Битва музеев. Когда скифское золото вернётся в Украину из Амстердама

2016-12-15 18:31:00

1592 0

Эксперты рассказали Фокусу о том, почему голландские судьи приняли решение в пользу Украины и чем запомнится эта история

Когда в феврале 2014 года амстердамский Музей Алларда Пирсона торжественно открыл выставку украинских артефактов, посвящённую скифской эпохе, голландские специалисты не догадывались, что их музей попадёт в неприятную ситуацию: на часть экспонатов начнёт претендовать сразу несколько сторон.

В сентябре 2014-го часть экспонатов (из киевского музея) вернули в Украину. Однако по остальной коллекции голландская сторона решила дождаться решения суда. Суд вынес решение в пользу государства Украина.

Фокус расспросил экспертов о том, как проходил суд, на что надеется амстердамский музей и почему ситуация кажется более чем странной.

Яша Ландж

пресс-атташе Амстердамского университета и Музея Алларда Пирсона

Музей не планировал задерживать экспонаты. Выставка открылась в нашем музее в феврале 2014-го, мы планировали закрыть её в сентябре. Тогда же артефакты должны были вернуться в Украину.

Выставка была в самом разгаре, когда мы столкнулись с неожиданной ситуацией. Мы узнали о крымском референдуме и о том, что полуостров становится частью РФ. 

Две конфликтующие стороны заявили права на эти артефакты. С одной стороны, к нам обратились крымские музеи: "Эти экспонаты принадлежат нам, поэтому они должны быть возвращены нам". С другой стороны, мы получили заявление от украинских чиновников, гласившее о том, что коллекция — собственность государства Украина, поэтому должна быть возвращена на подконтрольную Украине материковую территорию.

31 октября 2014-го, в день закрытия выставки, мы решили задержать экспонаты. До оглашения решения суда. Мы обязывались хранить их, а потом вернуть тому, на кого нам укажет суд. Обе стороны — украинская и российская — к нашему решению подошли с пониманием. По крайней мере явных или скрытых угроз мы ни от кого не получали.

К хранению экспонатов наш музей подошёл максимально ответственно. Мы не только оплатили специальную страховку артефактов, но и позаботились о том, чтобы они хранились в надлежащих условиях. Да, музей понёс определённые затраты. Но мы прекрасно понимаем, что эти экспонаты того стоят, с точки зрения искусства они бесценны.

Мы не претендуем на эту коллекцию. Сотрудники музея ни разу не ставили этот вопрос, мы понимаем, что это недопустимо. С самого начала истории мы говорили о том, что действительно хотим вернуть эти артефакты. И мы будем следовать решению окружного суда Амстердама.

Это уникальная ситуация. Не только для нашего музея, но и для мира. Я ни разу не слышал о том, чтобы какой-то музей принимал выставку из другой страны, а затем не был уверен, куда и кому возвращать экспонаты. Ситуация в Крыму изменилась слишком стремительно. Обращение в суд было единственно правильным решением.

Скифское золото будет храниться в музее в течение, как минимум, трёх месяцев. Если за это время крымские музеи не подадут апелляцию, коллекция вернётся в Киев. Если же представители крымских музеев подадут жалобу, суд может пересмотреть своё решение. 

Юрий Пуголовок

кандидат исторических наук, археолог, старший научный сотрудник Национального музея-заповедника украинского гончарства в Опошне

История с этой с коллекцией — едва ли не самая обсуждаемая новость. И не только археологами, ведь дело не только в археологических находках. В первую очередь это касается имиджа нашей страны.

Очень странная получилась ситуация. Были контракты, договорённости, согласно которым голландская сторона должна была вернуть экспонаты в соответствующие сроки. Их правительство давало гарантии. По сути, это внутренний спор между Украиной и крымскими музеями (которые в этом деле позиционируют себя украинскими). Экспонаты принадлежат Государственному музейному фонду Украины, они являются собственностью украинского народа. 

Однако Музей Алларда Пирсона намеренно затянул с возвращением экспонатов. Они дождались иска от крымских музеев и, таким образом, стали третьей стороной конфликта.

Главная ценность этой коллекции — её история. В ней представлены многочисленные археологические находки, добытые украинскими археологами за годы независимости. То есть она не только представляет историко-культурное достояние древнего населения Украины, но и демонстрирует достижения нашей национальной археологической науки.

Возвращение в Украину культурных ценностей — больной вопрос. Достаточно вспомнить о вывозе артефактов в Эрмитаж в XIX–XX веке. Это до сих пор актуальная и не закрытая тема. А случай со скифским золотом только напомнил о "крымском вопросе" и обострившимся отношениям с "северным соседом".

