Есть ли жизнь после РРО. Возможен ли компромисс между властью и ФОПами, и каким он может быть?

Необходимо попытаться найти консенсус между интересами предпринимателей и бюджета. Таким консенсусом мог бы стать мораторий на проверки со стороны налоговых органов. Сейчас же протесты ФЛП имеют эффект "свистка в чайнике", особенно, когда они подогреваются политическими интересами.

Реальность противостояния между ФОПами и властью далека от того, как ее освещают на протяжении длительного времени СМИ, а горизонт проблем шире того, в чем уверяют власти.

Важность коммуникации между органами власти и отдельными группами населения составляет основу стабильного и безболезненного внедрения изменений в законодательство. 

Далекие от предпринимательской деятельности украинцы уже много месяцев, находясь в неведении, наблюдают за протестами ФЛП. За благородной целью в виде борьбы с теневым бизнесом стоят такие банальные проблемы, как недоверие со стороны украинцев к власти, и нежелание властей в течение 30 лет независимости Украины упростить жизнь тем, кто обеспечивает бюджет страны налогами.

Предпринимательская деятельность не может базироваться на уклонении от уплаты налогов. Актуальная экономическая, правовая и кадровая ситуация в стране дает запрос на нахождение консенсуса между представителями бизнеса и государства. 

По разным данным, в Украине существует более 10000 схем минимизации налогов, в связи с этим, государственный бюджет недополучает более 250 млрд. грн. (Реальные цифры на практике, при идеальной ситуации, могут быть в несколько раз больше).

 Украина имеет возможности добавить в бюджет около 40-60 млрд. грн. путем борьбы с манипуляциями с НДС.

Главными причинами отсутствия или неэффективности такой борьбы я вижу наличие нестабильного правового поля, которое характеризуется многочисленными изменениями, и устаревшую парадигму политической системы. 

В частности, это проявляется в отсутствии политической воли и нежелании модернизировать устаревшие процедуры контроля за возможной коррупционной составляющей, в заинтересованности отдельных должностных лиц налоговых органов, а также в недейственной судебной системе и, как следствие, безнаказанности. 

У власти нет понимания масштабов проблемы и видения путей ее решения, а в условиях коронавирусной кризиса такая непрофессиональность становится роковой.

Вышеупомянутые проблемы — лишь часть айсберга. Особенно, если принять во внимание "оптимизацию налогов", когда крупные предприятия раздроблены на ФОПы, что позволяет минимизировать затраты на фонд заработной платы и платить налог не более 5% от дохода за сотрудника вместо 18%. 

Кроме этого, уменьшается давление на предприятие со стороны контролирующих органов, поскольку нет официально наемных работников и услуги предоставляются через ФОП.

Борьба с тысячами схем, как "белых", так и "серых", должна быть системной, однако заключаться не в налоговых проверках, а скорее, в создании условий, чтобы использование законных правил ведения бизнеса было выгодно и необременительно.

Сейчас мы наблюдаем, как устаревшая парадигма администрирования на высшем уровне не выполняет своих функций, а это означает необходимость тотальной перезагрузки и вовлеченность специалистов.

Первой целью, которую должна поставить перед собой власть в борьбе с минимизацией налогов, должен стать анализ структуры микробизнеса и выявление настоящего количества реальных ФЛП и их возможностей. 

Вместе с тем, мы должны добиться того, чтобы упрощенная система налогообложения использовалась теми, для кого она рассчитана.

Неравные правила ведения бизнеса являются отражением высокой криминализации экономической сферы, в частности, в наличии коррупционной составляющей и отсутствии отлаженной судебной системы.

О проблеме введения РРО (регистраторов расчетных операций или кассовых аппаратов) вся страна услышала во время осенних массовых протестов предпринимателей. 

Это не первая попытка детенизировать экономику нашей страны, предыдущие были нивелированы. Мы должны осознать, что в стране существует мощная система, которая не желает платить налоги в полном объеме и работать со всеми на равных условиях.

Есть несколько сфер, где тенизация достигает 30-50%, в том числе, это продажа лекарств, автозапчастей, алкоголя и бытовой техники.

 Еще несколько лет назад 4 из 10 телефонов, продаваемых в наших магазинах, были ввезены на территорию Украины нелегально. После внедрения РРО (включая новелизацию нормативной базы в 2017 и 2019 годах) и контроля документации налоговой службой, количество "серой" бытовой техники на рынке сократилась на 90%, и сегодня ее чаще всего реализуют через интернет.

Во время фискализации бизнеса и введение РРО потребитель может получать чек за каждую покупку товара, и это даст потребителям возможность защищать свои права. 

РРО предотвращает реализацию контрабанды: нелегальный товар пересекающий наши границы, должен быть где-то реализован, а при учете первичной документации и внедрении фискализации (когда фиксируется каждый приобретенный товар) это становится почти невозможным.

Еще одна проблема - непрофессиональные попытки власти урегулировать проблему теневых схем в сфере торговли и налогового мошенничества в условиях пандемии.

Равенство перед законом — одна из фундаментальных правовых основ. Все находятся в одинаковом правовом положении, имеют равные права и обязанности. В сложный для предпринимателей период пандемии, когда каждое рабочее место на вес золота, внедрение новелизаций законодательства в условиях недоверия к власти и нехватки консенсусных переговоров и объяснений, вызывает беспокойство.

Не стоит также пренебрегать политической, а не только экономической составляющей этого конфликта. Задача власти во время ограничений и карантинных запретов — оставить правовой статус-кво и внедрить инструменты поддержки бизнеса, а не дополнительный контроль.

Для микробизнеса есть риски роста налоговой нагрузки, а это, как раз, аргумент в пользу того, что необходимо попытаться найти консенсус между интересами предпринимателей и бюджета. 

Таким консенсусом мог бы стать мораторий на проверки со стороны налоговых органов. 

Сейчас же протесты ФЛП имеют эффект "свистка в чайнике", особенно, когда они подогреваются политическими интересами.