Генштабные мучения. Почему указ президента противоречит закону о национальной безопасности

2019-02-07 10:00:00

1629 0
Генштабные мучения. Почему указ президента противоречит закону о национальной безопасности

Фото: Михаил Палинчак

Президент Петр Порошенко расширил полномочия Генерального штаба вооруженных сил Украины. Объем служебных обязанностей вырос в связи с реформой оборонного сектора для соответствия стандартам НАТО. Фокус разбирался, в чем новое положение противоречит курсу на вступление в Североатлантический альянс и действующему законодательству

Указ о новом положении о Генеральном штабе вооруженных сил Украины (ГШ ВСУ) президент Порошенко подписал 30 января 2019 года. В тот же день он вступил в законную силу. Согласно документу, ГШ ВСУ является главным военным органом по планированию обороны государства, управлению применением ВСУ, определенных сил и средств других составляющих сил обороны, координации и контролю за выполнением задач в сфере обороны органами исполнительной власти, органами местного самоуправления и другими составляющими сил обороны. Нормы нового положения разрабатывались на основе принятого в июне 2018 года закона "О национальной безопасности Украины". Но уже при первом взгляде на документ бросается в глаза противоречие положения нормам этого закона.

Своя оборона

"Давайте смотреть документ: уже во втором абзаце говорится, что Генштаб осуществляет стратегическое руководство силами и средствами ВСУ, других составляющих сил обороны, которые привлекаются к осуществлению мероприятий по обеспечению национальной безопасности и обороны, отпора и сдерживания вооруженной агрессии Российской Федерации в Донецкой и Луганской областях. Закономерно возникает вопрос: что будет, если агрессия начнется с территории Беларуси или Приднестровья? Кроме как небрежностью в подготовке это объяснить сложно. Ожидается, что реформа оборонного сектора кардинально поменяет философию военной организации государства, поэтому мы постоянно видим яростное сопротивление изменениям. Старые кадры не хотят рушить устоявшиеся коррупционные схемы", – негодует в разговоре с Фокусом источник в ГШ ВСУ.

Согласно закону о национальной безопасности, который получил одобрение НАТО, ЕС и США как отвечающий стандартам альянса, полномочия начальника ГШ и главнокомандующего разделены. Более того, в подчинении главнокомандующего находится начальник ГШ и командующий штаба объединенных сил – управление межвидовыми и межведомственными группами войск. Подобная структура применяется в армиях стран-членов НАТО. Однако в  новом  положении начальник ГШ и главнокомандующий ВСУ – одно лицо. В документе должности по-прежнему пишутся через дефис. Кроме того, начальник ГШ–главнокомандующий ВСУ делает представление министру обороны о назначении командующего штаба объединенных сил. Самого командующего назначает президент, после представления министра обороны.

Закон о нацбезопасности оставляет Министерству обороны полномочия по стратегическому управлению и развитию ВСУ, но в положении этого нет

"То, что мы видим в новом положении о Генштабе, противоречит действующим законам. Нет никакого разделения полномочий, как было заявлено перед нашими партнерами из НАТО и ЕС. Более того, единым органом военного управления становится Генштаб, а полномочия остаются в руках его начальника, который кроме этого является главнокомандующим", – рассказывает Фокусу руководитель Центра военно-правовых исследований Александр Мусиенко.

По его словам, закон о нацбезопасности оставляет Министерству обороны полномочия по стратегическому управлению и развитию ВСУ, но в положении этого нет.

Больше полномочий

Новый документ действительно увеличивает перечень основных задач Генштаба ВСУ – от участия в подготовке проекта плана внедрения и обеспечения правового режима до подготовки предложений президенту относительно назначения и увольнения председателей военно-гражданских администраций. Например, Генштаб будет организовывать разработку нормативных документов по подготовке и применению ВСУ и других составляющих сил обороны, введение их совместной подготовки для достижения оперативной совместимости с вооруженными силами государств–членов НАТО, стран–членов Европейского Союза. На него возлагаются задачи по участию в  создании национальной системы кибербезопасности и проведению ее периодического осмотра, планирование и проведение кибернетических операций. В пределах полномочий Генштаб организует во взаимодействии с СБУ и службой Госспецсвязи секретное документальное обеспечение.