Людмила Строкова

генеральный директор Национального музея украинского народного декоративного искусства, до июля 2016-го — заведующая Музеем исторических драгоценностей Украины

Я присутствовала на судебном заседании 5 октября 2016 года, когда велись основные дебаты. В судебном заседании участвовало 4 судьи. Кроме того, были представители крымских музеев, сотрудники Музея Алларда Пирсона и украинская делегация.

Украинская сторона получила мощную поддержку. В составе нашей делегации были юристы, представитель Министерства юстиции, представители юридической фирмы, которые представляли интересы голландских юристов в Украине, первый замминистра культуры Светлана Фоменко, первый замминистра информационной политики Эмине Джапарова, сотрудники материковых музеев, среди них была и я. Присутствовал на заседании и посол Украины в Нидерландах Александр Горин.

Когда мы слушали аргументы, выдвигаемые крымской стороной, у нас волосы вставали дыбом. Главные аргументы: раз вещи были найдены на территории Крыма, значит, нужно их туда и вернуть, нельзя нарушать целостность коллекции. "Украинские коммунисты цинично грабили крымские музеи начиная с 1958-го до 1964-го" — как вам такой комментарий?

"У крымского народа отобрали право видеть своё наследие", — заявляли представители крымских музеев. У какого "крымского народа"? Есть народ крымскотатарский.

"Коллекция разорвана, документация будет нарушена", — грозили они. Говорили, что если экспонаты не вернутся в Крым, доверие жителей полуострова к Украине и Западной Европе будет подорвано.

Ситуацию усложняло то, что крымские музеи позиционировали себя как украинские. Но ведь они зарегистрированы в России. Финансирование они получают от российского государства. Некоторые выступающие говорили, что они граждане Украины, что претензии Украины объективно не обоснованы. Прозвучало заявление о том,  что мы не имеем морального права удерживать эти экспонаты.

"Государство Украина предоставляло эти экспонаты, поэтому в Украину они и должны вернуться. И Украина самостоятельно решит, в каком из своих музеев их хранить"

Ещё один аргумент — о том, что перевоз этой коллекции на материковую часть Украины сделает невозможным дальнейшее её изучение и экспонирование. Почему они так решили? В Киеве будет создана постоянно действующая экспозиция этой выставки, чтобы её видел и украинский, и крымскотатарский, и "крымский" народ, о котором они так переживают. Если сотрудники этих музеев отважатся приехать в Украину, они тоже смогут мониторить свою коллекцию.

Судьи выслушали их аргументы спокойно. А у нас волосы дыбом встали: как можно называть себя украинцем, утверждать, что на референдуме голосовал за Украину, а потом обливать её грязью? Как можно утверждать, что Украина не боролась с чёрными археологами и не пыталась сохранить культурное наследие Крыма?

Говорили и о том, что, забирая коллекцию, Киев обрывает связь между регионами. То есть всё сводилось к тому, что коллекция должна оставаться в Крыму, и только там.

Нам очень повезёт, если Крым не подаст апелляцию в течение трёх месяцев. Тогда через три месяца можно будет говорить о транспортировке экспонатов в Украину. Однако из того, что я слышала, крымские музеи всё же намерены оспаривать это решение. Если они будут бороться за экспонаты, судебные разбирательства затянутся.

Аргументация крымских музеев строится на эмоциях. Как музейный сотрудник, я их понимаю и не осуждаю: они думают, что безвозвратно теряют свои экспонаты, поэтому цепляются за любую возможность предотвратить это.

С нашей стороны был сильный спич замминистра — переселенки из Крыма Эмине Джапаровой. Знаете, её речь произвела сильное впечатление на всех присутствующих, в том числе на судей. Она говорила мало, но ёмко. И закончила свою речь словами о том, что крымскотатарский народ, коренное население полуострова, не только не может видеть культурное наследие, оставшееся на полуострове, он даже не имеет возможности жить на своей земле.

Нужно быть честными. Если вы украинцы — помогайте Украине. Тем более что ваши экспонаты не конфискуются на пользу материковой Украины, они передаются на сохранение в Киев до тех пор, пока территория украинского полуострова оккупирована иностранным государством. Об этом говорит указ Минкультуры от 5 мая 2014 года. 

Крым не может претендовать на украинские экспонаты. Во-первых, он не является суверенным государством. Во-вторых, если бы не разрешение Минкультуры на участие крымских музеев в выставке, эти предметы не могли бы быть вывезены за пределы государства. Государство Украина предоставляло эти экспонаты, поэтому в Украину они и должны вернуться. И Украина самостоятельно решит, в каком из своих музеев их хранить.

Loading...