Украина стала полем боя новой цивилизации и отживающей дикости, — Михаил Юдовский

Фото: Facebook Andrey  Ditzel
Фото: Facebook Andrey Ditzel

Живущий в Германии украинский художник и литератор Михаил Юдовский рассказал Фокусу о жидобандеровской спайке в Украине, несентиментальности еврочиновников и уверенности в том, что Европа справится с наплывом мигрантов

Михаил Юдовский называет себя писателем, поэтом, художником в равной степени. "Всё равно что человека спросить: что для него важнее — рука, нога или голова, всё важно", — улыбается он. Рисовать Михаил начал в три года, писать — относительно поздно: первое стихотворение написал лет в семнадцать, прозу — много позже. Юдовский вырос в Киеве, в начале 1990-х эмигрировал в Германию, поселился в провинциальном городке Франкенталь, но сохранил украинское гражданство. Живя на два дома, чувствует себя украинцем.

Помимо прочего, Юдовский — популярный блогер. Подписчиков в Facebook он радует небольшими пьесами, зарисовками, афоризмами и анекдотами. При этом его картины и многие стихотворения не назовёшь юмористическими. Сейчас в них поселилась война. Навсегда ли?

— Война остро раскрывает человеческий характер, это проявление любви и ненависти. Она действительно поселилась, поскольку не только Украина, но и весь мир находится в состоянии войны. У меня ощущение, что уже несколько десятков лет идёт смена эпох, во время которой происходит перелом. Он выплёскивается наружу взрывами, войнами.

Весело немцам в Украине, весело

В вашем стихотворении "Цирк", которое даже приписывали Агнии Барто, есть строки:

Мы сегодня в цирк поедем!
На арене нынче снова
С дрессированным Медведем
Укротитель дядя Вова.

От восторга цирк немеет.
Хохочу, держась за папу,
А Медведь рычать не смеет,
Лишь сосёт потешно лапу,

Сам себя берёт за шкирки,
Важно кланяется детям.
До чего забавно в цирке
С дядей Вовой и Медведем!

— О, Господи. На каком-то поэтическом форуме я написал стишок в форме считалочки, вот и всё. Чего его подхватили, этот совершенный пустяк? Понятия не имею.

Вы написали его в 2009 году, откликнувшись на рокировку Путин — Медведев. Шесть лет назад вы предполагали, что Путин ради удержания власти решится на аннексию и войну, а не только на игру в напёрстки?

— Нет, наверное, но какое-то предчувствие было. В другом не очень серьёзном стишке упоминались войска, шагающие по Крыму:

По улице идут войска,
В движеньи войск сквозит тоска,
И командиры проверяют
Прямую линию носка.
Полковник, одинокий волк,
Ведёт мотострелковый полк,
В творящемся не видя толку
И допридумывая толк…

Раньше вы часто бывали в Крыму. "Крымнаш" разделил творческую тусовку?

— Для некоторых путь туда теперь закрыт, они туда не поедут, пока Крым остаётся оккупированным. Я тоже не поеду, и очень жаль, потому что в Украине, кроме родного Киева, для меня самые любимые места — Крым и Карпаты.

Среди россиян и украинцев есть те, которые пытаются взять на себя роль моста. Не то чтобы они пытались быть и вашим и нашим, просто на уровне культуры, стихов нужно что-то сохранять.

Как конфликт между Россией и Украиной может сказаться на украинской культуре?

— Важны темы, которые появились. Потому что тема Крыма, Донбасса дала сильный толчок для украинской литературы, причём на обоих языках. Мне кажется, что у Киева, других крупных городов Украины есть реальный шанс стать одной из культурных столиц Европы.

Какой культурный продукт Украина может предложить Европе?

— Лучшее, что может дать любая страна, — это людей, а уже они будут развивать и науку, и искусство. Мой знакомый немец женат на киевлянке, уже второй год ездит в Киев и Прикарпатье, потому что чувствует тягу к людям и к стране, ему нравится здесь больше, чем в Германии. Весело им в Украине, весело.

Немцам весело в Украине, а украинцам — в Европе. Готовы ли европейцы признать украинцев равными?

— Со временем да. Но поскольку я давно живу в Европе, могу сказать, что она хороша для сильных стран. А приходить туда слабым — это может оказаться накладным. Вопрос не в том, готовы ли мы жить по-европейски. Наши соотечественники и так живут в человеческом плане нисколько не хуже европейцев, живут по этим ценностям. Вопрос в том, готовы ли украинцы не только получать по-европейски, но и работать.

Лучше сначала встать на ноги, а потом уже мечтать о единой Европе?

— Нет-нет. Всё надо делать одновременно. Когда ребёнок встаёт на ноги, он сразу же пытается идти. Нужно вставать и идти, но с пониманием, куда идёшь.

