Защитный рефлекс. Как дело Сергея Стерненко стало политическим

  • Татьяна Катриченко
Защитный рефлекс. Как дело Сергея Стерненко стало политическим

Фото: Getty Images

Дело активиста Сергея Стерненко, обвиняемого в убийстве, оказалось одним из самых громких после окончания Майдана: со столкновениями с полицией, задержаниями протестующих и требованиями отставки генпрокурора, министра МВД и даже президента. Фокус разбирался, почему Стерненко оказался на судье подсудимых и о каком политическом давлении говорит сторона защиты

Три дня в Шевченковском районном суде Киева судьи Владимир Бугиль и Елена Мелешак избирали меру пресечения для Сергея Стерненко. Прокуратура требовала круглосуточный домашний арест. Сторона защиты предлагала отпустить под личные обязательства – на поруки подозреваемого готовы были взять около трехсот человек, в том числе более десяти нардепов. В результате судьи полностью поддержали обвинителей – до 13 августа Стерненко должен будет находиться в квартире в Киеве и носить электронный браслет.

Череда нападений

Сергей Стерненко – 25-летний одесский активист, бывший глава областной организации "Правого сектора". В 2017 году участвовал в протестах против застройки Летнего театра и части городского сада в центре Одессы. "Я вышел на акцию протеста против действий мера города Геннадия Труханова и его бизнес-партнера Владимира Галантерника, стримил, за что меня и посадили в СИЗО", — объяснял возникновение конфликта сам Сергей Стерненко. Осенью 2017-го полиция объявила Стерненко подозрение в организации и участии в массовых беспорядках. На свободе активист оказался после уплаты 600 тысяч гривен залога. Сумму внес нынешний министр здравоохранения, а тогда глава Одессой ОГА Максим Степанов. По словам самого активиста, после освобождения ему стали угрожать.

КИЛЛЕР С ТРАВМАТОМ. Сергей Стерненко на фоне Абзала Баймукашева / Facebook: Сергій Стерненко

Далее последовали три нападения. Первый раз 7 февраля 2018-го. Тогда неизвестные разбили Стерненко голову, порезали ногу, испортили автомобиль. Личности нападавших до сих пор не установлены. "Я уверен, нападение было заказное – меня ждали возле дома, поэтому попросил у полиции охрану. Мне отказали", – скажет впоследствии одессит. Второй раз в Стерненко стреляли резиновыми пулями. На этот раз нападавшего Стерненко догнал, им оказался 39-летний уроженец Казахстана Баймукашев Абзал Амангалийович. Третий раз нападение случилось спустя три недели – 24 мая 2018 года. В результате этого происшествия двое нападавших были ранены. Иван Кузнецов умер на месте. Александр Исайкул задержан полицией, но вскоре отпущен без объявления подозрения, что позволило ему уехать из страны. По словам адвокатов Стерненко, Исайкул находится на территории РФ. Сам же Стерненко до последнего времени был в статусе потерпевшего.

Официальное обвинение

Три уголовных производства о нападениях на Сергея Стерненко сначала расследовала Нацполиция. Но осенью 2019 года генпрокурор Руслан Рябошапка передал их в Главное следственное управление СБУ. Он пояснил: необходимо проверить информацию о возможной причастности к нападениям представителей местной власти и полиции. Преемница Рябошапки Ирина Венедиктова решила не забирать у СБУ истории активиста, но сменила группу прокуроров, которые не согласились сообщить Стерненко о подозрении в совершенном преступлении.

И, действительно, в своих публичных выступлениях Венедиктова не раз говорила, что подозрение будет объявлено – вопрос в квалификации. Мол, в Офисе генпрокурора решают: это было умышленное убийство или убийство при превышении пределов необходимой обороны. Вариант самообороны не рассматривался.

В результате 11 июня 2020 Сергею Стерненко СБУ объявило подозрение в умышленном убийстве и незаконном ношении холодного оружия. В суде во время избрания меры пресечения следствие настаивало: Стерненко, защищаясь во время нападения, ранил двух человек, а потом догнал Кузнецова и нанес ему смертельное ранение ножом в сердце. По их версии доказательством этого факта является то, что тело погибшего было найдено почти в ста метрах от места первой схватки.

