Чем должны заниматься женщины в парламенте

2019-06-22 08:10:00

172 9
Чем должны заниматься женщины в парламенте

Украина по женскому представительству в Верховной Раде существенно отстает от развитых европейских стран. В Верховной Раде VIII созыва уровень гендерных квот не превысил 12% при необходимых 30%. Фокус подсчитал количество женщин в первых десятках партийных списков, узнал, кто они и расспросил у экспертов по гендерным вопросам, насколько эти дамы сильны в политике

Мировая практика: лидер Исландия

Внедрение законодательных гендерных партийных квот в Украине обусловлено пропорциональной избирательной системой с закрытыми списками. То есть партии самостоятельно отбирают женщин, которые пополнят их избирательный список. Законодательная квота в 30% действует с 2013 года – после принятия закона «О выборах народных депутатов Украины». Однако в 2014 году по результатам досрочных парламентских выборов стало понятно, что лишь 20 из 29 политических сил «позволили» женщинам фигурировать в проходной части своих списков. Предыдущие попытки Украины дать равные права и возможности женщинам в политике были и вовсе безрезультатны. В итоге, в отчете Комитета ООН по ликвидации дискриминации среди женщин в Украине были сделаны замечания по таким пунктам: «недостаточное представительство женщин на высших уровнях власти в ряде сфер, связанных с деятельностью общества и непринятие таких мер по борьбе с дискриминацией, как внедрение квот». А по итогам 2018 года, обнародованным Всемирным экономическим форумом, Украина заняла 69-е место из 149 стран в рейтинге индекса гендерного разрыва (The Global Gender Gap Index). Из отчета следует, что наилучший результат имеет Исландия, закрывшая вопрос гендерного разрыва на 85,8%.

В мировой практике законодательные квоты распределены на зарезервированные места и законодательные кандидатские квоты. В первом случае речь идет о количестве мест для женщин, определенных государством в избирательном органе. При этом создается отдельный список женщин-кандидатов, конкурирующих между собой. Такие «жесткие» типы квот существуют в Руанде (57%), Афганистане (28%), Ираке (27%) и Бангладеш (20%).

Гендерные квоты прописаны в конституциях Афганистана, Эквадора, Гаити, Сербии, Франции, в законах о выборах ОАЭ, Бельгии, Киргизстана, Узбекистана, Португалии, Панамы, Южной Кореи. Отдельные законы о законодательных квотах действуют в Бельгии, Греции, Ирландии, Испании, Италии, Польше, Португалии, Словении, Франции.

Но наиболее распространены в мире добровольные партийные типы квот. Они действенны в Австрии, Великобритании, Греции, Испании, Италии, Кипре, Литве, Люксембурге, Мальте, Нидерландах, Германии, Румынии, Словакии, Словении, Венгрии, Франции, Хорватии, Чехии, Швеции и разнятся лишь процентным показателем. Также считается, что прописанная в законодательстве гендерная квота не срабатывает при отсутствии санкций за ее невыполнение партией.

Украинский разрыв

О гендерной составляющей в Украине говорится в статье 24 Конституции и в законе «Об обеспечении равных прав и возможностей женщин и мужчин» от 2005 года и законе «О внесении изменений в некоторые законы Украины по обеспечению равных прав и возможностей женщин и мужчин во время прохождения военной службы в Вооруженных Силах Украины и других военных формированиях», вступившем в силу 27 октября 2018 года.

12 декабря 2014 года был зарегистрирован проект закона «О внесении изменений к некоторым законодательным актам (относительно обеспечения равных прав и возможностей женщин и мужчин в избирательном процессе), но его текст так и не был вынесен на голосование.

В соответствии с данными Верховной Рады VIII созыва (по состоянию на 26.07.2017г.), в составе парламента пребывало 52 женщины от общего числа народных депутатов – 12,3%. Больше всего придерживались гендерного баланса политическая партия «Объединение «Самопомич» (34,4%), Всеукраинское объединение «Батькивщина» (29,4%) и Блок Петра Порошенко (23,8%). В составе Радикальной партии Олега Ляшко насчитывалось 14,3% женщин, а политической партии «Народный фронт» – 17,2%.

