Кого слышит Донбасс. На что будут похожи выборы в ОРДЛО

2019-11-20 09:47:00

1023 44

К возможным местным выборам в ОРДЛО готовятся по обе стороны линии разграничения. В Донецке и Луганске намекают: без России не обойтись. В Киеве же политики заявляют, что и в оккупации есть люди, готовые представлять их политсилы

1 октября в Минске Украина согласилась на "формулу Штайнмайера". В тот же день Владимир Зеленский заявил, что не переступит определённые "красные линии". А также объяснил, при каких условиях могут состояться выборы. Сначала парламент принимает специальный закон, который закрепляет проведение выборов. Параллельно прекращаются обстрелы, выводятся иностранные войска и берётся под контроль государственная граница Украины. И только после этого можно приступать к организации выборов — по украинским законам, с участием украинских политических партий, международных и отечественных мониторинговых миссий, журналистов. Однако многие эксперты поставили под сомнение возможность проведения выборов на озвученных президентом условиях. Тем более настроения жителей оккупированных регионов для Киева — загадка.

Оптимистичные "слуги"

"Вы знаете, что там уже есть люди, которые готовы идти на выборы от "Слуги народа"?" — заявил в комментарии одному из изданий советник секретаря Совета национальной безопасности и обороны Сергей Сивохо. Он также сказал, что члены Зе-команды уже изучили электоральные предпочтения на оккупированных территориях Донбасса.

В комментарии Фокусу бывший шоумен более осторожен. Не желает говорить ни о соцопросах, ни об общих электоральных симпатиях: "У меня в программе работают либо жители Донецка, либо люди из области, у всех есть контакты. Из наших частных бесед с ними мы узнаём, какая там обстановка. Это правда, что некоторые мои друзья хотят представлять "Слугу народа". Я им говорю: "Сидите спокойно, пока вас куда-то не загребли", — рассказывает Сивохо.

В свою очередь новый глава президентской политсилы Александр Корниенко даёт понять: на самом деле в "Слуге народа" пока даже не представляют, как можно вести партийную работу на оккупированных территориях и регистрировать там ячейки. "Но тенденции надо иметь в виду", — уточняет он.

Тенденции, похоже, для "слуг" неоптимистические, несмотря на аккуратность в высказываниях президента Зеленского и его команды. Во-первых, в ОРДЛО сейчас идёт намеренная дискредитация Владимира Зеленского. А во-вторых, началась новая волна отторжения всего украинского. "Весной во время президентской предвыборной кампании более половины эфирного времени было заполнено новостями из Украины. Особенно присматривались к Зеленскому — его шаги местные журналисты комментировали сдержанно. После победы пытались спрогнозировать, какими будут его действия, ждали быстрых решений в вопросе мира на Донбассе. По телевизору говорили: Зеленский должен отвести войска, оформить автономию и помочь восстанавливать регион", — рассказывает нам Анна из Макеевки. Настоящее её имя, как и фамилию, мы не называем в целях безопасности.

Сегодня ситуация изменилась. По словам женщины, в последнее время телевизионщики пытаются всячески унизить Зеленского. "Мол, какой он главнокомандующий, если не может отвести войска? Ролики на эту тему запускают не реже чем рекламу подгузников", — делится наблюдениями местная жительница.

"Авторитета у Зеленского в ОРДЛО нет. От него хотят получить лишь материальные блага — возмещение причинённого Украиной ущерба. Все остальные вопросы на оккупированных территориях собираются решать напрямую с Россией", — говорит ещё один наш собеседник, часто бывающий на неподконтрольной территории Донбасса.

Условные посредники

Как теоретически могут голосовать жители ОРДЛО, можно судить по результатам парламентских выборов в прифронтовых зонах. Там победа досталась представителям бело-голубого лагеря — "Оппоблоку" и "Оппозиционной платформе — За жизнь" (ОПЗЖ). Например, уже упомянутый Сивохо баллотировался от "Слуги народа" в 49-м мажоритарном округе Донецкой области с центром в Дружковке и занял третье место. На первом оказался кандидат от ОПЗЖ Валерий Гнатенко.

