Мнение: Деньги не для всех

Международный валютный фонд — удобный инструмент решения проблем для многих стран, вот только не каждое правительство умеет им пользоваться

На минувшей неделе Всемирный банк открыто заявил о том, что для Украины существует риск расторжения действующего соглашения по кредиту с МВФ. Всему виной парламентские выборы. В ВБ полагают, что правительству накануне выборов будет крайне сложно выполнять обязательства по повышению тарифов на энергоносители для граждан и коммунальной сферы. Более того, усиливаются риски реструктуризации уже имеющихся задолженностей, поскольку на текущий год приходятся значительные суммы выплат по обслуживанию долгов, в том числе перед МВФ.

 В 2013-м, когда наступит срок расплаты по займам, которые правительство брало сгоряча, дабы проскочить кризис 2008 года, деньги фонда ох как понадобятся

Почему столько опасений по поводу дружбы Украины и МВФ? И насколько они серьёзны? Когда говорят об МВФ, как правило, упоминают, что за шестьдесят с лишним лет существования фонд превратился в чрезмерно влиятельную и глубоко бюрократизированную структуру. Фактически он стал похож на международный банк, но из тех, которые не всегда преследуют сугубо финансовые цели. На знамени фонда начертано подобие девиза: содействие стабильности валют и процветанию международной торговли. Наверное, когда-то это было именно так. Но сейчас всё выглядит намного сложнее. Уж больно часто создаётся впечатление, что одним членам МВФ помощь выделяется даже при нарушении формальных условий, другим же — откладывается, несмотря на скрупулёзное соблюдение всех требований. Одни могут торговаться по поводу условий предоставления кредитов, а другим о таком и мечтать нельзя.

Лично я столкнулся с представителями фонда в первые же месяцы после начала сотрудничества Украины с МВФ — ещё 18 лет назад. И был впечатлён. Всё было в новинку. И хорошо говоривший на русском чиновник фонда по имени Алекс Сундаков, уроженец Новой Зеландии. И его убеждение в том, что стране, где средний доход на душу населения не превышал на тот момент и пары десятков долларов в месяц, вполне можно сходу врубить мировые цены на зерно для внутреннего рынка.
При этом стоит поблагодарить Международный валютный фонд хотя бы за две вещи: он заставил украинские власти перестать печатать пустые деньги и частично оплатил становление нормальной экономики в стране. В тот момент, когда отечественные власти нагло делали вид, что они не понимают, куда утекает валюта, деньги фонда позволяли покупать уран для АЭС, инсулин для диабетиков и ещё много чего.

Когда МВФ ругают левые за требование вести экономную бюджетную политику, они как-то упускают из виду, что высокая инфляция — обычное следствие неумеренных аппетитов государства — бьёт по малоимущим куда больнее, чем по всем остальным.

Я ругал бы фонд не за любовь к бюджетной экономии, а скорее за страсть к повышению налогов. Николай Янович как-то признался, что высокие акцизы на бензин, введённые в 2010 году, — это и есть дань МВФ. Когда будете заправляться, вспомните предыдущего главу фонда Доминика Стросс-Кана и нынешнего украинского премьера: это они согласовали меморандум, из-за которого в Украине даже средненький бензин впервые стал стоить дороже одного евро за литр.

Значит ли всё это, что деньги МВФ Украине не нужны? Нет. фонд остаётся одним из самых прозрачных и предсказуемых кредиторов Украины. А многие из условий, выставляемых им, обычно связывают руки властям, когда те пытаются, как говорят в цивилизованном обществе, «использовать финансовые ресурсы нецелевым образом».

В нынешнем году стране кредиты от МВФ нужны, но не критически. В следующем, 2013-м, когда наступит срок расплаты по многим займам, которые правительство брало сгоряча, дабы проскочить кризис 2008 года, — вот тогда деньги фонда ох как понадобятся. Но получим ли мы очередные кредиты от МВФ — вопрос. Украинское правительство сейчас привычно хорохорится, дескать, не даст фонд, дадут другие. Вот только нет уверенности, что, в отличие от фонда, эти «другие» позволят открыто и полностью озвучить реальную цену таких кредитов. Какого рода обязательства помимо процентов по кредиту придётся брать стране на себя при получении займов, к примеру, из Москвы, Пекина или Токио — пока не ясно. И я не уверен, что такие договоры будут публичными.

Меня всегда занимал вопрос: как маленькой Исландии или Ирландии удавалось получать колоссальные займы от фонда на более чем мягких условиях? Разумеется, речь не о процентах по таким займам. Они-то для всех невелики и примерно одинаковы. Речь о дополнительных обязательствах по поводу повышения налогов, бюджетной экономии или об открытии внутреннего рынка перед лицом не сильно дружественных внешних сил.

Ответ оказался таков: чем менее коррумпировано правительство и чем активнее оно в отстаивании национальных интересов, интересов налогоплательщиков прежде всего, тем большего ему удаётся добиться за столом переговоров с МВФ.

Александр Крамаренко, главный редактор журнала для частных инвесторов и потребителей «Деньги.ua»