Глобальное раздвоение. Что оставит Украина в "серой зоне" после отвода войск

2019-10-11 14:20:00

1247 36
Глобальное раздвоение. Что оставит Украина в "серой зоне" после отвода войск

Фото: Виктор Ковальчук

Вследствие демилитаризации территории вдоль линии разграничения в "серую зону" попадут населённые пункты, контролируемые Украиной. Тем самым их жителей отрежут от цивилизации, оставив без защиты от боевиков. Если же украинские военные захотят вернуться, то сделать это будет непросто — их позиции наверняка займут террористы

1 октября в Минске стороны договорились о разведении сил возле села Богдановка (Петровского — со стороны боевиков) в Донецкой области и в районе города Золотое на Луганщине. Процесс должен был стартовать 7 октября, но сорвался из-за нарушения боевиками режима тишины — два дня подряд вооружённые формирования РФ обстреливали позиции украинских военных с ручных противотанковых гранатомётов, крупнокалиберных пулемётов и миномёта калибра 82 мм.

Ранее, в июне, разведение сил произошло в Станице Луганской, там условное перемирие действует до сих пор.

По последней информации, в планах президента Владимира Зеленского — отвести войска по всей линии соприкосновения. Именно об этом он хочет поговорить с лидерами стран "нормандского формата" на ближайшей встрече в Париже. А это значит, что в "серую зону" попадут десятки небольших населённых пунктов общей численностью около 50 тыс. человек. Среди них Широкино, Павлополь, Пески, Опытное, Светлодарск, Катериновка, Гранитное.

Всю неделю эксперты Министерства обороны и полицейские проводили встречи с местными жителями прифронтовых районов, уверяя, что опасаться нечего, дескать, правоохранительные органы и представители международных организаций гарантируют им безопасность. К глобальному же разведению перейдут лишь в том случае, если удастся договориться на высшем уровне об одновременных и зеркальных действиях каждой из сторон. Например, если боевики согласятся уйти из Ясиноватой и некоторых районов Донецка. В то же время министр обороны Андрей Загороднюк, приезжавший в Золотое, уверяет: "Украинские военные уйдут на расстояние, которое позволит в случае нарушения договорённостей сразу же вернуться назад".

Но местные жители не очень верят словам чиновников. Некоторые из них уже жили в бесконтрольной "серой зоне", другие находились в населённых пунктах под контролем боевиков. Они понимают, что из-за проукраинской позиции могут оказаться в опасности.

План разведения

О разведении сил на линии разграничения стороны в Минске договаривались несколько раз. Как это происходило в 2016-м, рассказывает экс-представитель в Трёхсторонней контактной группе в Минске Евгений Марчук. Он вспоминает, что Украина подготовила план разведения в районе Станицы Луганской, на отрезке от разрушенного моста вдоль реки Северский Донец до украинско-российской государственной границы. Но боевики на этот план не соглашались, ведь следующим шагом Украины было бы требование взять под юрисдикцию несколько населённых пунктов, которые оказывались в "серой зоне". По словам Марчука, без согласования этого вопроса письменно с закреплением процедуры говорить о разведении было бессмысленно. Поэтому представители ОБСЕ предложили свой вариант: разведение исключительно в районе КПВВ "Станица Луганская". После этого стороны подписали рамочное решение о разведении сил на трёх участках: в Золотом, Петровском и Станице Луганской. Но тогда процесс сорвался из-за постоянных обстрелов.

За реализацию прежних договорённостей взялись в 2019-м. Начали со Станицы Луганской. На первом этапе там происходил отвод личного состава на один километр от линии разграничения в тыл. Синхронно и зеркально, по сигналу представителей ОБСЕ. Украинские военные и боевики переходили на заранее согласованные позиции, о которых известно представителям мониторинговой миссии. Второй этап предполагал демонтаж укреплений и разминирование территорий.

Лишь бы не стреляли

Лилия (имя женщины изменено по её просьбе) живёт в Станице Луганской, недалеко от КПВВ. Говорит, что за процессом разведения и тем, что происходило после его завершения, наблюдала со стороны. "Последние три месяца у нас относительно тихо, — рассказывает жительница Станицы. — Конечно, не без того, что где-то что-то взорвётся. Но это разминирование. Может, всё наладится, хочется жить без стрельбы. То, что мы тут пережили, никому не известно, вспоминать не хочется. Хорошо, что временный мост через реку построили. Люди, которые переходят на ту сторону, довольны. Пусть и дальше стороны договариваются о перемирии".