Михаил Юдовский "Обожженные"

Негодяев ещё много, но путь нащупан

В ваших рассказах о жизни евреев на киевском Подоле есть сценки бытового антисемитизма. Когда ультраправые стали одной из заметных сил Майдана, вы не переживали по этому поводу?

— Я не люблю ультраправых. Крайний национализм, он и есть национализм, главное — чтобы он не перерос в нацизм. Одна моя знакомая родом из России, когда мы сравнивали русский и украинский национализм, высказалась в том смысле, что если речь идёт о стране меньшей, не имперской, это менее страшно. Подлинный нацизм вырастает там, где есть ещё и имперская идея.

Наши соседи к этому уже подошли?

— К крайней имперскости — да. Но, в отличие от Германии, Россия всё-таки многонациональная, поэтому там глобальный нацизм сложно представить, потому что он будет натыкаться на внутренние противоречия. К тому же мы живём во время, когда всё это маскируется, выглядит иначе, чем 50–60 лет назад. Худшее, что есть в России, — это откровенная уязвлённая имперская идея. От этой идеи она когда-нибудь и погибнет. Как писал О. Генри, трест уничтожает себя изнутри.

Украина выздоровела от антисемитизма?

— Совершенно в этом уверен. Где бы я ни был — Киев, Полтавщина, Гуцульщина, — ни с чем подобным не сталкивался. Я понимаю, что личный опыт — вещь не универсальная, где-то в ком-то это дремлет, человеческую природу мы не исправим. Но на Гуцульщине, в Прикарпатье мы пели украинские, русские песни, гуцулы со мной пели еврейскую "Тум-балалайку". Мне кажется, что любовь к Украине, которая у всех вспыхнула в последние годы, убрала национальные различия, привела к жидобандеровской спайке. Я такой спайки между украинским и еврейским народом никогда не видел.

У вас бывает разочарования от украинских реалий?



Михаил Юдовский: "Худшее, что есть в России, — это откровенная уязвлённая имперская идея"
Михаил Юдовский: "Худшее, что есть в России, — это откровенная уязвлённая имперская идея"

— Конечно, бывает. Революция начинается на энтузиазме, туда приходят лучшие люди, а дальше идёт довольно мучительный процесс. И он связан не только с криками "зрада!", но и с работой — повседневной, неприятной, муторной. Люди устают. Волны гасят ветер. Нельзя держаться на этой высокой ноте, повседневный труд всегда тяжелее. Не хочу повторять банальность о том, что революцию делают романтики, а пользуются негодяи. Негодяев, к сожалению, много, но, мне кажется, путь нащупан.

Я помню это небывалое ощущение 2015 года. Когда произошла трагедия в Волновахе, люди вышли с демонстрацией на Майдан. Находясь среди них, чувствуешь, что здесь подлинный центр Европы, именно здесь началась главная стычка нового и отживающего, бешено цепляющегося старого, не просто дикого, но ещё и подлого. Украина стала полем боя даже не двух цивилизаций, а, скажем, новой цивилизации и отживающей дикости.

Украина может стать удивительным примером для всего человечества. Если, конечно, это не будет потоплено в бумажном, бюрократическом, коррупционном море.

Верите в то, что наша война заканчивается?

— Думаю, она будет идти волнами ещё года полтора. Потому что есть не только Донбасс, но и Крым. Я не знаю, когда, как и почему он вернётся в Украину, но его вернут невоенным путём. А в Донбассе, к сожалению, ещё будут смерти. Вопрос и в том, как обратно вольются люди, живущие там, с какими чувствами, как они будут приняты. Но, думаю, стерпится – слюбится. Может помочь миграция: они будут ездить в другие регионы Украины, к ним будут приезжать из Центральной, Западной Украины, ведь понадобится восстановление региона. Только когда происходит нормальное кровообращение, органы начинают работать совместно. Сейчас много призывов, мол, давайте вообще Донбасс отрежем, зачем нам такие люди? Это совершенная глупость.

Какой видится европейцу война в Украине? На чьей стороне симпатии — РФ или Украины?

— Обыватель до какого-то момента вообще плохо различал Украину и Россию. Карпаты ещё знают, а остальная Восточная Европа — это где-то за ними. Потом, когда эта тема появилась на первых полосах газет, на телевидении, люди увидели открытую агрессию по отношению к европейской стране, это их всколыхнуло.

То, что Украина приняла удар на себя, поняли не до конца. Но то, что Россия угрожает и им, понимают, это им объяснили. Однако немцы не знают о русских деятелях, которые мечтают о Евразийском союзе от Лиссабона до Владивостока, не знакомы с Дугиным, другими теоретиками этого евразийского пространства.