Местные жители рассказывают, что в марте — апреле в программах новостей по всем четырём телеканалам Донецка активно показывали деятельность кума Владимира Путина — лидера ОПЗЖ Виктора Медведчука. "Даже видео в YouTube начиналось рекламными роликами о нём, — говорит Ирина из Донецка. — Темы разные. Например, как Медведчук вместе с Юрием Бойко летает в Москву за дешёвым газом, представляет мирный план для Донбасса, стремится войти в минский процесс".

Именно Медведчук и Бойко лидируют в "рейтинге доверия" местных жителей, согласно опросу Украинского института будущего и издания "Зеркало недели", свидетельствующем о желании людей в ОРДЛО жить в составе РФ.

Но последние несколько месяцев, по наблюдениям жителей ОРДЛО, Медведчук и Бойко практически не появляются на телеэкранах, от их имени говорит украинский политолог Вадим Карасёв.

К выборам в ОРДЛО активно готовятся сторонники не только Медведчука и Ахметова, но и Зеленского

В беседе с Фокусом последний признаёт: сейчас сторонники Медведчука — Бойко и Ахметова активно готовятся к предстоящим местным выборам в ОРДЛО. "Важно, с какими месседжами идут украинские политики на оккупированную территорию, — отмечает он. — Те, кто постоянно повторяет, что там живут террористы и коллаборанты, возводят ментальную стену, которая превратится в реальную".

По словам источников Фокуса, больше всего сейчас пиарится на телевидении непризнанных "ЛНР" и "ДНР" соратник Медведчука Андрей Лесик. Напомним, что он бывший депутат Харьковского городского совета, член политсовета ОПЗЖ. Несколько лет назад СБУ задерживала его по подозрению в сепаратизме. Присутствует в ОРДЛО и реклама партии видеоблогера Анатолия Шария. Скорее всего, его поддержат активные пользователи интернета, молодые люди, которых в ОРДЛО осталось не так уж и много.

Жертвы телевизора

Впрочем, наибольшим авторитетом у жителей оккупированных регионов пользуются российские телеведущие: Владимир Соловьёв, Ольга Скабеева и Дмитрий Куликов. Некоторые люди даже путают их с политиками. "Они уже так примелькались, что телезрители готовы за них голосовать, — говорит часто бывающий в ОРДЛО юрист Владимир. — Их показывают не только по российским каналам, но и по местным. На экраны ОРДЛО вернулся фестиваль "Русский мир" — людям промывают мозги идеями о единении с Россией, украинцев называют "хунтой", "фашистами".

По словам местных, о союзе с Россией мечтают те, кто либо воевал на стороне боевиков, либо служит в местных "госорганах", например, полиции, прокуратуре и судах. Или кто неожиданно разбогател, скупив за копейки брошенные квартиры. У большинства таких людей уже есть российские паспорта с пропиской на территории РФ.

"Может, они видят себя где-то в Госдуме РФ, но общей массе людей на это наплевать, — уверен Владимир. — Простые люди хотят прекращения войны, даже те, кто верил в "светлое будущее с Россией", устали от обстрелов и бедности. Зарплаты в госсекторе упали. Знакомая работает деловодом в детском саду, за прошлый месяц получила около 2 тыс. руб., то есть 800 грн. Такие люди не говорят ни о каких выборах — ни о российских, так как уже увидели "настоящую" поддержку РФ, ни об украинских, ведь подобные разговоры небезопасны".

О политике не говорим. За неправильные взгляды могут бросить в подвал

Атмосфера страха

Усталость и страх — вот что чувствуют большинство жителей ОРДЛО. Результаты вышеупомянутого соцопроса Института будущего простые граждане воспринимают довольно скептически. Старых украинских политиков они уже забыли. А Зеленскому хотят верить, но понимают: он мало что способен изменить в их жизни. "О политике мы стараемся вообще не говорить, — продолжает наша собеседница Анна из Макеевки. — Разве что где-то на кухне. Давно такого нет, чтобы кто-то на улице спорил: за Россию ты или за Украину. Все понимают: неугодных арестовывают и бросают в подвалы. Здесь все за всеми следят, а если и не следят, то ждут, что будут следить, прослушивать". Наша собеседница рассказывает: одна из её знакомых работает в парикмахерской. Однажды к ней пришли двое мужчин в камуфляже и предложили за вознаграждение выводить клиентов на откровенные разговоры об Украине, записывать их на аудио и передавать им. Таким образом местная власть пытается выявлять проукраинских граждан. "Все разговоры с соседями, как правило, сводятся к тому что "светит солнце, обстрелы не слышны". Люди не доверяют никому. Когда была так называемая перепись населения, мы даже двери не открыли. И наши соседи тоже. Мне лично сложно представить, чтобы сотни людей пустили к себе в квартиры посторонних и ответили на вопросы социологов о персоналиях и выборах. А даже если и отвечали, то вряд ли говорили правду", — делится с Фокусом Анна.