Женщина вспоминает, как до разведения рядом с её домом были украинские военные: "На блокпосту теперь только пограничники. Полицейские патрулируют город, как и раньше. Останавливают, проверяют документы. Не у нас, конечно, местных-то уже знают".

Умышленно или нет, но Лидия всячески уходит от разговора о том, что по ту сторону линии разграничения. На другом конце разрушенного моста всё ещё стоят вооружённые люди из числа боевиков, а вблизи самого КПВВ террористы совершили ряд провокаций. Например, в июле не допустили украинских специалистов к мосту в Станице Луганской и распространили слухи о скором закрытии КПВВ, а в августе представители так называемой "ЛНР" перешли через мост на подконтрольную Украине территорию и заявили, что Станица и город Счастье принадлежат им.

Гарантии безопасности

"Я лично гарантирую, что вы будете защищены и отвод военных никак не повлияет на вашу безопасность", — заявил на брифинге 1 октября президент Зеленский жителям прифронтовых территорий. Спустя две недели людям пояснили, что, во-первых, в точках разведения будут продолжать работать местные власти. Во-вторых, вместо военных зайдут полицейские, которые будут следить за соблюдением правопорядка. В-третьих, представители международных миссий, в частности ОБСЕ, обещали мониторить ситуацию.

ОПАСНЫЙ МАНЁВР. Жители прифронтовой зоны, которую в результате разведения войск должна покинуть украинская армия, могут остаться один на один с боевиками

Но в том, что так будет в реальности, сомневается координатор благотворительного фонда "Восток SOS" Константин Реуцкий. Рассказывая о деталях разведения в Станице Луганской, он показывает фотографию другого моста через Северский Донец — железнодорожного. Движение по нему давно прекращено, а на одной из опор виднеется жёлто-синий флаг. "До разведения позиции украинских военных были на самом берегу Северского Донца и у этого моста. После того как они их покинули, ближайшие улицы превратились в "серую зону", которую никто не может контролировать. Ни полицейские, ни представители Службы безопасности не имеют права туда заходить. А вот боевики под видом местных жителей — спокойно. Что им стоит засесть в ближайших домах, две трети из которых пусты? — говорит Реуцкий. — Да, к счастью, пока серьёзных эксцессов не было. Но ситуация может развиваться быстро. В любой момент, когда представители российской оккупационной администрации решат, что условия договорённостей стали для них невыгодны, боевики могут перейти к агрессивным действиям".

Модель "серой зоны"

Если на нескольких улицах в Станице Луганской в "серой зоне", о которой говорит Реуцкий, перед украинскими позициями осталось 74 жилых дома, то после разведения в Золотом таких будет 122. А когда процесс пойдёт по всей линии разграничения, то в неконтролируемой области придётся считать не дома, а населённые пункты.

Среди них, например, посёлок Опытное, что в нескольких километрах от Авдеевки и Донецкого аэропорта. Ныне здесь живут 38 человек, до войны было около 800. Многие из оставшихся считают, что обитают на краю света, потому что к ним редко приезжают представители местной власти, а скорая помощь — никогда. "Асфальтной дороги к Опытному нет. Лишь грунтовая, то и дело зарастающая травой. Нет в посёлке магазина. Продовольствие доставляют представители международных гуманитарных организаций. Люди живут без света, газа, воды. Аптеки тоже нет. Впрочем, как и полиции", — говорит собеседник Фокуса.

Волна протестов

Родную Авдеевку на карте возможного разведения ищет и проукраинский активист Алексей. Говорит, что у них в городе о деталях плана власти известно очень мало. Последние дни пытается выяснить, попадает ли Авдеевка или её часть в "серую зону", но ответа не находит. "Представители военно-гражданской администрации призывают сохранять спокойствие, хотя и не говорят о возможных рисках, — рассказывает Алексей. — Я, конечно, на чемоданах не сижу, хотя и понимаю, что таким, как я, может угрожать, если после ухода украинских военных в город попадут боевики".

Так думают сотни единомышленников Алексея в разных населённых пунктах у линии разграничения, поэтому они выходят с протестами против разведения сил. Жители Мариуполя, Торецка, Золотого требуют, чтобы местные власти объясняли, как на практике применять "формулу Штайнмайера". Константин Реуцкий утверждает, что такие, как Алексей из Авдеевки, в случае разведения сил окажутся под ударом: "Рисковать такими людьми, как и всеми, кто живёт в населённых пунктах вдоль линии соприкосновения, нельзя. Если посмотреть на историю конфликта и взаимоотношений с РФ, выполнение российской стороной взятых обязательств, то риск неоправданный: мы отдаём не только территории, но и людей".

