Мюнхенский говор. Что сулит Донбассу новый мирный план Зеленского

2020-02-17 17:47:00

1666 13

Владимир Зеленский во время выступления на Мюнхенской конференции по вопросам безопасности в субботу, 15 февраля, высказал несколько новых идей, которые должны привести к подвижкам в решении конфликта на Донбассе. Фокус проанализировал заявления президента в Мюнхене и попытался составить возможный план.

 

Шаг первый: прекращения огня

«Мы договорились в Париже, что подтвердим приверженность всеобъемлющему прекращению огня. Но полную тишину так и не удалось обеспечить. Почти за два месяца зафиксировано более 400 обстрелов украинских позиций, в результате которых продолжают погибать наши солдаты. Нужны действенные механизмы, по которым прекращения огня состоится не на словах, а в реальной жизни», – заявил в Мюнхене Зеленский и уточнил, что не согласен с тем, что таким «механизмом» может быть прямой диалог с так называемой местной властью в ОРДЛО.

Президент анонсировал создания платформы для переговоров «Мир Донбасса», и обещал пригласить к работе переселенцев. «Они должны быть привлечены к консультациям на минском площадке и активно участвовать в обсуждении своего будущего в составе единой Украины», – сказал Зеленский в Мюнхене. А вот с главарями «республик» Украина разговаривать не намерена.

Количество обстрелов могло бы реально уменьшиться, если бы в зоне конфликта эффективно работала спецмиссия ОБСЕ. В декабре в Париже стороны договорились о круглосуточном мониторинге и зеркальное увеличение количества наблюдателей на контролируемой Украиной территории и на оккупированной, а также в районах разведения сил. Но, к сожалению, воплотить в жизнь эти планы пока не удалось.

По данным представителей Украины в трехсторонней контактной группе в Минске, с начала 2020 года боевики 146 раз не допустили на оккупированные территории Луганской и Донецкой областей наблюдателей ОБСЕ. Среди причин, по которым боевики ограничивают доступ, они называют «проведения инженерных работ» и «разминирования», хотя в это время машины гражданских проезжают через блокпост в обоих направлениях.

Шаг второй: секторальное разведение

В Офисе президента говорят, что перед тем как отводить войска, всю линию разграничения необходимо разбить на сектора. Переход от одного сектора к следующему возможен только после фиксации ОБСЕ информации об отсутствии каких-либо незаконных вооруженных формирований и техники в предыдущем месте разведения. Именно эту идею Зеленский готов предложить для рассмотрения участникам «нормандского формата».

Пока же Украина, чтобы демонстрировать прогресс после Парижа, предварительно согласилась развести силы еще в одной точке на линии фронта. Речь идет об участке в районе КПВВ «Гнутово». Военные уверяют, отведя солдат и технику на два километра, Украина стратегически и тактически ничего не теряет.

Кроме того, в Минске обсуждалось еще несколько точек. Но если украинская сторона готова создавать гуманитарные коридоры и предлагает отводить войска в районе железнодорожного моста в Станице Луганской, вблизи Авдеевки и Новоселовки Второй, то боевики хотят улучшить свои позиции и разводить силы в районе Счастья, Веселогоровки, Рассадок, Широкино и Авдеевки.

Если говорить о Широкино в Донецкой области, то этот населенный пункт на берегу Азовского моря имеет стратегическое значение. С 2014 года в нем не живут гражданские, поэтому ни о какой гуманитарной миссии не может быть и речи, но там есть позиции украинских военных, которые защищают Мариуполь. Более того, по сравнению с 2014-м годом украинские военные смогли продвинуться в сторону украино-российской границы примерно на 12 километров.

Не допустимо, считают военные, и разведение в районе Счастья, потому что там функционирует счастьенская ТЭС – стратегический объект, снабжающий электричеством север Луганской области. Боевики же, скорее всего,  заинтересованы в возобновление транспортного сообщения с двенадцатитысячным городом и открытие КПВВ. По словам Константина Реуцого, директора благотворительного фонда «Восток SOS», который часто бывает в Луганской области с мониторинговыми миссиями, одна часть местного населения поддерживают эту идею, поскольку до войны жизнь Счастья была тесно связана с Луганском, другая – активно вступает против, чувствуя угрозу для себя и для города со стороны комбатов с  неподконтрольных территорий: если Россия захочет, им легче будет наступать.

Шаг третий: контроль над границей

Это, пожалуй, один из самых сложных вопросов. В Германии Зеленский еще раз повторил: украинская сторона согласна на совместный контроль границы наравне с представителями ОБСЕ и представителями ОРДЛО.

Эксперты отмечают, что не совсем понятно – речь идет о совместном патрулировании временно оккупированных территорий или все-таки взятии под контроль 400-километров государственной границы.

«Русские навязывают «совместное патрулирование», но категорически против «совместных пограничных стационарных постов», – уверен военный эксперт, полковник запаса Александр Носов. – Патруль можно обмануть, и направить не туда, где ему следовало бы быть в этот момент времени. Наличие совместных пограничных постов мешает перевозить скрытно или «внаглую» оружие и боеприпасы и , главное, не требует разворачивания на территории Украины баз для личного состава патруля из состава РФ».

