Еще не победа. Что происходит в Армении в период междувластия

  • Милан Лелич

Армянский политолог Рубен Меграбян рассказал Фокусу о настроениях в Ереване, текущих политических консультациях, вмешательстве России и угрозе со стороны Азербайджана

23 апреля после многодневных массовых протестов в отставку подал премьер-министр и фактический руководитель Армении Серж Саргсян.

Его отставка во многом стала сюрпризом для самих протестующих. Оказалось, что четкого плана действий у них нет, хотя главное требование озвучено – проведение досрочных парламентских выборов и отстранение от власти правящей Республиканской партии Армении (РПА). Переходное правительство стремится возглавить лидер революции Никол Пашинян, но пока пост и. о. премьер-министра занимает представитель той же РПА Карен Карапетян, имеющий тесные связи с Россией. До 1 мая армянский парламент должен назначить полноценного главу правительства, от этого и будет зависеть развитие событий. Оппозиция опасается, что в итоге всё закончится заменой одного представителя властной команды на другого. Тем более что в ситуацию публично вмешалась Россия, ранее подчеркнуто державшаяся в стороне. По тональности заявлений официальной Москвы становится ясно, что реальной смены власти в Ереване РФ не хочет. Потому говорить о победе армянской бархатной революции еще очень рано.

Фокус связался с Рубеном Меграбяном, экспертом Армянского института международных отношений и безопасности, редактором русской версии издания «Аравот». Он рассказывает, о том, что происходит в Армении.

Почему, по-вашему, Серж Саргсян ушел в отставку? Неужели он действительно испугался народных волнений или это часть какого-то хитрого плана с его стороны?

– Не нужно впадать в конспирологию. Механика всех процессов на поверхности. Конечно, есть подводные течения в виде интересов тех или иных сил, внешних и внутренних. Но главные двигатели процесса – это текущая власть и общество. Ситуация была такова, что Саргсян принял единственно правильное решение. Общество принудило его к этому. Он не счел благоразумным идти на силовой разгон демонстрантов. В этом смысле ему надо воздать должное.

Какая атмосфера сейчас на улицах Еревана, массовые акции продолжаются?

– Люди вечером в четверг собрались на митинг, где им рассказали о последних политических консультациях. В пятницу в полдень начнутся переговоры между Пашиняном и Карапетяном, причем в открытом режиме под прицелами телекамер, как заявил Пашинян. Мы вступили в такой период, что все силы позиционируют себя открытыми к консультациям. Атмосфера же была праздничной, сейчас поспокойнее, более деловая. Все понимают: кто ушел – ясно, а кто придет и что он будет делать – нет.

Серж Саргсян принимает участие в этих консультациях или он полностью отстранился от происходящего?

– Саргсян является председателем правящей на данный момент партии. Позавчера он созвал встречу с представителями фракций правящей коалиции. Соратникам сказал, что им надо найти нового лидера. Больше ничего добавить не могу.

О чем свидетельствуют многочисленные отставки министров и губернаторов, они пытаются быстро перебежать на сторону победителей?

– Во время любой революции самый аморальный сегмент политикума всегда демонстрирует чудеса беспринципности, лишь бы приспособиться к новым условиям политической среды. Это банальность, Армения в этом плане не исключение.

Республиканская партия и без коалиции обладала большинством в парламенте. Коалиция с небольшой фракцией «Дашнакцутюн» носила больше символический характер, все решения РПА может принимать самостоятельно. В РПА как такого раскола нет, хотя ряд деятелей партии заявили, что «разделяют радость народа». В то же время из партии они не выходят. В отставку подали три министра и два губернатора, которые представляют «Дашнакцутюн», а не РПА. Тем самым «Дашнакцутюн» нанесла прежде всего моральный удар по партии власти.

Складывается впечатление, что многие протестующие сейчас просто не понимают, что делать дальше. Их главной целью была отставка Саргсяна, она произошла, но дальнейшего плана действий ни у кого не было.