Напомним, НАТО активно сотрудничает с Украиной в вопросах кибербезопасности. В октябре 2018 года генеральный секретарь альянса Йенс Столтенберг рассказывал о помощи при создании центра реагирования на киберинциденты, который станет одним из механизмов помощи в преодолении инцидентов или попыток вмешательства или взлома киберсетей.

Среди новых полномочий Генштаба также следует отметить обеспечение осуществления мероприятий по организации и поддержанию действий движения сопротивления, а также возможность определять перечень должностей, которые могут быть замещены иностранцами или лицами без гражданства. Добавилось и скрытое управление ВСУ и мониторинг и анализ космической обстановки для выполнения задач по обороне государства.

Содиректор военных программ Центра Разумкова Алексей Мельник утверждает, что Генштаб получил новые полномочия в связи с возникшим на них запросом.

"Там, где речь идет об иностранных гражданах, имеются в виду добровольцы, которые принимали участие в добровольческих батальонах с самого начала военных действий на Донбассе. Движение сопротивления – это не что иное, как силы территориальной обороны", – говорит Мельник Фокусу.

Самым важным в реформе оборонного сектора является разделение полномочий между Министерством обороны, начальником Генштаба и главнокомандующим

Бывший заместитель начальника Генштаба ВСУ генерал-лейтенант Игорь Романенко отмечает, что в Украине есть потенциал для мониторинга и анализа космической обстановки.

"Космическая разведка требует средств, которых в наших реалиях нет. Наши три спутника позволяют заниматься мониторингом и обмениваться данными с партнерами. Предоставление данных полномочий Генштабу правильное, стоит полагать, что рано или поздно боевые действия перенесутся в верхнее воздушное пространство, к этому нужно быть готовым. Перспективные разработки США и Российской Федерации в этом направлении – еще одно тому доказательство", – говорит Романенко Фокусу.

Командно-штабная игра

Романенко напоминает, что самым важным в реформе оборонного сектора является разделение полномочий между Министерством обороны, начальником Генштаба и главнокомандующим. 

"По стандартам НАТО, Генштаб находится вне влияния Минобороны, это принцип англосаксонской системы управления. У нас же, как наследника СССР, осталась прусская система, где Генштаб является частью министерства. Поэтому необходимо завершить реформу с разделением функций между ведомствами, министерство должно заниматься военно-политическими вопросами, а штаб – вопросами применения сил. Кроме того, начальник Генштаба и главнокомандующий должны быть разными людьми, а не одним лицом, как сейчас. Это касается и гражданского министра обороны", – объясняет Романенко. 

Согласно закону о национальной безопасности, с 1 января 2019 года министром обороны в Украине должно быть гражданское лицо. По словам Мусиенко, формально так и есть, но с юридической точки зрения нормы закона нарушены.

"Мы уже не честно поступили в отношении наших европейских партнеров. В октябре 2018 года министр обороны Степан Полторак подал в отставку из военной службы. Тем самым формально он стал гражданским министром. Но парламент должен был его уволить, а потом назначить, если на таком представлении будет настаивать президент. Сейчас мы имеем положение о Генштабе, которое полностью противоречит нормам закона и обязательствам перед НАТО", – говорит Мусиенко Фокусу.

По его мнению,  несоответствие полномочий начальника Генштаба действующему законодательству можно объяснить переходными положениями закона о нацбезопасности. Согласно требованиям закона, разделение полномочий между начальником Генштаба и главнокомандующим должно произойти в 2021 году. Поэтому администрация президента (АП) шлет четкий сигнал, что до этого времени никаких изменений ждать не стоит.  Фокус пытался получить комментарий от сотрудников АП, но телефоны, указанные на официальном сайте, не отвечают, а электронные письма возвращаются.   

Напомним, что по принципу верховенства права наибольшую юридическую силу имеет закон о национальной безопасности. Указ президента о положении о Генштабе ВСУ является внутренним документом, который регламентирует работу ведомства.

Loading...