Что же касается состава, то можно предполагать, что Россия будет настаивать на участии трех сторон: Украины, России и «ЛДНР». Представители ОБСЕ могут быть лишь посторенними наблюдателями.

Что дает такой план представителям ОРДЛО и России? Первым – фактически легализацию, вторым – шанс из страны агрессора превратится в посредника и миротворца. Кроме того, представители РФ смогут находиться на территории Украины легально и неограниченный срок.

Носов обращает внимание на опыт конфликта на Балканах. После отвода войск на границы Сербии и Хорватии в районе города Вуковар, серую зону заняли войска ООН, доступ к ней не был ограничен хорватским и сербским военным. Спустя время туда ввели полицейскую миссию.

Шаг четвертый: амнистия боевикам

Сложным считается и вопрос амнистии. Президент Зеленский говорит: «Люди, которые стреляли в украинцев, боевики, они, конечно, должны быть наказаны».

Политолог Александр Палий считает, что власть умышленно замалчивает сложность проблемы: «Зеленский не говорит о недопустимости амнистии террористам, совершившим тяжкие преступления. Поскольку тяжкими преступлениями согласно украинскому законодательству есть все преступления, за которые предусмотрено более пять лет заключения, выполнения подписанного означало бы освобождение Донбасса от 50-100 тысяч террористов и коллаборационистов».

Эксперты отмечают, что институт помилования широко применяется в международной практике после завершения военной фазы конфликта. Как правило, ее дает победившая сторона проигравшей, чтобы привлечь ее к развитию страны и нормализации отношений.

«Вопрос амнистии возникает уже после завершения вооруженного конфликта и решается государством, исходя из требований международного права, – говорит Алина Павлюк, юрист Украинской правовой консультативной группы. – Но при этом важно понимать, что виновные в военных преступлениях и преступлениях против человечности не могут подлежать ни амнистии, ни помилованию. Но до начала дискуссии об условиях амнистии, в Украине необходимо четко оценить и аргументировать свою оценку – какой вооруженный конфликт происходит на востоке, и как квалифицировать преступления, которые были совершены. Сейчас наша страна не готова к решению вопроса об амнистии, не смотря на то, что общие ее положения и прописаны уже в статье 3 закона об особом порядке управления на Донбассе. Обсуждать ее детали пока нет достаточных правовых оснований и результатов проведенных расследований».

Шаг пятый: местные выборы

Завершающей действием после успешной реализации плана по безопасности – прекращения огня и взятия под контроль границы, – на Донбассе должны быть местные выборы. Зеленский говорит, что Украина будет готова проводить их на всей территории страны, включительно с отдельными районами Донецкой и Луганской областей и Крымом, уже осенью 2020 года.

Глава Комитета избирателей Украины Алексей Кошель настаивает – президент торопиться. Эксперт уверен: подготовить и провести демократические выборы на оккупированных территориях в конце октября 2020 года практически невозможно. Он объясняет это тем, что местные жители не будут готовы к таким выборам, в первую очередь, информационно – в Луганске и Донецке почти не присутствуют украинские СМИ, а значит – агитацию проводить невозможно. Кроме того, там должны свободно работать представители партий, наблюдатели, международные организации. То есть им должен быть обеспечен безопасный доступ не накануне, а задолго до этого, чтобы все они могли наладить свою работу. «Другими словами, я, как эксперт, или вы, как журналист, должны свободно поехать в Донецк и работать там», – говорит Кошель. – Думаю, это будет возможно через несколько лет».

«Мюнхенский заговор»

Тем временем в Мюнхене появился еще один неожиданный документ: «12 шагов для большей безопасности Украины и евроатлантического региона». Его авторы – не президент Украины и не премьер, и даже не группа народных депутатов ВР. Сценарий для Украины написали международные эксперты, которые выбрали конференцию как лучшую площадку о нем заявить.

И заявить получилось, ведь документ вызвал шквал критики, как со стороны украинской делегации, так и наших международных партнеров. Более того, в экспертных кругах его уже успели назвать «антиукраинским планом» и «мюнхенским заговором».

И все потому что «12 шагов» оказались слишком уж похожи на «мирный план России для Украины».

«Авторы предложили навсегда забыть о Крыме и взяли Троянского коня ОРДЛО, поблагодарили агрессора и сняли с него санкции. Разработчики этого плана явно действовали в интересах России, щедро давали деньги на такие инициативы. Я регулярно отказываю европейцам, которые предлагают писать за большие деньги подобные исследования, потому что там торчат уши россиян», – комментирует документ Анатолий Октисюк, аналитик Центра Дом демократии. Он уверен: «появление подобного плана – это «проявление российской гибридной войны на экспертно-аналитическом уровне».

В документе всего 12 пунктов. Как минимум два из них неприемлемые, а три – сомнительные.

В частности, сомнительными Александр Сушко, исполнительный директор Международного фонда «Возрождение», называет позиции о восстановлении торговли между Украиной и Россией по принципу зоны свободной торговли. «Украина в свое время сделала все возможное для того, чтобы у нее была нормальная зона свободной торговли «на Восток и на Запад». И так было бы, если бы РФ не решила прибегнуть к военной агрессии», – говорит Сушко.

Тем временем в украинском МИДе предложения экспертов назвали «частной инициативой», а лично президент Зеленский напомнил, что без Украины нельзя обсуждать украинский вопрос.

Loading...