Фронтмен-одиночка. Яценюк рассказал о спонсорах, сотрудничестве с ПР и будущем Тимошенко

Лидер "Фронта змін" Арсений Яценюк рассказал Фокусу о спонсорах партии, перспективах сотрудничества с регионалами, скором развале команды власти и будущем Юлии Тимошенко

За последние полтора месяца жизнь Арсения Яценюка резко изменилась. Четвертый номер на последних президентских выборах неожиданно для себя и других стал вторым. Два его главных конкурента в минувшей президентской и грядущей парламентской кампаниях – лидер БЮТ Юлия Тимошенко и глава партии "Сильная Украина" Сергей Тигипко досрочно сошли с дистанции. 5 августа по решению Печерского суда экс-премьер была арестована, а нынешний вице-премьер объявил о слиянии своего политического детища с Партией регионов. Для Яценюка эти два события означают одно: на парламентских выборах часть электората "Сильной Украины" и БЮТ, лидер которого, скорее всего, не сможет принять участие в кампании, перейдет к нему.

Впрочем, даже без дополнительных электоральных вливаний шансы оторвать приличный кусок парламентского пирога в 2012 году у Яценюка велики как никогда. По данным совместного опроса Международной организации избирательных систем и Киевского международного института социологии, он уже стал лидером в рейтинге доверия населения к украинским политикам. Его поддерживают 30% избирателей, тогда как президенту Виктору Януковичу доверяют 29%, а Юлии Тимошенко – 24%. Кроме того, "Фронт змін" – едва ли не единственная партия, чей рейтинг рос на протяжении всего года. Так, согласно последнему соцопросу Центра Разумкова, если бы выборы в Верховную Раду состоялись в ближайшее время, партия Яценюка получила бы 8,8%, всего на 6,6% меньше, чем Партия регионов, и на 4,9%, чем БЮТ.

Остановить триумфальный прорыв главного фронтовика страны может лишь выход на свободу основного конкурента – Юлии Тимошенко и обвинения в сотрудничестве оппозиционера с властью, в частности, с главным спонсором регионалов Ринатом Ахметовым. Сам Яценюк подобные обвинения отвергает. В разговоре с Фокусом он твердо заявил, что брать деньги у членов Партии регионов не собирается. По крайней мере, до тех пор, пока те официально не уйдут из бело-голубой команды.

С кем же Яценюк пойдет на выборы, пока не известно. Назвать имена первой пятерки предвыборного списка фронтмен еще не готов.

– Сейчас тема номер один – подпишет ли ЕС соглашение об ассоциации с Украиной или этому помешает дело Тимошенко. Какой вариант, по-вашему, более реалистичен?

– Давайте посмотрим, что происходит в самой Европе. Украина сейчас точно не номер один в европейской повестке дня. В Евросоюзе более актуальны другие вопросы – что делать с Грецией? Исключить ее из ЕС и развалить еврозону как таковую или спасать Грецию, Португалию, Италию, спасать европейскую экономику? Поэтому, говоря об отношениях Украины и Евросоюза, нельзя не учитывать то, что происходит в ЕС.

Вместе с тем на какой-то из полок в ЕС есть украинский вопрос, и эта полка называется "Соглашение о политической ассоциации и зоне свободной торговли". Это действенный публичный способ убедить власть прекратить политические преследования в стране и заняться реальными реформами. Будет ли договор подписан? Думаю, да. Ратифицируют ли его? Если в стране не прекратятся политические преследования, то нет. Потому что ни один национальный парламент стран – членов ЕС не проголосует за ратификацию, если Украину признают недемократичным государством. Сейчас главная задача власти – найти выход из ситуации, в которую она сама себя загнала. Если она не выберется из тупика, то это будет иметь негативные последствия не только для страны, но и персонально для нее. Власть должна это понять.

– Слияние "Сильной Украины" с регионалами и арест Тимошенко сыграли вам на руку. Это как-то повлияет на ваши планы, возможно, на стратегию парламентской кампании?

– Только легкомысленные политики могут радоваться росту рейтинга. Это не только огромная ответственность, но и тяжелый труд, большие вызовы и крупные проблемы. Ты должен принять решение относительно того, что делаешь в этой жизни и для кого. Политиком ты можешь быть лишь тогда, когда понимаешь, что делаешь это для миллионов людей, которые тебе верят, и ты обязан сделать все, чтобы оправдать их доверие. Мало кому в мировой истории это удавалось. Но примеры есть.