– Да, все обстоит именно так. К тому же люди на площади – это фактор политики, но не субъект, с которым можно вести переговоры. Политика – это не хотелки, а искусство возможного. В отличие от Украины, у которой на Западе – Польша, у нас на Западе – Турция, а на востоке – Азербайджан. Это такие два «подарка», с которыми особо не развернешься.

Смена слагаемых

1 мая должны назначить нового премьер-министра Армении. Досрочные выборы в парламент затем состоятся?

– 1 мая – это определенный Конституцией дедлайн. Сейчас у нас есть и. о. премьера Карен Карапетян, но в таком статусе он может оставаться не дольше недели. Она истекает 1 мая.

Нужно учитывать две вещи. Во-первых, нынешнее парламентское большинство не соответствует общественным ожиданиям и настроениям. Ссылки на результаты прошлогодних парламентских выборов – нонсенс, всё уже поменялось. Стало быть, Армении нужны досрочные парламентские выборы. Но это вопрос нескольких месяцев.

Потому нужно переходное правительство, которое сможет безболезненно подвести страну к этим выборам, сняв все риски, в том числе геополитические и военно-политические. Без широких консультаций и консенсуса, приемлемого для всех, Армении не обойтись. Мне кажется, что все понимают: долго этот период междувластия продолжаться не может.

Каковы шансы стать переходным премьером у лидера протестов Никола Пашиняна?

– Сам Пашинян настаивает на этом, но спрогнозировать, будет ли он премьером, на данный момент совершенно невозможно.

Несмотря на масштабность протестов, наверняка осталось немало граждан, симпатизирующих Саргсяну и власти в целом. Какова вероятность организации протестов с их стороны?

– Народ тотально поддерживает изменения в Армении – это факт.

Крайняя усталость от действующей власти – тоже факт. Поэтому не могу сказать, что у власти есть общественная поддержка. Но дестабилизация или деструкция государственности – смертельная угроза для Армении.

Можно быть за власть, можно быть за оппозицию, можно спорить о том, кто должен быть у руля корабля, но ломать руль нельзя, особенно когда штормит

Надо отдать должное: армянское общество демонстрирует очень высокий уровень гражданской и политической сознательности.

В обществе сложилась такая атмосфера, будто сборная Армении по футболу выиграла Чемпионат мира. И эта атмосфера исключает проявление ненависти и враждебности.

Если досрочные парламентские выборы состоятся, насколько они изменят политические расклады в стране? Что будет, если оппозиция проиграет?

– В ваших вопросах слишком много переменных величин. В ситуации, когда все меняется с калейдоскопической скоростью, эти политические уравнения пока не решаемы.

Но можно говорить об определенных тенденциях. Важным фактором народного недовольства было низкое доверие к власти. Власть мошенничала в вопросе выборов. Как ей доверять проведение досрочных выборов, если такие состоятся?! Их результаты ни у кого не должны вызывать сомнений. Потому надо менять избирательное законодательство и закрывать возможности для власти пользоваться административным ресурсом. Надо менять и состав избиркомов, в частности Центральной избирательной комиссии. Сейчас она состоит из истуканов, озвучивающих цифры, не имеющих ничего общего с реальным волеизъявлением людей.

Россия на удивление спокойно восприняла события в Армении, не было привычных рассказов о «госперевороте» и «руке Госдепа». И. о. премьера стал бывший топ-менеджер «Газпрома» Карен Карапетян. Москву устраивает происходящее?

– Россия после своей архипровальной политики в Молдове, Грузии, Украине сделала определенные выводы и решила лишний раз не дёргаться, когда ее не дёргают. Было понятно, что уход Саргсяна необходим, потому что он попросту плохо управляет страной, неважно, друг он России или враг. Москва увидела тотальное нежелание армян видеть Саргсяна руководителем Армении. Расточая комплименты армянскому народу, РФ оставляет себе поле для маневра в процессе формирования нового политического расклада в Армении. Почему бы не выиграть какие-то тактические очки, написав несколько строчек поздравлений?

