Виноват Коломойский. Главные тезисы из интервью Гонтаревой после пожара в ее доме

2019-09-18 10:48:45

296 0
Виноват Коломойский. Главные тезисы из интервью Гонтаревой после пожара в ее доме

Фото: day.kyiv.ua

В интервью изданию LB.ua экс-глава Нацбанка Украины Валерия Гонтарева рассказала о поджогах автомобиля своей невестки и дома, подробностях ДТП в Англии и будет ли просить политическое убежище в Великобритании. Фокус собрал все самое интересное из интервью.

Подробности пожара в доме под Киевом

"На участке у нас находился один охранник. Когда пишут, что их было шестеро – полная ерунда, у меня всегда на участке только один охранник. И вот он увидел, как через забор на крышу вдруг полетели какие-то предметы… вроде как большие рюкзаки. Сразу за ними полетел фаер, произошло возгорание. Охранник тут же позвонил нам, в полицию и пожарным. Пожарные долго не ехали, за это время дом успел серьезно выгореть; потом наконец-то начали тушить – час снаружи и еще где-то два часа внутри. Дом сгорел полностью". 

ДТП в Лондоне

"Я находилась на пешеходном переходе, когда меня сбила машина – она переехала мне правую ногу. От боли, я упала в обморок. У меня полностью вывернулись оба колена… Когда я очнулась, на месте уже была полиция. Потом приехала "скорая" и отвезла меня в госпиталь Сэнт Мэри на Паддингтоне, где я провела две недели".

"От силы удара и боли очевидно, отключилась просто. Когда пришла в себя, свидетели говорили, что он (водитель, – ред.) меня видел. Я – нет, так как он выезжал из-за поворота и – от поворота, до середины пешеходного перехода, где он меня сбил – около 20 метров. То есть, не мог не видеть".

"Изначально для полиции это было обычное ДТП. Но, разумеется, мы попросили полицию посмотреть все камеры, проверить бэк-граунд водителя. Пока у нас этой информации нет, ждем от них репорт".

Угрозы и издевательства Коломойского

"Вы знаете, что меня обливали грязью, мне угрожали последние пять лет. Перед увольнением была последняя капля, когда вооруженные люди принесли к центральному входу в НБУ гроб с моей "куклой" внутри. На следующий день весь мой дом – который сейчас сожгли – расписали надписями. Семья тогда сказала: все, дальше оставаться невозможно, тут уже угроза твоей жизни. И я ушла. Но, как вы помните, меня 11 месяцев не увольняли. 6 апреля 2017 года я подала заявление; 10-го апреля на пресс-конференции заявила, что прошу меня уволить в течении месяца и 10-го мая я уйду. 10-го мая 2017 года я последний раз появилась в Нацбанке, с тех пор больше никогда там не была, но официально меня уволили, к сожалению, только 15 марта 2018 года. После этого я уехала на работу в Великобританию".

"Вся эта бригада, они не просто травят меня, но делают это нагло и еще стебутся. Тот же Коломойский ходил на YES и рассказывал, что я, дескать, "обещал отправить за ней самолет, а не машину". Эти люди уже потеряли человеческое достоинство, они хуже криминала – криминал, как минимум, детей своих врагов не трогает, а они поджигают моей невестке автомобиль. Они смеются в лицо всему мировому сообществу. История с домом – апофеоз".

На вопрос, считает ли Гонтарева Коломойского главным, кого она подозревает в произошедшим с ней, она ответила утвердительно.

О политическом убежище в Великобритании, книге и Лондонской школе экономики

"Все угрозы, которые звучали от него в мой адрес еще в марте, апреле и мае, тянули на 155 политических убежищ, но зачем мне убежище, если я – резидент Англии, который здесь живет, работает и платит налоги?".

"(Книга, – ред.) называется "Practical Manual How to Do Comprehensive Banking Reform" – "Практическое пособие как делать всеобъемлющую банковскую реформу".

"Это – пособие для других стран, как это делать. Я консультировала на эту тему уже много стран, опыт большой, есть масса примеров. Интересно, что многие вещи общные – вне зависимости от страны и если ты делаешь большую трансформацию, то алгоритм действий такой-то, начинать нужно с того-то. Ну и так далее".

"Мой Institute of Global Affairs – это think thank (аналитический центр, – ред.) . У меня было порядка семи предложений, одно из них – работа в МВФ. Но я выбрала для себя think thank, а Лондон потому, что отсюда ближе к дому, плюс сын в прошлом году поступил тут на первый курс университета и хотелось побыть немного с ним. Лондонская школа экономики – очень круто.

Общение с Порошенко

Экс-глава НБУ заявила, что не общается с пятым президентом Петро Порошенко после увольнения с Нацбанка. 

"Я уволилась 10 мая 2017-го, вернулась из отпуска в сентябре, пришла в АП с единственным вопросом: "Когда меня уволят?". Сказали, что вот-вот. Дотянули до весны. Ну, вы знаете… С того момента, ни разу его не видела. Более того, скажу честно: сейчас, когда со мной случилась трагедия, он мне даже смс не написал".

"За заявление я благодарна ("Европейской солидарности", – ред.). За каждое слово. Каждому, кто сказал хоть слово. Потому что просто уничтожать человека, как уничтожают меня, сжигать напалмом дома".

"ПриватБанк Коломойского – пирамида". Отменить национализацию банка – просто.

"Я не знаю, как так можно, когда в банк внесли 155 миллиардов - там даже не дыра в капитале была, там не было активов".

"Помните он (Коломойский, – ред.) говорил, что Порошенко хотел отобрать у него “1+1”? После этого выходит Ткаченко и говорит, что канала “1+1” никогда не было в залоге "Приватбанка". Так вот, в этом банке не то что "1+1" не было, там даже элементарно ни одной заправочной станции не было! Не было активов вообще. Это была "пирамида". А теперь в новом интервью он уже рассказывает, что Гонтарева - мессия, которая вошла в сговор с американцами и решила убить олигархов".

"Отменить национализацию просто. Достаточно решения суда. А наши суды вы знаете. Если Коломойский принимал три решения в один день еще до первого тура выборов – о национализации, персональных гарантиях и связанных лицах, то что ему мешает получить остальные решения суда, таких же “липовых”?"

"Если национализация признается решением суда недействительной, делается реституция, то есть государство забирает 155 миллиардов, и на этом месте образуется дыра. Нацбанк же не может ничего национализировать, Нацбанк может только признать банк неплатежеспособным. Поэтому есть два варианта: для больших системных банков – обращаться к Минфину за национализацией, для несистемных – обращаться в Фонд гарантирования вкладов".

Loading...