Цирк под куполом. Почему апатия страшнее зрады

2017-10-10 09:00:00

5 0
Цирк под куполом. Почему апатия страшнее зрады

Цирк под куполом. Почему апатия страшнее зрады

Голосование на прошедшей неделе за законопроекты по реинтеграции Донбасса, помимо прочего, лишний раз напомнило о том, что за персоналии населяют Раду.

Чтобы сорвать голосование депутаты заблокировали трибуну, а бывший командир батальона «Донбасс» Семён Семенченко и свободовец Юрий Левченко подожгли в зале заседаний дымовые шашки. Камнем преткновения в законе была отсылка к минским соглашениям, хотя, по большому счёту, это бумага, позволяющая держать хорошую мину при плохой игре и продлевать режим санкций против РФ.

Большинство депутатов это понимает, но всё равно устраивает цирковое шоу — преимущественно из корыстных побуждений, желая выторговать из беды для страны побольше преференций для себя.

Необучаемость украинских депутатов стала притчей во языцех — последний раз дымовые шашки в Раде жгли в 2010 году. Блокирование трибуны по поводу и без стало нормой, драки и потасовки происходят регулярно. Культура ведения дискуссии хромает («вынеси этого козла»), дисциплины тоже — уровень прогулов в Раде всё так же высок. Кнопкодавство неискоренимо, несмотря на постоянную фиксацию происходящего  журналистами.

Спикер парламента всё чаще напоминает вожатого в отряде пионерлагеря, который не может справиться с разбалованными воспитанниками. Грозные окрики с президиума оказывают всё меньше воздействия, как и нескончаемые акции под стенами Рады.

Самое страшное последствие таких вещей — это даже не очередной политический кризис. В Украине их было уже слишком много, чтобы всерьёз обращать на них внимание.

Самое страшное — это дискредитация самого института демократии, того, благодаря чему Украина смогла выстоять под грузом внешних и внутренних проблем.

Перманентный накал страстей и конфликт приведут к тому, что люди попросту либо потеряют интерес к происходящему в политике их страны, либо запустится процесс протестного голосования, когда голосуют не за, а против, причем за самые одиозные фигуры и обманчиво простые решения.

От такой угрозы не застрахованы даже устойчивые демократии с развитыми институтами. Западный мир потрясла победа Трампа, рост популярности правых популистов в Германии, Брексит и референдум в Каталонии. Рядовые граждане используют свой голос не как метод выбора элиты, а как способ показать им фигу в бюллетене, проголосовав всем назло. Что в итоге проходят те, кто принципиально неспособен к системному законотворчеству, избирателя не волнует. Он хочет только сменить, разорвать этот порочный круг смены одних якобы недееспособных элит на других. Только делает это самым неконструктивным образом, и делает зло в первую очередь себе.

Ярчайший пример — референдум в Британии. Никто, включая самих организаторов выхода из ЕС, не ожидал, что они наберут достаточное количества голосов. Результаты стали шоком, появились предложения переголосовать обратно.

Один из главных идеологов Брексита, Найджел Фарадж, «умыл руки» и оставил страну один на один с проблемами, которые сам же и наворотил. Последствия разгребает новая «железная леди» Тереза Мей.

Аналогичный прецедент может произойти в Каталонии — несмотря на давнюю историю конфликта и борьбы за независимость, вряд ли действующие лица в полной мере осознают последствия выхода своего региона из состава Испании в ближайшей перспективе.

Постсоветским странам свойственна другая проблема. Это равнодушие, апатичное отношение к общественной жизни своей страны. Представьте, что средний класс не пошёл на выборы. Голосует в основном немногочисленная  молодёжь, активисты и масса пенсионеров. Как наиболее уязвимая категория, они больше всего подвержены манипуляциям со стороны самых оголтелых популистов.

В итоге к следующим выборам мы можем получить то, что не привидится в самом страшном сне — сборище ещё больших популистов и гречкосеев.

А немногочисленные технократы-прогрессисты, которые и так мало влияют на происходящее, останутся за бортом.

Ни о каких реформах или вообще адекватном прогрессе речи даже не будет идти, трудные и необходимые инициативы будут похоронены.

Сейчас они ещё продавливаются под требованиями МВФ и западных кредиторов, но по мере отдаления угрозы краха реформаторский потенциал снижается, и бывшие технократы занимаются легковесным социализмом, наподобие повышения минимальной заработной платы.

В отдалённой перспективе накопление таких решений вызывает экономический кризис, приходят новые популисты, обещающие простые решения, кризис повторяется, и круг замыкается. С другого края подступает угроза сторонников «твёрдой» руки, когда одуревшие от нескончаемого шапито граждане выберут любого, кто пообещает им относительную стабильность взамен на политическую лояльность.

Именно так произошло в Беларуси и России, но в итоге ни экономической стабильности, ни безопасности они не получили.

Взращивание демократии — процесс долгий и сложный, и он предполагает определённый уровень ответственности всех её участников. От избирателей требуется «долгая» память, от политиков — чувство ответственности. Здесь пока ни того, ни другого не наблюдается, самые нелепые выходки забываются и повторяются вновь.

В такой ситуации легко впасть в отчаяние, уйти во внутреннюю миграцию и абстрагироваться от всех процессов. Но пока это непозволительная роскошь. Только непрерывным давлением, выбирая лучших среди худших, Украина сможет закончить процесс выхода из исторического тупика. Иначе — стагнация...