Обмену подлежат. Как пойдет процесс освобождения пленных после прихода во власть новой команды Зеленского

2019-06-03 16:00:00

4280 80
Обмену подлежат. Как пойдет процесс освобождения пленных после прихода во власть новой команды Зеленского

Фото: Getty Images

Новая администрация Зеленского привлекает к участию в минских переговорах старого участника Леонида Кучму. Так же оживляются переговоры об обмене пленными. Интрига в том, кому удастся договориться об этом с Путиным — команде Владимира Зеленского или Виктору Медведчуку

Вопрос освобождения военнопленных и заложников, томящихся в застенках ОРДЛО и России, давно перешел из гуманитарной категории в политическую. Последние два года никто и не скрывает, что переговорщики — как от Украины, так и от России — ищут максимально удобный момент для обмена, выгодный с политической точки зрения для каждой из сторон. Такой обмен мог состояться накануне президентских выборов в РФ в марте 2018 года. Но тогда, по словам источников Фокуса, Украина не захотела "участвовать в предвыборной кампании" Путина. Позже стало очевидно, что Путин не отдаст людей Петру Порошенко накануне президентских выборов в Украине, чтобы не добавлять уже ему дивидендов. Сам же Порошенко тоже не очень старался вести переговоры, а лишь обещал прорыв в освобождении пленных в случае своего переизбрания.

Но победил не он, а Владимир Зеленский, который, произнося инаугурационную речь, назвал среди приоритетов возвращение всех украинских пленных. Так что этот процесс обрел новый импульс: в Администрации президента снова обсуждают план освобождения украинцев, подбирают новую команду для участия в минских переговорах и уточняют фамилии в обменных списках. Сегодня, 3 июня, Владимир Зеленский заявил, что Леонид Кучма снова будет представителем Украины на переговорах в Минске. Фокус разбирался, как может двигаться процесс и какие трудности ожидают украинскую сторону. 

Всех на всех

В Кремле заявляют, что Киеву необходимо "начать разговор об обмене по принципу "всех на всех". Украина, по словам Евгения Марчука, бывшего представителя Украины в Трехсторонней контактной группе в Минске, готова к такому обмену. Но проблема в том, что представители "ЛДНР" подтверждают пребывание у них только 27 человек из 107, перечисленных в официальном украинском списке, так что обмен блокируется.

Напомним, что после обмена пленными, состоявшегося 27 декабря 2017 года, на оккупированной территории оставалось около 30 заложников. С тех пор их число увеличилось более чем в три раза. Но ни одного человека (ни гражданского, ни военного) из тех, кого Украина внесла в списки, боевики для обмена не подтверждают.

Анна Мокроусова, руководитель общественной организации "Блакитний птах", оказывающей психологическую, юридическую и медицинскую помощь украинским заложникам, пленным и их семьям, утверждает: в течение последнего года в Минске не раз приходилось слышать от представителей Донецка или Луганска заявления о том, что у них нет того или иного заложника, в то время как Украина четко указывала место их содержания.

Не менее 129 украинцев находится в подвалах и тюрьмах Донецка и Луганска. Таковы данные правозащитной организации "Медийная инициатива за права человека"

В разговоре с Фокусом Мокроусова воспроизводит типичный диалог, звучащий на переговорах в Минске. "Вот видео, на котором вы хвастаетесь, что поймали диверсанта, значит, этот человек у вас. Нет? Монтаж?! Тогда вот справка из вашего суда, что этот человек обвинен в шпионаже и измене родине, значит, он у вас? Нет? Фотошоп?! Вот заключения экспертов об отсутствии фотошопа и монтажа. А вот три чемодана свидетельских показаний. Может, подтвердим и перейдем к следующему?" — пытаются достучаться до сознания оппонентов представители Украины. Но в ответ слышат: "Украина нас не уважает. Вы нам хамите и все врете! Вы опять сорвали процесс верификации".

Один из "неподтвержденных" — Владимир Воскобойник, военнослужащий 30-й отдельной механизированной бригады. Он исчез при загадочных обстоятельствах в ночь на 24 мая 2018 года в зоне проведения операции Объединенных сил. Ныне родственникам известно, что Владимир находится в СИЗО Донецка в одной камере еще с несколькими военнослужащими ВСУ, попавшими в плен в течение последних четырех лет. Но террористы делают вид, что Воскобойника у них нет. "Ребята, которые могут передавать письма через представителей Международного Красного Креста, пишут, что Володя с ними, — говорит Наталья Воскобойник, сестра военного. — Но как мы ни пытались отправить ему передачу в СИЗО, у нас ничего не вышло. Говорят, что такого нет. Не показали Володю и представителю ОБСЕ Тони Фришу, который посещал пленных в апреле".

По словам руководителя Центра по освобождению пленных Юрия Качанова, не подтверждают боевики и того, что в их руках находится Валерий Матюшенко. Хотя он, будучи представителем гражданского населения, удерживается террористами с июля 2017 года. Жена Матюшенко Татьяна говорит: "Мне удалось достать "справку" из СИЗО Донецка, что мой муж там. Я передала ее в СБУ. Но вытащить Валеру не получилось. После этого я собрала целую папку разных документов о его место­нахождении, но и они пока не имеют, видимо, никакого смысла. Сейчас мужа удерживают в колонии №32 в Макеевке вместе с еще десятью ребятами, которых, как и его, "осудили" за шпионаж в пользу Украины".

В СБУ надеются, что, если удастся договориться об обмене, на подконтрольную Украине территорию вернется куда больше людей, чем значится в списках РФ. Но дело даже не в цифрах, а в том, чтобы склонить российскую сторону к обмену.

