Культурный фронт. Как вернуть в украинский контекст "потерянное поколение" зумеров и тиктокеров

Превзойти количество российского контента и финансовые вливания в него мы физически не можем, однако увеличить целом долю и качество украинского контента у государства есть возможность.

В ситуации с непониманием украинских реалий и дальнейшей информкампании 20-летней блогерки против действующего военного ВСУ, мы имеем проблему на двух уровнях — уровня образования и уровня массовой культуры.

1. Образовательная проблема. Среднее образование (учебная программа + методы преподавания + личное мнение преподавателя) не выполняет информационно-просветительскую функцию.

 Учитывая то, что обучение вышеупомянутого лица в средних и старших классах происходило во время Майдана и активной фазы российско-украинской войны, а она была того возраста, когда, как раз, начинает формироваться фундамент мировоззрения, мы можем констатировать факт полного провала работы по интеграции в украинскую культурную среду в ее учебном заведении.

Министерство образования имеет целую учебную программу по национально-патриотическому воспитанию, эффективность реализации которой очень под вопросом, и поэтому, тут требуются значительные реформы (которые ближайшее время не будут виднеться на горизонте, привет Шкарлету).

2. Масскультурная проблема. Украинский маскульт не выиграет у российского, в первую очередь, из-за финансовых возможностей, большего количества контента и агрессивного рекламного таргетинга российского продукта.

Превзойти количество российского контента и финансовые вливания в него мы физически не можем, однако увеличить целом долю и качество украинского контента у государства есть возможность.

Следя за сферами кино, музыки, книгоиздания и гейминга, мы видим, что потребность в украинском культурном продукте существует, на него есть спрос, значит решающее слово за государственной политикой выработки смыслов и поддержки украинского производителя контента.

Что касается самой девушки, то это лишь следствие этих проблем и постмодерновой реальности.

Современный цифровой мир позволяет буквально изменять пространственно-временное представление потребителя контента. Человек может находиться физически в Киеве, а в то же время, активное потребление российского масскульта вытесняет его вообще из украинского контекста.

И, поэтому, мы раз в несколько месяцев видим, как кто-то от из зумерской тусовки инстаграмщикив и тиктокеров делает что-то абсолютно самоуничтожающее — типа, оскорбить погибшего воина, сорвать украинский флаг или начать информационную кампанию против действующего военного.

Самое интересное здесь, что она может даже не осознавать, а что же такого сделала, откуда взялись недовольные люди, и что они от нее хотят.

 Более того, вследствие общественных санкций будет неудивительно увидеть подобную блогерку в раскрутке российских \ пророссийских ресурсов, когда сама она становится контентом, нарративом, который распространяют эти ресурсы для своих целей.

Итак, какой выход?

Реформа образования, подхода к интеграции в украинские смыслы (а для этого нужно их обновление и выработка на государственном уровне). Короче говоря, чтобы в книгах и на уроках была не одна печаль, а об интересных вещах не рассказывали, как на партсобраниях КПСС.

Также действенное средство — увеличение государством количества и качества изучения английского языка в образовательных учреждениях.

Хорошее знание английского позволит погружаться в оригинальный англоязычный контент. Так как российский маскульт очень редко производит что-то уникальное, а копирует уже известный и успешный западный продукт, то потребность в нем будет снижаться пропорционально увеличению потребителей англоязычного контента.

Перестройка массовой культуры. Украинцам недостаточно только ретрансляции сельского фолка и только одного периода. Почти не представлен адекватно мещанский и аристократический социальный класс, понимание казачества требует перезагрузки.

У нас вообще есть целый пласт не показанного никак позднего средневековья, с одного которого можно производить тонны контента, не говоря о других временах. А для этого нужен уход от советской исторической парадигмы и переосмысление украинской истории со стороны государства.

Первоисточник.

Публикуется с согласия автора.