Но вечер четверга принес плохие новости. На официальном сайте Кремля появился пресс-релиз по итогам телефонной беседы Карапетяна с Путиным. Почувствуйте разницу в статусах – президент РФ и и. о. премьер-министра Армении. Было подчеркнуто, что урегулирование кризисной ситуации Армении должно происходить на основе результатов выборов, проведенных в апреле 2017 года. Также была «акцентирована важность намеченного на 1 мая 2018 года избрания парламентом премьер-министра республики». В переводе с дипломатического языка это означает следующее: никаких досрочных выборов, парламент есть, в нем есть большинство, вместо Саргсяна у вас есть Карапетян. По факту разговора с Карапетяном получается, в Москве его видят на посту премьера Армении.

Фактически, произошла лишь смена лидера РПА, но не изменение внутренней политики. Получается, что «бунтовать против первого секретаря можно, но строй трогать нельзя».

Императивное пожелание России является серьезным фактором в нынешних переговорах. Неясно, как дальше поведет себя РФ. Пока она дистанцировалась от этих процессов, и чуть ли не ежедневно называла это внутренним делом Армении. Но не факт, что так будет и дальше, если протесты продолжатся в том же духе, особенно после первого мая. Вопреки своим предыдущим заявлениям, Россия резко вмешалась в ситуацию, и дала понять, чего она хочет.

Опасные соседи

Во время массовых протестов вопросы внешней политики Армении не поднимались. Значит, и какого-то геополитического разворота от России в сторону Европы ожидать не стоит?

– Сейчас отношения Армении и России ненормальны, они носят кулуарно-мафиозный характер и напоминают улицу с односторонним движением. Будет проведена инвентаризация этих отношений, чтобы перевести их в более цивилизованную плоскость.

Вы имеете ввиду, что Россия указывала Армении, что ей делать, а Армения должна была подчиняться?

– Это еще полбеды. Другая проблема, что это ограничивало нас в развитии отношений с Ираном, ЕС, США, Китаем. Россия надела на нас смирительную рубашку. У Армении нет никаких намерений враждовать с Россией, но мы хотим развиваться по всем азимутам, и чтобы ни один вектор не страдал за счет другого. У нас и так немало врагов, новых нам не надо.

То есть ускоренного движения Армении в сторону ЕС не будет?

– При всех успехах Украины и Грузии на пути интеграции в Европу, когда вопрос безопасности все еще не решен, говорить об этом можно лишь в сослагательном направлении. Украина смогла устоять перед российской агрессией на Донбассе за счет крови ее лучших сыновей, в то время как в ЕС еще обсуждали, вводить санкции против «Газпрома» или не вводить. То есть спасение утопающих было делом рук самих утопающих.

От западного до восточного края Украины – более тысячи километров. А Армения по территории вдвое меньше, чем оккупированные территории Донбасса. У нас нет запаса прочности, чтобы идти на такие риски.

Нужна другая стратегия. Для меня не стоит вопрос, является ли Армения европейской страной, является ли армянская культура частью общеевропейской. Этот вопрос был закрыт еще 1700 лет назад, когда в 301 году Армения приняла христианство. Но есть эмоции, а есть реалии.

Каковы риски, что ваш восточный сосед, Азербайджан, воспользуется текущей нестабильностью в Армении и обострить ситуацию в Карабахе?

– Сейчас на разных медиа-площадках Азербайджана этот вопрос обсуждается открыто. Наш сосед нас ненавидит больше, чем уважает самого себя. Он этого не скрывает, точит на нас нож, который ему дал наш так называемый «стратегический союзник» – Россия.

В Азербайджане многие потирают руки в предвкушении. Потому мы не должны оставлять им место для таких соблазнов. Они угробили свободу у себя, сейчас посягают на нашу. Этого не будет! Они столкнуться с яростью армян в самой Армении, в Карабахе и на всех пяти континентах, где проживают армяне. Это очень опасная иллюзия, что можно воспользоваться нашей текущей нестабильностью. Но если нынешнее подвешенное состояние в Армении затянется, то мы действительно в ближайшие недели или месяцы можем получить войну, это реальная угроза.