Версия Стерненко

"Сторона обвинения была бы рада читать мой некролог, но поскольку этого не произошло, они читают сообщения о подозрении. Но любое сообщение о подозрении лучше, чем некролог", – сказал в зале суда Сергей Стерненко. Он продолжает настаивать: пытался защитить свою жизнь, отражая третье по счету нападение на него.

Адвокаты говорят: Стерненко нанес удар Кузнецову еще на месте инцидента, защищаясь, и ранил обидчика, а уже потом Кузнецов, находясь в сознании, смог пробежать около ста метров и упал. По их мнению, эту версию могут подтвердить медики. "Травма сердца никогда не приводит к моментальной потере сознания и моментальной гибели. Пациент всегда некоторое время может двигаться, может говорить и совершать какие-то действия", – объясняет врач-хирург, экс-заместитель министра здравоохранения Александр Линчевский. Слова коллеги подтверждает и фронтовой медик Александр Данилюк.

Прокуроры не соглашается. "Человек, которому нанесены такие телесные повреждения, был одет в футболку. Мог ли он пробежать такое расстояние, не оставив по пути следования ни одной капли крови?" – спрашивает обвинитель Николай Бозовуляк.

В свою очередь адвокаты Сергея Стерненко называют версию прокуратуры не просто сфабрикованной, но и политически мотивированной.

Политическая составляющая

Возможно, обо всех этих нападениях на Сергея Стерненко широкой общественности вряд ли стало бы известно, а сам активист так бы и оставался известной личностью в узких кругах Одессы, если бы не одно "но". К кампании с требованием привлечь Стерненко к ответственности за смерть Ивана Кузнецова включилось ряд известных политиков и блогеров, среди которых Илья Кива, Анатолий Шарий, Елена Лукаш, Андрей Портнов. Последний год они записывали видеоблоги о деле Стерненко, писали посты в социальных сетях и публично обращались к руководителям правоохранительных органов с вопросом: "когда сядет Стерненко, который совершил умышленное убийство Ивана Кузнецова?".

"Именно этих людей Стерненко может благодарить за известность. Они пытались раскрутить тему наказания для руководителя "Правого сектора", "радикала" Стерненко, – говорит Ольга Решетилова, координатор проектов по защите гражданского общества Украинского Хельсинского союза по правам человека. – И вызвали ответную реакцию в обществе. Теперь Стерненко может быть символом борьбы за права и свободы, в частности за право на самозащиту".

Тем временем защита Сергея, да и сам активист, документируют все высказывания чиновников, политиков и лично президента Зеленского, который называет историю "сложной, неправильной, уголовной". Пакет документов юристы планируют передать в Европейский суд по правам человека как нарушение статьи 18 Европейской конвенции, указывающий на политическое преследование. Ранее ЕСПЧ, например, признавал политическую составляющую преследования Юлии Тимошенко.

ГРУППА ПОДДЕРЖКИ. На поруки подозреваемого готовы были взять около трехсот человек, в том числе более десяти нардепов

Слова адвокатов прямо в суде, а ранее на заседании временной следственной комиссии ВР, подтверждает действующий прокурор Андрей Радионов. Именно он в момент прихода Венедиктовой в Офис генерального прокурора был процессуальным руководителем в деле и отказался подписывать подозрение Стерненко. "Считаю, нынешнее подозрение составлено необъективно и предвзято", – говорит он сегодня. Радионов указывает, что чувствовал давление со стороны генерального прокурора. Он в отличие от замгенпрокурора Виктора Трепака, который только в интервью журналистам заявлял о вмешательстве, подал жалобу в Совет прокуроров. Правда, Радионов не получил результатов: в ответе написали, что его предположения не подтвердились. Прокурор после вопроса адвокатов пояснил: "Деятельность Совета прокуроров, по сути, это такой себе коврик перед дверью, об который руководство по необходимости или без вытирает ноги. Они защищают кого угодно, только не прокуроров от вмешательства руководителей".

Сторонники Сергея Стерненко говорят о невозможности делать акцент только на убийстве Ивана Кузнецова и настаивают на необходимости рассматривать три нападения на активиста и ситуацию в Одессе в комплексе.

Очевидно, в ближайшее время мы станем свидетелями достаточно громкого и публичного процесса с массовыми акциями протестов и бесчисленными политическими заявлениями.