Мутные воды. Половина рыбы на украинских прилавках — из сетей браконьеров

Только десятую часть нарушителей привлекают к ответственности. Остальные откупаются: нелегальный улов с лихвой покрывает штрафы и взятки

Во время планового обхода территории Нижнесульского национального парка на Полтавщине троих гос-инспекторов по охране природы жестоко избили. 7 марта этого года они задержали браконьера, расставлявшего рыбные сети на одном из водоемов заповедника. Тот по телефону вызвал подмогу, и через 10 минут на берег подоспела группа товарищей, которые набросились на охранников с кулаками. "Под прицелом оружия они били нас руками и ногами", — рассказывает инспектор Александр Хоменко. Больше других досталось его коллеге Руслану Головненко — сейчас он в больнице с черепно-мозговой травмой. Как утверждает директор парка Николай Федоренко, это уже второй случай нападения на инспекторов. "Только с начала этого года мы изъяли и уничтожили 13 км сетей, — говорит он. — Конечно, браконьерам это не нравится".

По подсчетам Ассоциации рыболовов Украины, браконьерский вылов по масштабам сопоставим с официальным. А это тысячи тонн ежемесячно — только в январе этого года во внутренних водоемах страны промышленным методом выловили 1,1 тыс. тонн рыбы. По статистике Госрыбхоза, это почти в два раза больше, чем в январе 2012-го. "Рыбоводческие предприятия показывают лишь 30–40% настоящего объема выращенной ими рыбы, — считает глава Ассоциации рыболовов Александр Чистяков. — Остальное идет на черный рынок". Несмотря на то что выявляют только десятую часть нарушителей, их число все равно впечатляет. В прошлом году задержали 124 тыс. рыбных браконье-ров. Для сравнения: в 1991 году, то есть до приватизации большинства водоемов, их было всего 17 тыс.

Бить гривной
Закон позволяет рыбинспекторам носить оружие во время исполнения служебных обязанностей. Тем не менее выдавать им его никто не спешит. "Была бы у нас хотя бы "травматика", браконьеры побоялись бы на нас нападать, — уверен Хоменко. — А так работаем с риском для жизни". Чистяков утверждает, что таких случаев, как в Нижнесульском парке, в стране сотни. "Противостояние между рыбинспекторами и браконьерами в последние годы превратилось в кровавую бойню, — говорит он. — И выигрывают в ней преступники". Пресные водоемы страны занимают 1,3 млн гектаров, тогда как инспекторов, контролирующих вылов рыбы, всего около 200 человек (по 8 на каждую область). Уследить за всеми объектами они просто физически не в состоянии.

Сегодня за грубое нарушение правил рыбалки — с использованием сеток, гарпунов, промышленных орудий лова без разрешения — штрафуют на сумму от 340 до 680 грн., а также конфискуют орудия ловли вместе с незаконным уловом. "На каждую пойманную рыбину независимо от ее размера насчитывается штраф за нанесенный экосистеме вред", — предупреждает глава Госэкоинспекции Украины Павел Жила. В зависимости от вида рыбы штраф составляет от 17 до 510 грн. за единицу. Однако даже такие санкции не могут компенсировать государству потери за проданную браконьерами рыбу. В прошлом году Гос-экоинспекция оценила ущерб в 1 млн 694 грн. Сумма же, вырученная от уплаченных штрафов, составила всего 255 339 грн., что на 50 тыс. грн. больше, чем в 2011 году. Сложно доказать, что брошенный улов и снасти принадлежат именно задержанным. А поймать на горячем удается далеко не каждого. Вот и получается, что, даже уплатив единожды штраф, браконьер отобьет его за счет следующих незаконных уловов.

Ассоциация рыболовов Украины совмест-но с Агентством рыбного хозяйства подготовили законопроект с новыми тарифами, зависящими от сумм нанесенного ущерба. За грубое нарушение правил рыбалки предлагают штрафовать на 5100–8500 грн. А если браконьеры будут использовать взрывные или ядовитые вещества, электроудочки, придется заплатить от 8500 до 13 600 грн. (сейчас — 3400–6800 грн.) "Нарушителями будут считаться и те, кто находится с запрещенным орудием лова в стометровой зоне водоема", — объяснил Чистяков.

В браконьерских сетях
Не все согласны, что штрафы — это прививка от браконьерства. Многие считают, что предприниматели вынуждены заниматься незаконным выловом рыбы из-за заниженных квот на промышленный вылов. Экс-заместитель главы Департамента рыбного хозяйства Украины Василий Коротецкий объясняет это на примере Кременчугского водохранилища. Вылов судака там ограничили сотней тонн за сезон, а промышленным ловом занимается до 50 пользователей. Получается, что если разделить этот лимит между ними, то на каждого останется всего по две тонны улова. "Как прикажете им выживать?" — спрашивает Коротецкий.

Поэтому предприниматели, по словам Коротецкого, все равно вылавливают нужное им количество рыбы, а документируют только 2 тонны. За превышение квоты платят представителям рыбоохраны взятки — в среднем по 2–5 грн. за килограмм незаконно выловленной рыбы. А сбывают в супермаркеты в пять раз дороже. "Стоило бы пересмотреть устаревшие лимиты на вылов рыбы, — считает Коротецкий. — Но этому всячески противятся органы рыбоохраны, ведь это основной пункт их теневого дохода". В Госэкоинспекции же утверждают, что все лимиты научно обоснованы по каждому виду рыбы. "Институт рыбного хозяйства Украины исследует общий объем рыбы во внутренних водоемах страны. На основании полученных данных устанавливает лимит водных живых ресурсов для вылова", — рассказывает Фокусу глава Госэкоинспекции Павел Жила.

С 1 апреля в большинстве областей Украины вводится нерестовый запрет на ловлю рыбы, которая заплывает ближе к берегам и в заливы. "Это звездный час браконьеров, расставляющих в нерестовых местах свои сети, — говорит главный редактор журнала "Світ рибалки" Виктор Цветковский. — Но не от их рук массово гибнет рыба". По всему каскаду Днепра, чтобы избежать паводка, рассказывает Цветковский, резко сбрасывают воду. Уровень водоемов снижается на 1,5–2 метра, и многотонные глыбы льда давят под собой тонны рыбы.

Сергей Одаренко, Фокус