Под клобуком у Томоса. Как, выиграв битву, не проиграть войну

2018-12-21 11:01:00

2016 11
Под клобуком у Томоса. Как, выиграв битву, не проиграть войну

Фото: Getty Images

Цена украинской автокефалии может оказаться выше, чем это виделось в стенах Софии Киевской. И то, как будут развиваться события дальше, зависит от многих факторов, неосторожное обращение с которыми повлечет за собой серьезное напряжение в обществе

Точно так же, как проиграть битву еще не означает проиграть войну, выигранная битва не может гарантировать победы всей военной кампании. Сегодня поле сражения за автокефалию осталось за Украиной. Поместная церковь создана, ее предстоятель избран. До вручения Томоса — рукой подать: в январе, в ближайший сочельник. Это серьезное достижение и украинского православия, и украинской власти. Однако многое зависит от того, как будут развиваться события дальше.

Объединение: а будет ли мальчик?

С представителями УПЦ Московского патриархата на Соборе картина вышла такая, что невольно вспоминается наивный детский вопрос: два человека — это куча? То есть насколько такое число участников может свидетельствовать о том, эта церковь вошла-таки в триумвират, который и создал ПЦУ? Доводы, высказанные президентом — о том, что число епископов-"московитов" было бы больше, если бы не запугивание со стороны церковного руководства, — довольно своеобразно описывают ситуацию. Если священники были запуганы накануне, в принципе зная, чем дело завершится — поместная церковь будет создана, в то время как глава УПЦ МП потеряет титул канонического митрополита Киевского, — то где гарантия, что они и дальше не будут испытывать "священный трепет перед рукой Москвы"? Или, по крайней мере, не будут подыгрывать Москве, изображая фальшивый страх вассала перед сюзереном, утратившим власть под приветственные рукоплескания в Софии Киевской. Фактически Собор не смог в полной мере выполнить функцию объединительного. Но тревожнее другое. Если не получилось на стадии его подготовки привлечь высокое духовенство УПЦ МП на свою сторону каким-либо пряником, то дальше в дело может вмешаться кнут, сила принуждения. И тогда многое будет зависеть от того, пойдут ли миряне за священником, который будет против присоединения к поместной церкви. Или же они станут придерживаться иного мнения. Или в приходах будут наблюдаться разногласия и откровенное противостояние.

В октябре Социологическая группа "Рейтинг" опубликовала данные исследования, в соответствии с которыми 54% украинцев положительно относятся к идее создания поместной церкви, 19% — против, еще 19% — безразлично. Вроде бы социология говорит в пользу массовых переходов из старого лона в новое, братания и радостных карнавалов по этому поводу. Но на самом деле за полгода до Собора практически ни одна парафия в Украине не сменила юрисдикцию МП на КП. Притом что за несколько предыдущих лет это сделали порядка 130 таких приходов.

Повитухой при рождении национальных церквей всегда выступала политическая целесообразность. Это было типичное продолжение политики "другими методами"

Выжидание — обычное дело в преддверии грандиозных событий. Но долгое время оно может сохраняться и после него. Мирянам, как правило, не слишком сильным в канонах, нужно понять суть перемен, проникнуться их духом и т. д. И если людей на этих перепутьях начнут слишком активно агитировать за переход, это их оттолкнет. Если при этом начнется еще и борьба за храмы (потому что переход общины из одной церкви в другую возможен только с храмом), это может обернуться серьезными противостояниями.

Такие случаи в Украине уже были. Но важнее, возможно, не они, а то, что нас будет ждать впереди. Вот что, скажем, могут означать слова предстоятеля Православной церкви Украины Епифания: приходы Московского патриархата "находятся в лоне Русской православной церкви, имея украинскую регистрацию"? Как эту констатацию следует трактовать? Какие практические действия она предполагает? Вряд ли чересчур нейтральные. Собственность есть собственность. И принципиальное увеличение числа прихожан ПЦУ практически невозможно без ее перераспределения. Тут возможны любые повороты — от мирных до самых неприятных. Но почти всегда власти придется говорить свое весомое слово. Поскольку она уже вошла во вкус этого процесса.

Маневр власти: не навреди!