В поисках переговорщика

В прошлую пятницу, 24 мая, в Администрации президента состоялась встреча Владимира Зеленского с командой, которая до недавних пор представляла Украину в гуманитарной подгруппе в Минске. Среди приглашенных были Уполномоченный президента Порошенко Ирина Геращенко и руководитель Центра по освобождению заложников СБУ Качанов. Детали разговора не разглашаются. Как прокомментировала Геращенко, они передавали "институциональную память" новой команде.

По информации Фокуса, встреча прошла конструктивно: Зеленскому сообщили о позициях Украины в Минске, передали сведения о количестве пленных и их фамилии, в ответ президент пообещал назвать имена новых представителей на переговорах. Экспертов, знакомых со списками и готовых говорить с представителями РФ, мало. Среди них, например, могла бы быть бывший украинский омбудсмен Валерия Лутковская. В свое время она посещала Минск и участвовала в верификации лиц, которых со стороны ОРДЛО включали в обменный список. Кроме того, Лутковская выступает за переговоры по освобождению в рамках "нормандского формата".

А вот кого точно Зеленский не хочет привлекать к сотрудничеству, так это Виктора Медведчука. На днях глава Администрации президента Андрей Богдан сказал: "Мы не видим его переговорщиком с нашей стороны. Если Россия видит его со своей — это ее выбор". И это при том, что ранее Медведчук был спецпредставителем СБУ в Минске и при его участии удалось организовать несколько обменов.

В последнее время Медведчук активно пытался предложить свои услуги "самого эффективного переговорщика", говоря об освобождении 62 человек из ОРДЛО в обмен на 185 лиц, разыскиваемых террористами. Среди последних — граждане РФ и лица, непричастные к войне на Донбассе. Речь, к примеру, идет о бойцах "Беркута", которых подозревают в расстрелах на Майдане. Это должно было произойти на условиях реализации медведчуковского "мирного плана" в отношении Донбасса, который включает прямой диалог с главарями боевиков, широкую автономию самопровозглашенных "республик" и возобновление экономических отношений с Россией. Реакции Медведчука на слова Богдана долго ждать не пришлось: уже на следующий день тот заявил, что выходит из переговорного процесса с РФ и переходит в оппозицию к президенту Зеленскому.

Начиная с зимы 2019 года, Медведчук не устает повторять, что ведет диалог с Россией не об обмене, а об освобождении пленных. По всей видимости, это связано с двумя обстоятельствами. Во-первых, в свое время президент Порошенко заявил о том, что кум Путина представляет интересы не Киева, а Москвы, и значит, не может участвовать в переговорном процессе. Во-вторых, в преддверии парламентских выборов Медведчук, у которого есть полная база по заложникам, не намерен делиться лаврами "освободителя" ни с кем, кроме партии, в составе которой надеется попасть в Верховную Раду. В Донецке уже поговаривают, что именно Медведчук собирается до начала июля освободить 62 заложника из своего списка. Его цель — не столько спасение людей из неволи, сколько телекартинка эмоциональной встречи освобожденных с родными, сопровождающаяся его комментариями как эффективного переговорщика.

Долгий путь домой. Освобождению украинских моряков из российской тюрьмы не помогло даже решение трибунала ООН

Задачи для президента

С начала 2019 года в плен к террористам на Донбассе попали одиннадцать военнослужащих ВСУ, восемь из которых — совсем недавно, 22 мая. По предварительной информации, в то утро водитель КАМАЗа, на котором ехали бойцы, случайно пропустил нужный поворот вблизи контрольного пункта Новотроицкое и заехал на неподконтрольную Украине территорию.

Но если подсчитать, сколько украинских военнослужащих томится в подвалах Донецка и Луганска, еще можно, то определить количество находящихся там проукраински настроенных гражданских лиц нельзя. Точно известно лишь одно: до окончания конфликта и те и другие неизбежно будут попадать в заложники, а значит, переговорный процесс об их освобождении не должен прекращаться.

Эксперты, опрошенные Фокусом, говорят, что у новой власти есть несколько приоритетных задач, с помощью которых этот процесс можно наладить и добиться освобождения. Во-первых, сформировать минскую группу переговорщиков и дипломатов. "Это должны быть профессионалы, которые не будут превращать переговоры в публичные игрища и площадку для обмена негативом, твердые в своих позициях и при этом с качествами дипломатов, что позволит в процессе общения с противоположной стороной отбросить личные взгляды", — говорит Алина Павлюк, юрист-международник Украинской правовой консультативной группы.

Во-вторых, искать альтернативную площадку для освобождения пленных и заложников, например, заручившись поддержкой европейских лидеров, вынести вопрос на встречу в "нормандском формате". "К сожалению, в последнее время у государства сместились акценты. Когда речь идет об освобождении пленных, все вспоминают лишь о моряках, задержанных в ноябре 2018 года у Керченского пролива, забывая о людях на Донбассе", — продолжает Павлюк.

В-третьих, необходимо при АП сформировать институт Уполномоченного президента по освобождению заложников — единый центр, который мог бы вести списки пленных, искать авторитетных переговорщиков, разрабатывать стратегию освобождения не только заложников в ОРДЛО, но и узников Кремля в РФ и аннексированном Крыму.

Словом, новая команда президента должна убедить и заложников, и их родных, и всех украинцев в том, что государство борется за каждого пленника не только накануне выборов, а каждый день, вне зависимости от политической конъюнктуры.

Loading...