Государство Шредингера. Страна — это то, за что стоит бороться и побеждать

Почему Украина ведет себя в точности как тот самый кот

Иллюстрация: Mopic/Shutterstock
Иллюстрация: Mopic/Shutterstock

Кот Шредингера известен даже тем, кто не имеет ни малейшего понятия о квантовой физике. Да-да, это тот самый кот, сидящий в ящике с "адской машинкой", который одновременно и жив, и мертв. В каком он состоянии — понять нельзя, пока не откроешь ящик. На научном языке это называется "суперпозицией".

"Государство Шредингера" известно гораздо меньше. О нем молчат квантовые физики и квантовые механики. Но нам, украинцам, это не мешает жить в нем последние 26 лет. Если уж совсем точно, живем мы не в нем, а рядом с ним. Потому что наше государство — не путать со страной! — ведет себя в точности как кот Шредингера. Оно и существует, и не существует одновременно.

"Государство — это хорошо обоснованная иллюзия"


Пьер Бурдье
французский социолог
Пьер Бурдье французский социолог

Вы тоже это заметили, да? Как только речь заходит о качественной медицине, современном образовании, о защите Крыма от аннексии, в конце концов, о концепции развития страны, — государства у нас как бы нет. Приходится самим искать нормальных врачей, заниматься самообразованием и через банковские карты собирать средства на тепловизоры и броники.

А как только нужно что-нибудь проконтролировать, проинспектировать, зарегулировать, — оно тут как тут. Выпрыгивает, словно кот из ящика, напоминая о своем существовании. И о том, что хочет от нас.

А хочет оно многого. Например, предписать нам, как лечить и как учить. Производить биткоины или не производить. На какую сумму покупать, на какую продавать. Как работать и сколько. Когда отдыхать и по каким поводам. Сколько человек можно нанять до прихода "трудового инспектора". На каком языке говорить и писать — до прихода, опять-таки, "мовного инспектора". Или — совсем свежая мысль — сколько именно нам тратить на питание, чтобы быть не хуже немцев. А то едим... ну не по средствам как-то.

"По большому счету единственным оправданием существования этого государства является то, что оно все-таки наше. Потому что другое государство под боком — еще хуже"

То есть нельзя сказать, что государства в нашей жизни нет. Оно есть. Только вот когда оно начинает интересоваться нами, то поворачивается к нам не самым лучшим боком. Как та избушка из русской сказки.

По большому счету единственным оправданием существования этого государства является то, что оно все-таки наше. Потому что другое государство под боком — еще хуже. Проходили мы это в своей истории, и не раз. А потому и держимся за свое, родное. Пытаемся улучшить, культивировать как-то. Поменять одних людей, олицетворяющих государство, на других.

Но мы не делаем главного. Не пытаемся решить для себя: зачем нам это государство нужно. Не по привычке ("шоб було"). Не теоретически ("а как же без него?"). А конкретно и четко: затем-то и затем-то. Вот когда наконец-то соберемся и решим — государство перестанет носить гордое имя Эрвина Шредингера. Рано или поздно это произойдет. Конечно, лучше рано, чем поздно. Потому что у нас есть Украина. Она больше государства. И выше его. Страна — это то, за что стоит бороться и побеждать. Несмотря на всю квантовую физику и ее странноватых котов.