насвистывают гимн СССР не только бывшие члены КПСС или комсомольцы, но и те, кто застал советские времена в лучшем случае октябрятами. О чем бы они ни говорили — о пенсионной или медицинской реформах, об экономике, о войне или коротких юбках, — паузы у них заполняются мелодиями Совка. Потому что дело даже не в том, что они говорят по телевизору или с трибуны Верховной Рады. А в том, что они делают и как. И если "стариков" еще как-то можно понять, то новое поколение украинского политикума, постепенный приход которого мы сейчас наблюдаем, понять трудно.

"Старикам" от политики было проще. Я помню выступление одной бывшей комсомолки, дамы приятной во всех отношениях, во время приезда в Днепропетровск кандидата в президенты Леонида Кравчука в 1991 году: "У виступі Леоніда Макаровича жовто-блакитною стрічкою проходила думка про те, що...".

"Колхозной бригадирше эти игры были смешны. Все равно редиску потом еще раз перевязывали. Это и был типичный Совок. Но мы хоть знали, что свистеть нельзя...

Я уже не помню, какая конкретно мысль у него проходила, но вот эту автозамену "красной нити" на "желто-голубую ленту" запомнил. То поколение политиков не могло иначе. Оно просто сменило символы, да и то не до конца, судя по количеству переименованных только сейчас улиц и снесенных памятников Ильичу, в кепках и без кепок. А вот откуда у "новых" остались эти мелодии свиста, понять не могу.

Ссылки на то, что их так учили, не принимаются. Как и на то, что, мол, так проще — зачем что-то менять в подходах? Как нельзя ссылаться и на то, что Украина — воюющая страна. Фронт ведь у нас проходит не только по линии разграничения в Донбассе, но и внутри голов. И одно дело, если это голова пенсионерки, которая разрывается от внутренних противоречий, видя, как гибнут молодые пацаны в зоне АТО от рук насланных бандитов в камуфляже и глядя в свой кошелек после оплаты коммунальных квитанций. И совсем другое дело, если это голова народного депутата или министра, которые вместо того, чтобы пытаться изменить страну к лучшему, руководствуются старым принципом "Трудно менять, ничего не меняя, но мы будем это делать!".

Государство четверть века занималось имитацией реформ, решая свои проблемы за счет населения, которое просто выживало. И если ранее это было более-менее простительно, то сейчас, во время внешней агрессии против Украины, такое прощать нельзя. И оправдания, что в воюющей стране настоящие реформы невозможны, — глупость. Потому что именно во время войны реформы проводить легче всего. А заниматься очковтирательством действительно нелегко.

В моем школьном детстве нас весной возили на редиску. Редиску вязали в пучки, и сдавать ее, а вернее, бросать в тачку присматривающей за процессом колхознице, все старались не по одному пучку, а сразу по три-четыре. Во-первых, в пучок можно было связать меньше урожая, а во-вторых, сказать, что там не четыре пучка, а пять. Колхозница ставила какие-то галочки в грязной тетради в косую линейку, а ты был спокоен, что собрал не меньше, чем отличница Леночка. Колхозной бригадирше эти игры были смешны. Все равно редиску потом еще раз перевязывали. Это и был типичный Совок. Но мы хоть знали, что свистеть нельзя. Плохая примета. Денег не будет.