Волонтёр уверен, что разведения войск ждут пророссийско настроенные граждане Украины, проживающие на подконтрольных Украине территориях. "Но таких становится всё меньше, — говорит Реуцкий. — За пять лет мы видели, как люди поменялись. Есть те, кто забыли об идеях "русского мира" и стали проукраинскими активистами. Среди протестующих ныне против разведения есть такие, кто в 2014-м даже организовывали незаконный референдум. И подобные трансформации произошли благодаря не государству, а общественным организациям. Будет предательством бросать их под танки".

Реуцкий называет высказывания министра обороны Андрея Загороднюка о поддержке местным населением разведения манипуляциями: "Власть выбрала скользкую дорогу — апеллировать к мнению людей в регионе, который пострадал от конфликта. Они, даже не разобравшись, прислушиваются к словам тех, кто участвовал в его разжигании".

Под контролем боевиков

"С военной точки зрения, отход — это сдача территорий. Это билет в один конец, — говорит военный эксперт Олег Жданов. — Если ВСУ отойдут, возникнет зона, которую так или иначе будут контролировать боевики. Мы наступаем на те же грабли, что в 2016-м. Только второй раз наша позиция намного хуже: Путин не позволит нам вернуться на прежние позиции. Чтобы вернуться, придётся стрелять. А как только последует один выстрел, Украину тут же обвинят в срыве минских соглашений. Так что, скорее всего, мы просто будем наблюдать в бинокль, как приедут, например, в Опытное боевики и будут заставлять народ поставить флаг "ДНР". Люди откажутся — им сожгут дом. В лучшем случае. И представители мониторинговой миссии ОБСЕ, в большинстве состоящей из граждан РФ, никаких нарушений традиционно не заметят".

"С военной точки зрения, отход — это сдача территорий. Это билет в один конец. Если ВСУ отойдут, возникнет зона, которую так или иначе будут контролировать боевики"

Эксперт обращает внимание, что в результате отведения сил, во-первых, украинская армия потеряет сформированную за пять лет линию обороны: господствую­щие высоты, наиболее выгодные позиции. Во-вторых, отправит своих военных на необорудованные позиции в зиму. "Экскаваторами траншеи, может, и вырыли, но всё остальное обустраивать будут сами бойцы, переживая холод и мороз. Зная организационные процессы в наших Вооружённых силах, Новый год будут встречать в чистом поле", — предполагает он.

Об этом говорят и сами военные. Они не понимают, как можно уходить с мест, отвоёванных кровью побратимов, и оставлять укреплённые и насиженные позиции противнику. Но будет приказ — выполнят его.

Пока же отвод войск и в Золотом, и в Петровском откладывается минимум до начала следующей недели из-за обстрелов.

Тем временем в Кремле заявили, что не могут гарантировать отвод сил боевиков. "Республики" Донбасса — самостоятельные субъекты в урегулировании этого конфликта", — сказал пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков. По его словам, Кремль имеет на них лишь "определённое влияние". Тем самым Украину де-факто отправили вести переговоры с боевиками, вынуждая, таким образом, признать, что конфликт у нас не международный, а гражданский: воюет Украина не с россиянами, а со своими людьми.

"Шаги, на которые идёт украинское правительство, опасны с точки зрения долгосрочной перспективы, — уверен Константин Реуцкий. — Понимаю, что в них заинтересована РФ, она ожидает от наших европейских партнёров снятия санкций за такое странное возвращение территорий. Но после этого последует продолжение гибридной российской экспансии уже на всю территорию Украины. Нас загоняют в ловушку. Поэтому хочется надеяться, что у нашего президента и правительства есть какой-то мудрый план, который нам пока неизвестен. Вопрос только в том, какой он и какую цену мы заплатим за его реализацию".

То, что какой-то тайный план, связанный с разведением по всей линии фронта, всё-таки существует, косвенно доказывает информация с неконтролируемых территорий. Например, о том, что боевики ещё две недели назад готовились выходить из некоторых районов Горловки и Донецка. Но реальны ли эти намерения или это лишь очередная западня, пока не скажешь.

Loading...