Наши власти часто играют на статусе жертвы. Это не утомило европейского обывателя?

— Обывателя — нет. Это утомило тех, кто оплачивает. С деньгами все расстаются неохотно, тем более когда не понимают, в какую прорву эти деньги идут, не видят реальных реформ. По большому счёту, брюссельские, европейские политики — люди несентиментальные, по-моему, им вообще наплевать на Украину. У них есть свои интересы, а Украина просто на какое-то время оказалась в зоне этих интересов, а потом начала раздражать. Но пока она остаётся в зоне их интересов.

"Ну что, Миша, помайданил там у себя?", — спрашивает девушка. Я начинаю ей рассказывать, а она в ответ — все эти рассказы о том, что если бы Путин не присоединил Крым к России, там сейчас была бы база НАТО. Я ей говорю: "Ты вообще-то в натовской стране живёшь, тебе никогда это в голову не приходило?"


Михаил Юдовский
о сумбуре в головах европейских сторонников Путина
Михаил Юдовский о сумбуре в головах европейских сторонников Путина

Европа научилась всё перемалывать

Среди русскоязычных диаспор много адептов "русского мира". Германия — не исключение?

— Их огромное количество, практически вся русская диаспора, причём туда входят даже немцы из Казахстана. Большинство совершенно пророссийское, пропутинское.

Почему так?

— Многие из них здесь себя ощущают в большей степени русскими, чем немцами. Диаспора живёт, как правило, маленькой группкой, своими интересами, не все даже знают немецкий язык в достаточной степени. Практически у всех в доме русское телевидение. А зомбоящик действительно делает своё дело. Но не только он. По разговорам я знаю, что они смотрят в интернете. Это совершенно пророссийские сайты, передачи о всемирном заговоре.

Я много чего наслушался от этих людей. "Ну что, Миша, помайданил там у себя?", — спрашивает девушка. Я начинаю ей рассказывать, а она в ответ — рассказы о том, что если бы Путин не присоединил Крым к России, там сейчас была бы база НАТО. Я ей говорю: "Ты вообще-то в натовской стране живёшь, тебе никогда это в голову не приходило?".

В этой среде есть отличия от пророссийских украинцев, которые ассоциировали Россию с Советским Союзом?

— Здесь себя ассоциируют с новой мощной имперской путинской Россией. Они все пропутинцы. Ещё во времена его речи в Мюнхене они испытывали гордость за него, Россию, за то, что страна так может разговаривать с Западом.

Европейцы тоже воспринимают российскую пропаганду?

— Из тех, что я знаю, — в меньшей степени. Мои знакомые немцы с самого начала были настроены антипутински, симпатизировали Украине, хотя до неё им особо нет дела: если бы Путин напал на Молдавию, они так бы относились и к ней. Пока никто ещё не возроптал на повышение цен. Но если бы у меня были знакомые среди немецких бизнесменов, которые что-то потеряли от санкций, возможно, я услышал бы другие вещи.

Ответные российские санкции ударили по Германии?

— Не могу сказать, что санкции как-то ударили по Европе. Счета за электричество, за обогрев стали больше, но они и так всё время росли, в остальном не ощущаю. Цены в магазинах приблизительно те же. Бензин стал дешевле. Но не нужно забывать, что это долгоиграющая вещь, может, скажется лет через пять. В Европе огромный запас накопленного, и если брать Германию, по уровню жизни её населения больше бьёт та доля, которую страна вносит в Европейский союз, а это более 50% всех денег.

"Украина может реально стать удивительным примером для всего человечества. Если, конечно, это не будет потоплено в бумажном, бюрократическом, коррупционном море. Но видится нечто совершенно удивительное и хорошее"


Михаил Юдовский
о невольном оптимизме по поводу будущего Украины
Михаил Юдовский о невольном оптимизме по поводу будущего Украины

Сейчас в СМИ обсуждают проблемы, вызванные волной беженцев-мусульман, обрушившейся на Европу. В немецкой провинции чувствуются все эти страсти с мигрантами?

— Гораздо меньше. В шестистах метрах от моего дома их лагерь, я уже познакомился с некоторыми сирийцами, с одним сомалийцем даже подружился. Пока эксцессов ноль.

Как бы там ни было, сейчас европейские ценности проходят испытания на прочность. Многие мигранты ведут себя демонстративно вызывающе, как это было в Кёльне. Не вызывает ли это реакцию в виде радикализации общества, усиления националистов, справится Европа с этим вызовом?

— Совершенно уверен, что справится. Европа научилась всё это перемалывать, пережёвывать. Не людей перемелет, а эту волну. Партия Ле Пен всё-таки не выиграла выборы во Франции, хотя многие подозревали, что именно она придёт к власти. В Германии этого тем более не случится, потому что здесь нет такой сильной крайне правой партии, как во Франции. Но должно быть человеческое сопротивление насилию со стороны новоприбывших и со стороны правых радикалов. Не хочет же Европа снова получить фашизм.