– Тем не менее, если откровенно, во время президентских выборов Тимошенко вела против вас мощную кампанию, называя "Фронт змін" проектом власти. Сейчас вы призываете власть ее освободить. Что будет, если она выйдет? Опять начнется холодная война?

– У нас разные партии, идеология и цели. Но наша задача – защитить институт оппозиции, который представлен и бывшим премьер-министром. Уверен в том, что она выйдет на свободу. В демократическом лагере должно быть право выбора. Люди сами разберутся, кто лучше, кто хуже. Я не собираюсь возвращаться к тому периоду, когда, к сожалению, в так называемом демократическом лагере кипела война похлеще, нежели между демократами и Партией регионов. А регионалы сидели и курили бамбук, наблюдая за тем, что происходит. Никогда себе не позволю сказать по отношению к любому, кто причисляет себя к демократическому лагерю, что это настоящие или ненастоящие демократы, проплаченные наперед или на контракте. Моя задача – бороться не с демократами, а с Партией регионов. Я сделаю все, чтобы она ушла из власти.

В Партии регионов есть пара очень достойных людей

– Борьба с Партией регионов означает, что вы не возьмете денег на парламентскую кампанию ни у одного из ее членов?

– Знаете, почему "Фронт змін" выжил в эти два года? Потому что у партии нет ни одного спонсора, от которого она зависит, – наша политсила самофинансируется. Это являлось моей главнейшей задачей – чтобы у "Фронта змін" не было финансовых акционеров. Единственными акционерами партии могут быть избиратели. Найдем ли мы финансирование на выборы? Как-то два года находили и сейчас найдем. Я в этом уверен.

Но если Партия регионов начнет валиться и оттуда пойдут люди… Там есть пара очень достойных людей. Пускай вступают во "Фронт змін", только публично, тогда можно будет об этом говорить.

– Вы сказали "если Партия регионов развалится"? Есть предпосылки? Вы что-то знаете о внутренних конфликтах внутри ПР?

– Главное – их не трогать. Раньше у регионалов не было времени перегрызться. Грызутся ведь не тогда, когда находятся в оппозиции, а когда во власти. Потому что гонимые люди только сплачивают свои ряды.

А сейчас на всех корыта не хватает. Они же не о принципах и идеях ведут дискуссии, а о том, кто и что будет контролировать. Кто таможню, кто НДС, кто госмонополии, кто бюджет, кто какие должности. Плюс внешнее давление. У партии, которая теряет рейтинг быстрее, чем предшественники, серьезные проблемы.

Они закончат хуже, чем предшественники. Те не грабили. А эти грабят

– Почему власть делает столько ошибок? Это глупость или, как говорит Анна Герман, президента просто хотят подставить?

– У нынешней власти нет стиля руководства страной, так же как не имелось его и у предшественников. Вот с Кучмой все было понятно. Он руководил государством, как заводом. А у регионалов ничего нет. Посмотрите на их окружение. Как могут руководить люди, которые никогда этим не занимались и ничему не учились? Это все равно, что я пойду делать хирургическую операцию. Да, я знаю: есть больница, есть операционная, есть скальпель. Но это не значит, что я могу резать.

Они ведут себя как обезьяна с гранатой, только в заложниках у этой обезьяны вся страна. Как они закончат? Плохо! Даже хуже, чем их предшественники. Знаете почему? Те не грабили. А эти грабят. Те были профанами, а эти и профаны, и еще злодеи.

– Как вы будете бороться со злодеями на парламентских выборах? Имею в виду предвыборные технологии. Когда-то вы сделали ставку на рекламу в стиле милитари, что будет на этот раз?

– Доверие и правда. Вот и вся концепция. Янукович ведь много чего сулил, но ничего не сделал. Поэтому на этих выборах выиграет тот, кто пообещает то, что в состоянии будет выполнить. Чтобы потом не было эффекта Обамы и Ющенко, чтобы не было сверхожиданий. Я стану придерживаться принципа: чем более реальные вещи ты говоришь, тем больше кредит доверия в будущем.

Катерина Коберник, Фокус