Избирательный процесс

"Знаете, как здесь проходили так называемые местные выборы? Под страхом заставили людей во­йти в комиссии, говорили, если кто-то не согласится, пойдёт в "министерство госбезопасности" объясняться. Например, в одной комиссии было восемь членов. А за весь день на избирательный участок пришло семь человек, — рассказывает Алексей из Снежного под Донецком. — В результате после официального закрытия участков люди всю ночь заполняли бюллетени и придумывали протоколы. В то же время в центре города создали картинку для российского телевидения: согнали в одно место пенсионеров, бюджетников, которые боятся потерять выплаты, студентов и организовали очередь".

Глава Комитета избирателей Украины Алексей Кошель говорит, что вопрос, за кого будут голосовать, второстепенный, главное — сможет ли Украина организовать на той территории свободные и демократические выборы. "Власти утверждают, что выборы могут состояться либо весной, либо осенью следующего года. Оба срока фантастические. Не думаю, что к этому времени лидеры парламентских фракций смогут свободно приехать в Донецк или Луганск, чтобы провести агитацию. Для этого проживающие там люди должны вернуться в политическую систему Украины — участвовать в деятельности общественных организаций, политических партий", — поясняет Кошель.

А Карасёв сомневается, что на оккупированной территории вообще возможны свободные выборы при участии "Свободы" или "Правового сектора". "Вряд ли у политических сил, стоящих на жёстких позициях относительно Минска и России, есть шансы на участие, а тем более — победу", — предполагает эксперт, к которому прислушиваются в ОРДЛО.

Вопрос амнистии

Кошель настаивает: необходимо запретить баллотироваться тем, кто работал в оккупационных администрациях или органах местного самоуправления. Это можно сделать с помощью специального закона об амнистии. Если этого не произойдёт, нет никаких надежд на смену лидеров. ОРДЛО будут руководить новые ставленники России, которые формально не участвовали в начале конфликта. Ведь Россия уже успела избавиться от "полевых командиров" — Захарченко и Плотницкого. Карасёв намекает: в ОРДЛО ожидают, что под амнистию попадут все, у кого руки в прямом смысле слова не были в крови.

Но предполагает ли будущий закон об амнистии полный запрет баллотироваться "республиканским" чиновникам, пока непонятно. Некоторые представители пропрезидентской партии допускают: кто-то из ныне "легитимных" местных политиков сможет остаться. Например, нынешний советник секретаря СНБО Максим Ткаченко говорит: "Мне кажется, что и на той стороне во власти есть профессиональные, вменяемые, честные и порядочные люди, которые хотят мира, хотят возвращения территорий, но по разным причинам остаются там. Я не исключаю, что кто-то из них сможет остаться в команде новой власти".

В то же время украинские эксперты напоминают: статья 37 Конституции запрещает формировать политические партии группам лиц, поддерживающим насилие и терроризм. А "ЛДНР" в Украине считаются террористическими организациями, о чём говорится в сотнях судебных решений.

Российские журналисты Владимир Соловьёв и Ольга Скабеева настолько примелькались, что в ОРДЛО готовы за них проголосовать

Председатель правления гражданской сети ОПОРА Ольга Айвазовская отмечает, как важно в вопросе выборов в ОРДЛО ссылаться на международные стандарты и украинское законодательство и не принимать во внимание политические мотивы. С соблюдением этих условий, по её прогнозам, выборы могут состояться не менее чем через два года после окончания конфликта.

По одному из предположений, разговоры о выборах и кандидатах на оккупированных территориях — не более чем часть политической игры, искусственные вбросы. И всё для того, чтобы прозондировать почву: как реагируют на такую информацию не только граждане на оккупированной и подконтрольной Украине территории, но и представители украинского политикума. На какие компромиссы они готовы пойти, чтобы получить симпатии в регионе?

Loading...