Рояль у черного зеркала. Правильно ли сделал Зеленский, пойдя на условие луцкого террориста?

2020-07-22 10:42:54

505 30
Рояль у черного зеркала. Правильно ли сделал Зеленский, пойдя на условие луцкого террориста?

В первой серии популярного сериала "Черное зеркало" террористы требуют от премьер-министра Великобритании... совокупиться со свиньей в прямом эфире. Иначе – погибнет принцесса, любимица народа. По понятным причинам, после истории с захватом заложников в Луцке эту историю только ленивый не попытался перенести в украинский контекст. 

Допустимо ли главе государства идти на поводу у террориста? А психически ненормального? А со взрывчаткой и огнестрелом в автобусе, полном заложников – где есть женщины и дети? И если да – то насколько допустимо раздвигать рамки? Завтра кто-то, позвякивая связкой гранат, попросит президента Зеленского сыграть "Мурку". На рояле. Как это было в известном скетче "Квартала-95". Есть расхожее мнение, что в переговоры с террористами не вступают. Или все-таки есть исключения?

Сегодня все обсуждают поступок президента Владимира Зеленского, записавшего по требованию террориста Максима "Плохого" короткое видео. Слышится много не самых позитивных комментариев по этому поводу. Позволю и себе сказать пару слов.

Вопрос удовлетворения требований террористов — это, очевидно, сложный вопрос. Современное кино наверное уже всем и каждому транслировало месседж — "С террористами переговоров не ведут". Но почему? Бытовая логика нам дает весьма простой ответ — потому что это опасный прецедент.

Если вы спросите юриста, то он приведет вам хрестоматийный пример с заложником и банком. Преступник захватил заложника и потребовал от банка выдать ему деньги. Банк отказался и заложник был убит. Родственники заложника подают в суд на банк и требуют компенсации. Суд отказывает, руководствуясь, так называемым, принципом ex ante — если удовлетворить иск и потребовать от банков выдавать деньги, то это станет стимулятором преступности, потому что преступники будут знать, что можно продавить требования.

Я тоже об этом вспоминал и много думал. Но вот к выводу пришёл противоположному — этот принцип не может быть непререкаемым руководством к действию.

Во-первых, есть разница между требованиями "отдать деньги" или "вывести войска из Чечни" и "запиши видео на мобиле про кино".

И когда начинаешь думать о балансе интересов, особенно, когда речь идет о целом автобусе заложников, требование "записать видос" не кажется таким критически невыполнимым, или влекущим за собой неописуемые риски.

И тезис про стимулирование других террористов тут будет очевидно неверен, потому что серьезные террористы такие требования не выдвигают, как и преступники с корыстными интересами, только условно сумасшедшие.

Напомню, что буквально недавно в Москве один такой захватывал банк, благо заложник был всего один. Если же говорить о других террористах, то, я думаю, не сложно догадаться, что на другие требования могла быть другая реакция, а потому кейс луцкого террориста абсолютизировать и выводить, как прямой знак готовности власти "прогибаться", очевидно неверно.

Во-вторых, мне кажется, что вообще вся эта история с ex ante и ex post в контексте заложников — ложная дилемма, заданная нашим нормативным восприятием реальности. Преступность это не просто калькуляция рисков и бенефиций. Современная криминология немного подругому смотрит на феномен преступности. Людей удерживает от преступлений не только страх, но и общие представления о морали, интеграция в сообщество, уровень благополучия и целый ряд иных факторов, с которыми можно работать. В такой же логике раньше думали и о наказаниях — чем больше наказание, тем равнопропорционально будет снижаться преступность. Но только это так не работает, и на теорию наказаний со временем начали смотреть иначе.

Помимо всего прочего, сейчас и время сильно другое. Если раньше преступник мог укатить со своими богатствами в дикую степь, то теперь фактически это невозможно. Да, есть истории, когда грабители скрываются, но когда они это делают тихо и незаметно, а не когда они выбираются из окружения после того, как их требования удовлетворили. 

И в этом плане основным "отвратителем" от преступления является не столько вероятность удовлетворения требований, сколько неотвратимость наказания. Вспоминаются все эти классические фильмы с "дайте нам миллион долларов и вертолёт". Так и хочется на это ответить: И КУДА ЖЕ ТЫ ПОЛЕТИШЬ?! НА ЛУНУ? Да дайте ему уже этот миллион и вертолёт, и пусть он с ними делает, что хочет! (уж простите за резкость). 

Поэтому выводить прямую корреляцию между ростом преступности и удовлетворением требований преступников не очень корректно. Равно как и принимать на вооружение в таких случаях принцип "с террористами переговоров не ведём".

Поэтому, сорян, но жизни людей в автобусе стоили записанного видео. А Зеленский просто настоящий человек. И, мне кажется, его поэтому и избрали. В этом и вся его ценность, а не в том, что он "невероятно крутой президент-реформатор".

Кстати, возвращаясь к примеру с банком, с которого я начал эти размышления. Я задумался и о примере обратном, когда не родственники убитого требуют компенсации у банка, отказавшегося давать деньги в обмен на жизнь работника, а наоборот, банк подаёт в суд на работника, который отдал деньги по требованию грабителя. Интересно, какой бы логикой суд руководствовался в данном случае.

Но, на самом деле, все эти принципы никогда не будут иметь никакого значения для каких-то там простых операционистов в банке, тем более, в стрессовом моменте. А ситуация с окруженным силовиками автобусом с заложниками априори другая.

Наша Конституция на этот случай содержит очень хорошее напоминание: "Человек, его права и свободы являются высшей ценностью" (а не богатства воображаемых банков — добавлю я от себя). Вот чем нужно руководствоваться в принятии подобных решений. И только этим. 

А что до грабителей банков — я уверен, что мы способны построить общество, в котором это делать никому не придётся.

Первоисточник.
Опубликовано с разрешения автора.