В проекте нового Избирательного Кодекса говорится о том, что в каждой пятерке партийного списка должно быть от двух до трех женщин, которые в общей сложности составят 40% каждого из избирательных списков. Для сравнения Фокус ознакомился с первыми десятками общенациональных избирательных списков партий на досрочных выборах.

В десятке Единого списка националистов нет ни одной женщины. В первой пятерке «Батькивщины» – единственная женщина кандидат выступает под №1 – лидер ВО Юлия Тимошенко. Партия «Гражданская позиция» под №5 выдвигает адвоката, председателя ОО «Андреевский-Пейзажная инициатива» Марину Соловьеву. В Оппозиционной платформе «За життя» фигурирует только экс-министр социальной политики Наталья Королевская, занявшая четвертое место в списке.

В списке 10-ки «Украинской стратегии Гройсмана» – две женщины: министр науки и образования Лилия Гриневич (на втором месте открытого списка) и первый заместитель министра информационной политики Эмине Джапарова (№3). Столько же кандидатов выдвинула Радикальная партия Олега Ляшко: заместитель главы Черновицкого областного совета Инга Маковецкая (№4) и народный депутат ВР VIII созыва от Радикальной партии Олега Ляшко Алена Кошелева.

С 10-кой избирательного списка партии «Сила и Честь» Игоря Смешко на выборы пойдут три женщины: народный депутат (фракция «Самопомич») Елена Сотник (№2); ученый, экс-член Национальной комиссии, осуществляющей регулирование в сферах энергетики и коммунальных услуг Ольга Романюк (№6); народный депутат (фракция «Самопомич»), замглавы парламентского комитета по здравоохранению Ирина Сысоенко (№8).

Столько же женщин в списке политической партии «Слуга народа»: эксперт по вопросам судебной системы Ирина Венедиктова (№3); эксперт по вопросам антикоррупционной политики «Команды Зеленского» Галина Янченко (№5); эксперт Центра противодействия коррупции Анастасия Красносельская (№8).

По списку партии «Европейская солидарность» Петра Порошенко выдвигается четыре женщины: первый заместитель председателя Верховной Рады Ирина Геращенко (№3); певица, телеведущая, общественный деятель, волонтер София Федина (№5); начальник Медицинского управления и реабилитации бойцов Украинской Добровольческой Армии Яна Зинкевич (№7), вице-премьер-министр по вопросам европейской и евроатлантической интеграции Иванна Климпуш-Цинцадзе (№10).

Больше всего придерживались гендерной квоты при создании открытых избирательных списков политсилы «Голос» Святослава Вакарчука и «Самопомич» Андрея Садового.

«Голос» определил места в списке для пяти женщин: экс-заместитель министра экономического развития Украины, глава партии «Голос» Юлия Клименко (№2), IT-предпринимательница и основатель проекта PolitEyes Кира Рудик (№3); член правления «Центра противодействия коррупции» Александра Устинова (№5); экс-руководительница Одесской ОГА Соломия Бобровская (№9); экс-заместитель министра здравоохранения Ульяны Супрун Ольга Стефанишина (№10).

У «Самопомочи» насчитывается шесть женщин: депутат Одесского горсовета Ольга Квасницкая выдвигается под вторым номером, активистка антикоррупционного движения в Украине Александра Дрик – под третьим, харьковская волонтерка и депутат облсовета Татьяна Бедняк – под четвертым, вице-спикер парламента Оксана Сыроид – под пятым, народный депутат «Самопомичи» Татьяна Острикова – под девятым, а вице-президент Ассоциации водоканалов Украины Ольга Бабий – под десятым.

