Флаги на башнях. Харьков вошел в семью украинских городов

Почему с чиновниками и памятниками Ленину не нужно церемониться

Начало снова памятника Ленину в Харькове / Фото: twitter.com/euromaidan
Начало снова памятника Ленину в Харькове / Фото: twitter.com/euromaidan

Свершилось! В Харькове наконец-то повалили памятник Ленину – тот самый, на главной площади города. Повалили голыми руками, несмотря на февральские угрозы Кернеса сломать ноги всем, кто покусится на истукана. Обломки Ильича ещё не долетели до земли, как в социальных сетях заломили руки плакальщики. С ватниками всё понятно, для них Ленин – как родной. Но есть и другие, кому и Ленин не по душе, и "вандализм" тоже. Дескать, неужели у нас проблем поважнее нету, чем памятники сносить?

В таком же тоне сейчас модно говорить о запихивании депутатов и чиновников в мусорные баки. Не успеет какой-нибудь Пилипишин отмыться после воспитательной процедуры, как по просторам Facebook разносится заунывная песнь. Мол, ну зачем так грубо? Если уж прижучить, то по закону, а так – цирк и показуха. Доля правды тут есть. Антигерой из бака вылезет, костюмчик сменит и будет дальше свои делишки проворачивать. Так и с Ильичами. Истукана в Харькове не стало, а ватники, коммунисты и прочая антиукраинская публика никуда не делась.

Так что же, всё зря? Вовсе нет. В этом году украинцы возвращают себе собственную страну. Зимой её вырвали из лап Януковича, теперь упрямо отбивают у российского оккупанта. Поэтому на каждом отвоёванном клочке земли – сознательно или нет – они стремятся поставить свой флажок. Памятниками Ленину советская власть метила свою территорию. Это был вопрос не памяти, а власти. Именно поэтому большевики первым делом уничтожали храмы и памятники деятелям царского режима.

Снос Ленина в Харькове – лишь частный эпизод украинской Конкисты. Юго-восточные регионы всегда были пограничьем, за которое шёл большой геополитический спор. В отличие от монолитно проукраинской Галичины, на Левом берегу шла борьба между пророссийским и проукраинским населением. В этом году произошёл перелом в пользу последних. Везде, кроме Донбасса, возобладала "украинская партия". Снос Ленина на площади Свободы – это символический акт, политический обряд посвящения Харькова в семью украинских городов – не по формальной административной принадлежности, а по духу.

С депутатами в мусорных баках всё обстоит похожим образом. На Майдане украинские граждане боролись не только с властью, но и за власть. То есть за возможность определять свою судьбу, за уважение своих прав, за демократическое государство. Первым звоночком надвигающейся диктатуры Януковича не случайно стал забор вокруг Верховной Рады. Политическая элита всегда стремится – осознанно или нет – отодвинуться от граждан. И чем больше власти она узурпирует, тем больше стен она вокруг себя возводит, в том числе – юридических и символических.

Посмотрите на дворцы авторитарных вождей – простому смертному даже подойти к ним нельзя. Диктаторы не ездят в метро, не летают эконом-классом и не сидят в обычных ресторанах – только кортежи, только личные самолёты, только личные повара. Чем больше власти в руках режима, тем больше привилегий у его функционеров – они неприкосновенны и не подлежат критике (разве что с дозволения вождя). Именно поэтому один из главных признаков демократического общества – близость власти к людям. Мэр Лондона ездит на работу на велосипеде, норвежский премьер-министр проводит выходные в деревне, а дом Ангелы Меркель охраняет всего один полицейский – вот они, на расстоянии вытянутой руки от своих граждан.

Понятное дело, власть сама по себе к народу не спустится. Обычно её приходится стаскивать с Олимпа за шиворот – это сейчас и происходит в Украине. На Майдане граждане показали элите, что на "Беркут" особо уповать не стоит. Если надо, мы и до Межигорья доберёмся, не то что до Верховной Рады. Теперь, пихая чиновников в мусорные баки, мы продолжаем напоминать власти, что она не всесильна и, в случае чего, за депутатской корочкой спрятаться не получится. Бросая очередного представителя власти в мусорный бак, граждане поднимают свой флаг над захваченной башней: теперь эта страна принадлежит нам.

Да, всё это происходит довольно грубо – и с Лениными, и с чиновниками. Но более изящные методы пока не работают. Если бы тогда на Майдане украинцы не стали выковыривать брусчатку (вандализм!), на Банковой до сих пор бы сидел Янукович. И пока с башни "варварски" не сорван последний вражеский флаг, крепость ещё не наша.