Не коронавирусом единым. Ученые заявляют, что на планете началась эра пандемий

Эксперты по предотвращению пандемий считают, что столетия эксплуатации окружающей среды поставили человечество в уязвимое положение на планете.

По мере того, как человек вмешивается в дикую природу, на Земле становится все больше новых вирусов, которые грозят масштабными пандемиями, считает президент некоммерческой организации EcoHealth Alliance Питер Дашак, занимающийся анализом и предотвращением пандемий.

"В конце 2013 года в деревне Мелианду в Гвинее группа детей, играющих в лесу, потревожила колонию небольших летучих мышей. Ученые считают, что Эмиль Уамуно, который стал первым трагическим случаем вспышки Эболы в Западной Африке, вероятно, заразился через контакт с фекалиями летучих мышей", – пишет Дашак в своем блоге на The Guardian.

По его словам, каждая пандемия начинается именно так. Например, на первый взгляд безобидная человеческая деятельность, как употребление в пищу диких животных может вызвать вспышку, которая приведет к пандемии. В 1920-х годах, когда впервые возник ВИЧ на территории нынешней Демократической Республике Конго, первым зараженным мог быть человек, порезавшийся во время охоты на шимпанзе.

"Также мы можем предположить, что в 2019 году человек из юго-западного Китая вошел в пещеру с летучими мышами в своей деревне, чтобы поохотиться на диких животных для их дальнейшей продажи на местном рынке. Возможно, позже у него развился сильный кашель, который стал началом COVID-19. Растущее население, развивающаяся торговля и рост мирового туризма ускорили темпы возникновения пандемий. Мы вступаем в новую эру пандемий", – говорит эксперт.

Он отмечает, что большинство пандемий начинаются в таких горячих точках, как леса в Западной Африки, бассейн Амазонки и Юго-Восточная Азия. Тропические леса, по мнению эксперта, являются домом для богатого разнообразия диких животных, которые в свою очередь, несут множество вирусов.

"Мы знаем гораздо больше о самих животных, чем о вирусах, которые они переносят. Приблизительно 1,7 млн. вирусов переносят млекопитающие и птицы, но нами было описано менее 0,1%. Они распространяются на миллионы людей ежегодно. Хотя зачастую такие вирусы не вызывают заметных симптомов, но их огромное количество оставляет очень большое пространство для возможностей", – отмечает Дашак.

До того, как люди стали заниматься сельским хозяйством, популяции диких животных и человечество редко взаимодействовали. Вирус, заражающий охотника-собирателя, может перейти лишь к членам его семьи, или группе охотников. Но антропоцен, новая геологическая эпоха, изменила ситуацию. Значительное ускорение деятельности человека резко изменило ландшафты, океаны и атмосферу планеты, превратив около половины тропических лесов мира в возделываемые земли или населенные пункты.

"Около трети возникающих болезней являются результатом этих быстрых изменений. Появляющиеся вирусы, такие как Эбола, вирус Зика и Нипах, включая новейший COVID-19, переносились из измененного сельского ландшафта в ваши города", – рассказывает исследователь.

Нынешний подход человечества заключается в том, чтобы дождаться начала вспышки, а затем приступить к разработке вакцины.

"Но как мы видим, в ситуации с COVID-19 этот подход недостаточно хорош: пока мы ждем вакцины, сотни тысяч людей умерли, а миллионы заразились. К тому времени, когда США создали достаточное количество вакцин против пандемии гриппа H1N1 в 2009 году, вирус уже заразил около четверти людей на планете", – пишет Дашак.

По его мнению, выход из сложившейся ситуации заключается в том, чтобы пересмотреть отношения с природой. И начать следует с сокращения безудержного потребления, которое ведет к обезлесению и эксплуатации дикой природы. Также будет необходимо убрать из продажи виды диких животных, подверженных вирусам. Эксперт говорит, что стоит оказывать большее давление на отрасли, занимающиеся сбором тропической древесины и продукции дикой природы.

В новом исследовании Дашак и его коллеги изложили экономическое обоснование предотвращению пандемия по вышеуказанному плану.

По их оценкам, ежегодные затраты на программы по сокращению обезлесения, торговли дикими животными и обеспечения эпиднадзора в горячих точках будут составлять 17,7–26,9 млрд. долларов, что в три раза меньше экономического ущерба от COVID-19 в размере 8,1–15,8 триллионов, подчеркивает Дашак.

"Наши расходы включают также и побочные выгоды от поглощения углерода за счет сокращения потерь леса. В противном же случае, существующая сейчас траектория предполагает, что стоимость последующих пандемий вырастет до десятков триллионов", – говорит эксперт.

Он отмечает, что столетия эксплуатации окружающей среды поставили нас в уязвимое положение на планете.

"Большинство из нас признают, что COVID-19 принес смерть и экономические разрушения в глобальном масштабе. Как только мы признаем, что именно человеческая деятельность стала причиной, мы сможем избежать эры пандемий", – подытожил эксперт.