Ласковая нация

Как пояснила Фокусу автор закона «Об обеспечении равных прав и возможностей женщин и мужчин», руководитель наблюдательного совета БС БО «Киевский институт гендерных исследований» Тамара Мельник, несмотря на старт гендерной активности в Украине о ее результативности говорить слишком рано. «Нужно говорить не только об избирательных квотах, а и том, какие направления будут реализовываться женщинами в парламенте. Партиям нужно понимать изначально, что такое гендерная активность, как вносятся гендерные идеи. Женщины должны быть не приглашенными кандидатками в списки, а выбранными на определенные гендерные направления работы».

По ее словам, мужчины не привыкли решать женские вопросы, поэтому в ВР женщины должны в первую очередь выполнять социальные государственные функции, решать вопросы образования, здравоохранения, общечеловеческие вопросы, а не вопросы финансового характера. «Нужно увеличить количество женщин в ВР хотя бы до 30%. У нас есть достойные женщины, но они не стремятся быть на виду. Представительницы VIII созыва, в частности Ирина Луценко, Ирина Геращенко, не показывали настоящего государственного мышления – они просто занимались разрешением тех или иных вопросов. Другой пример – Оксана Билозир, говорящая о патриархальной семье. Но ведь такой семьи в Украине уже нет. Должна быть выработана специальная гендерная стратегия, четкое разъяснение, что такое гендерное равенство», – поясняет Мельник, акцентируя на слабой работе подкомитета по вопросам гендерного равенства и недискриминации Комитета ВР по вопросам прав человека, национальных меньшинств и межнациональных отношений. – В вопросах войны женщина, при идеальном гендерном сценарии, несет миротворческую функцию, она создает мир».

Кроме того, эксперт пояснила, что гендерная политика должна базироваться на украинских, а не европейских или американских догматах, с учетом исторического подхода. «Украинцы – мечтатели. Мы – ласковая нация. Нужно не просто призывать улучшать положение женщин в политике, а проанализировать на основе статистических данных, что конкретно могут женщины улучшить в стране, пребывая в органах власти. Народные депутатки должны знать общество, с которым они работают, куда они идут и с чем, а также что они будут делать в ВР», – резюмировала Мельник, добавляя, что, как правило, «если женщина занималась профессионально танцами, то и в парламенте она будет только танцевать».

А, по мнению Тамары Марценюк, доцента кафедры социологии Национального университета «Киево-Могилянская академия», исследователя социальной проблематики и гендерного неравенства, для того, чтобы достичь ощутимого эффекта, женщин в ВР должно быть не менее 30%. «Женским политическим интересом являются вопросы окружающей среды, экологии, социологии, миротворчества. Женщин нужно привлекать к переговорным процессам постконфликтных ситуаций, энергетические вопросы тоже не исключение. Женщины имеют больше опыта в сфере попечения, решения сложных мультизадачных вопросов», – акцентирует Фокусу Марценюк, добавляя, что женщинам намного сложнее пройти в проходную часть избирательных списков, кроме того им не хватает ресурсов для ведения избирательной кампании. – Поскольку женщин мало, к ним слишком тщательно присматриваются, но почему не задается вопрос, а могут ли мужчины справиться с теми или иными задачами в работе?»

Народный депутат VIII созыва Виктория Пташник, которая будет баллотироваться в Верховную Раду по мажоритарному округу №223 от политической партии «Голос», отметила изданию, что в первую очередь необходимо идти путем законодательных изменений, вводя обязующую норму для обеспечения представительства народных депутатов разных полов в Верховной Раде, а также популяризировать вопросы гендерной политики, пояснять избирателям, почему это важно. «К примеру, когда представители разных полов есть на уровне кампаний, то это приводит к экономическому росту, более эффективной работе предприятий, улучшаются показатели антикоррупционной составляющей», – информирует Пташник, напоминая, что по данным одного из исследований МВФ, женщины более склонны к риску и менее склонны к тому, чтобы принимать участие в сомнительных операциях.

При этом народный депутат отмечает, что на эффективность работы женщин в ВР не менее влияет профессионализм. «Важно, чтобы профессионалами были и женщины, и мужчины. Просто они по-разному смотрят на одну проблему и предлагают разные пути ее решения. Такой баланс дает возможность находить эффективные подходы», – резюмирует Пташник.

Loading...