Европа представляется старым расслабленным организмом, но это не так. Просто она привыкла действовать по-другому. Войны она категорически не хочет, но силы в ней достаточно.

Я это к чему. Ультраправые партии традиционно симпатизируют Путину. Если они начнут набирать вес, не скажется ли это на отношении европейцев к украинской войне?

— Если они наберут вес, конечно же, скажется. Но даже если они придут к власти, Россия им будет не нужна. Давайте возьмём наиболее характерных ультраправых в Венгрии. Они же так себя ведут не от большой любви к Путину или к России, прекрасно помнят 1956 год. Просто, чтобы прийти к власти, им надо на кого-то опереться. Для этого им нужна поддержка местного населения и какой-то силы за рубежом. Они знают, что не могут опереться на более левый, совершенно забюрократизированный Евросоюз, поддержки со стороны Америки тоже не получат. Но Путин им не поможет. Ему нужно самому уцелеть в этой заварухе, и не факт, что Россия в нынешнем виде уцелеет.

Записки Михаила Юдовского

«Интересно, что против первой миграции из Африки в Европу, которая случилась 2 млн лет назад, никто не возражал»

*****

«...А через пару лет в захваченном городе N кончились запасы туалетной бумаги. Оккупационные власти, отделённые от города бездорожьем, распорядились провести референдум, на котором горожанам предлагалось решить, будут ли они дожидаться, когда в городе наладят туалетно-бумажное производство, или предательски воспользуются бумагой из области, к которой город N некогда относился. Причём бумагу, поставляемую из области, рекомендовалось называть наждачной»

*****

«Направляясь в гости к друзьям, встретил знакомого пожилого иранца, 75 лет, человека удивительно славного. Мы иногда встречаемся на улице или в автобусе, здороваемся, обмениваемся парой-тройкой фраз.

– С Рождеством, — приветствовал меня иранец.
– С Рождеством, — отозвался я.

Мы уже собирались разойтись, когда он, застенчиво улыбнувшись, остановил меня вопросом:

– А вы вообще-то празднуете Рождество?
– Вообще-то нет, — ответил я. — А вы?
– И я — нет, — радостно сообщил иранец. — С Рождеством!
– С Рождеством»

*****

«Сегодня краем уха слушал, как Порошенко выступал в Израиле перед депутатами Кнессета. Хорошо выступал. И встречали его хорошо. Петра Алексеевича вообще хорошо встречают за границей — и в Америке хорошо встречают, и в Германии, и во Франции. Хлопают громко, про "Рошен" не спрашивают. Даже откровенничают: мол, очень рады, что это вы, Пётр Алексеевич, с речью, а не Арсений Петрович за деньгами. А потом Пётр Алексеевич возвращается в Украину и говорит вроде то же самое, а встречают его почему-то плохо. И про "Рошен" спрашивают, и, если хлопают, то ехидно. Нехорошо хлопают. "Что за чёрт, — думает Пётр Алексеевич. — Вроде, говорю то же самое, а встречают меня как-то скверно. Спасибо, что не бьют. Может, дело в микрофоне? Может, в Украине микрофон неправильно работает? Надо проверить". И снова куда-нибудь едет. Приезжает в Англию — отлично встречают. Приезжает в Бельгию — великолепно встречают. Приезжает в Голландию — не хотят отпускать. Возвращается в Украину — такое чувство, что сейчас отберут микрофон и по голове ударят. "Да, — думает Пётр Алексеевич, — не умеют у нас пока делать микрофоны. Отстаём мы технически от Запада". И на всякий случай прячет микрофон в карман»

*****

«Это "Бентли". А это "Таврия". Можно разобрать "Таврию" на детали и собрать по новой, но "Бентли" не получится. Получится снова "Таврия". То же и с украинской политической "элитой". Можно разбирать и собирать её сколько угодно, но пока детали те же, будет получаться "Таврия»

*****

«Приснился странный сон: будто иду по киевской улице, причём улица незнакомая, но я всё равно знаю, что это Киев, и вдруг вижу перед собой памятник Сталину. Сперва удивляюсь, потом хватаю какую-то палку и принимаюсь бессмысленно бить ею по пьедесталу. Бью, а пьедестал вдруг говорит:

– Ты чего по мне лупишь? Ты по статуе на мне лупи. А я не виноват, меня подставили»

*****

«Познакомился с превосходным человеком. Настоящий альтруист. Смеётся над чужим горем как над своим собственным»

Источник: Facebook Михаила Юдовского