Как ни крути, Петр Порошенко на заключительном этапе создания поместной церкви сыграл первую скрипку, слегка отодвинув на задворки процесса самого Филарета. Президент этим даже слегка бравирует, когда, например, говорит: "Пять раз переговоры по подготовке Собора заходили в тупик, но при моем участии выход находился". Ирония истории заключается в том, что после Собора в Софии Киевской шекспировская максима "мавр (читай: власть) сделал свое дело — мавр может уйти" грозит не заработать. И дело тут не в участии президента как таковом, а в степени его участия.

Порошенко можно упрекать в моветоне. Видео, где он пересекает церковный двор под перезвон колоколов, слишком уж отсылает к путинским перформансам, чтобы возрадоваться какой-то особой мудрости нашего правителя. Но Порошенко в президиуме Собора едва ли должен вызывать нарекания. Что тут удивительного? Он активный участник процесса. Собственно, повитухой при рождении национальных церквей всегда выступала политическая целесообразность. Это было типичное продолжение политики "другими методами". Примерно так же, как война. С той лишь разницей, что на такой "войне" до поры до времени не стреляют. Так было, когда болгарская церковь отпадала от Константинополя в 1872-м, за что ее адептов даже обвинили в филетизме — принесении общецерковных интересов в жертву национально-политическим. Так было с грузинской автокефалией, восставшей из пепла в бурном 1917-м. Упрекать власть в том, что она использует данный рычаг, бессмысленно. Она выглядела бы глуповато, если бы прошла мимо такой возможности. Однако слишком глубокое погружение в реализацию этого проекта может повлечь за собой абсолютное торжество политики над вероисповеданием, доводя идею автокефалии до автопародии.

Структурам власти предстоит исхитриться и пройти между Сциллой своей эйфории и соблазна "кавалерийского" пополнения рядов ПЦУ и Харибдой провокаций

Понятно, речи нашего президента по поводу Томоса и прощания с "немытой Россией" переживут еще по крайней мере два всплеска — на Рождество и в канун выборов. Более-менее ясно и другое: до этих же временных засечек власть не станет подставлять новоиспеченного предстоятеля ПЦУ Епифания, пообещавшего не предпринимать каких-либо весомых решений до получения Томоса. Вопрос: что будет потом?

Религиовед Юрий Решетников называет Епифания неконфликтным человеком, который будет сдерживать захватнические инициативы, если таковые появятся. "Но мы не знаем, — говорит он, — какую позицию займет власть и правоохранительные органы. Я приведу один пример: в 2017 году в Коломые греко-католики захватили Свято-Благовещенский храм Украинской православной церкви (МП). Епископат УГКЦ очень резко осудил действия активистов, но это ничего не изменило. Храм остается захваченным до сих пор".

Может ли подобное поветрие с новой силой прокатиться по Украине? Да, от этого никто не застрахован. Мотивом такой динамики для власти может стать соображение, что растягивать процесс автокефализации на долгие годы неразумно и опасно. Отчасти это так и есть. Время смутное. Враг в лице Путина, Кирилла и прочих не дремлет. Действовать нужно быстро. С использованием всех возможных сил и средств. Тут-то и может начаться война политтехнологий.

Петр Порошенко на последней пресс-конференции рассказал о том, как лично предупредил сторонника "русского мира" нардепа Вадима Новинского: "Мы будем реагировать, если хоть один проплаченный автобус "титушек" появится возле Лавры". Реакция вполне здоровая. Одно но: "титушки" — универсальный инструмент. Воспользоваться им может кто угодно. И если у нас СБУ не всегда может упредить даже нападения на консульства, то поставить заслон против захватчиков у каждого храма — и вовсе задача неразрешимая. То есть структурам власти — от президента до спецслужб — предстоит исхитриться и пройти между Сциллой своей эйфории и соблазна "кавалерийского" пополнения рядов ПЦУ и Харибдой провокаций, которые, скорее всего, будут ожидать украинский социум в ближайшее время. Удастся — можно считать церковную войну выигранной. Нет — история выйдет куда менее веселая, чем у Свифта. Та, в которой тупоконечники истребляют остроконечников лишь потому, что не могут прийти к согласию, с какого конца следует разбивать вареные яйца. С тупого или острого.

Комментарии

Оставлять комментарии могут только подписчики. Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы иметь возможность оставлять комментарии.