Все статьиВсе новостиВсе мнения
Украина
Мнения
Красивая странаРейтинги фокуса
Врачу пора спуститься с пьедестала, — хирург Джозеф Ватфа

Врачу пора спуститься с пьедестала, — хирург Джозеф Ватфа

Британский хирург с украинскими корнями Джозеф Ватфа о "новой хирургии", религии, мнительности и режиме "дом" в жизни врача

000

Джозеф Ватфа убеждён: желание помогать другим — обязательная черта характера любого врача. Это и привело его не только в профессию, но и на Киевский мировой хирургический конгресс. К Украине у западного специалиста особое отношение: его мама переехала в Австрию со Львовщины.

Ватфа рассказал Фокусу о лапароскопии, своём отношении к религии и о том, зачем хирургу нужен занавес.

КТО ОН


хирург-лапароскопист британского госпиталя London North West Healthcare NHS Trust

ПОЧЕМУ ОН


Джозеф Ватфа приехал в Киев, чтобы рассказать украинским коллегам о преимуществах и опасностях "новой хирургии"

Что повлияло на ваш выбор профессии?

— Я из семьи врачей. Мама — медик-радиолог, папа — терапевт, дядя — фтизиатр, тетя — отоларинголог. И каждый из них говорил мне: "Только не иди в медицину!" (смеётся). Аргументы были разные: это постоянный стресс, нет времени на себя и семью, большая ответственность.

Но чем дольше тебя отговаривают, тем привлекательнее кажется принятое решение. Так случилось и со мной.

Любовь моя, лапароскопия

Вы специалист в области лапароскопии. Как бы вы объяснили семилетнему пациенту, в чём суть этого метода?

— Я бы сказал: "Мы сделаем маленькое отверстие в пупке, поместим туда несколько палочек. Будем оперировать этими палочками, а ещё у нас будет камера, с помощью которой мы получим чёткую картинку того, что происходит внутри. Затем сделаем небольшие — 2-5-миллиметровые — разрезы на коже. Вставим туда несколько инструментов...".

Детям особенности процедуры объяснить проще. Поколение PlayStation понимает, что значит выполнять задание, которое видишь на мониторе, с помощью инструментов.

А вот с представителями среднего и старшего поколения объясняться нелегко. Взрослый пациент спрашивает: "Так что конкретно вы собираетесь делать?" И тут начинаются сложности. Наши пациенты — люди с разным багажом знаний и опыта. Языковые барьеры и предубеждения тоже никто не отменял.

Благодаря СМИ и интернету о "хирургии без разрезов" знает всё больше людей. Некоторые пациенты сходу спрашивают: "А можно мне операцию через отверстие?"

Первые лапароскопические операции провели только во второй половине 1980-х. Многое ли изменилось с тех пор?

— Лапароскопия эволюционировала с метода, который испытывали ведущие специалисты, в распространённую стандартизированную процедуру, безопасную для жизни и здоровья пациента.

"У хирурга не будет никаких сложностей только в одном случае: если он принял решение не оперировать"

Когда я был интерном, лапароскопические операции всё ещё оставались новинкой. Работал принцип learning by doing — мы учились на собственном опыте.

Мой первый наставник был одним из немногих, кто делал лапароскопические холецистэктомии (удаление желчного пузыря. — Фокус) и операции по удалению грыж. Или операции на толстой кишке.

В Соединённом Королевстве и Австрии, откуда я родом, при поддержке медико-фармацевтических компаний разрабатывались специальные тренинги. Нас, интернов, отправляли на курсы, давали возможность изучить стандарты "новой хирургии". Какое-то время в Великобритании желающих переквалифицироваться было так много, что курсов на всех не хватало.

Не думай о хирурге свысока

В отличие от большинства людей, вы знаете человека изнутри — в буквальном смысле слова. Как это знание влияет на мировоззрение хирурга? Или на его отношение к религии?

— Сколько людей — столько и мнений. Население того же Соединённого Королевства очень разнообразное, у нас найдутся адепты любой существующей религии. Все они имеют свой взгляд на болезни, на то, что с ними делать.

Сам я не из тех, кого можно заподозрить в чрезмерной религиозности. "Если я сейчас не сделаю того, что от меня требуется, то кто-то сверху придёт и сделает всё за меня" — мне как хирургу сложно заставить себя в это верить.

Хирургов иногда сравнивают со священниками. По-вашему, это удачное сравнение?

— В молодости я выбрал эту специальность, потому что поддался искушению стать богом. Как мы думаем в восемнадцать? Примерно так: "Немедленно пойду и выучусь на хирурга, буду спасать людей. Не бойтесь, сейчас я удалю ваш аппендикс, и с вами всё будет в порядке!"

С тех пор моё восприятие врачей изменилось. Современные доктора — поставщики услуг. Тем, кто этого не понял, пора спуститься с пьедестала и говорить с пациентом на равных.

Если в Украине хорошего хирурга и ставят в один ряд со священником, то только потому, что религия в вашей стране играет важную роль. Более важную, чем там, откуда я приехал. В Австрии и Великобритании врачей ценят, уважают, но вряд ли кому-то придёт в голову подобное сравнение.

Джозеф Ватфа: "В молодости я выбрал эту специальность, потому что поддался искушению стать богом" (Фото: Андрей Палухин, А7СОNFERENCES)

Существует стереотип: врачи — неэмоциональные, жёсткие. Насколько это похоже на правду?

— Не думаю, что все мы скучные. Не от профессии это зависит. Можно работать архитектором и быть занудой, а можно быть водителем такси и иметь отличное чувство юмора.

На работе я стараюсь решать проблемы пациентов максимально эффективно. Иногда для этого действительно нужно быть довольно жёстким. Но ведь говорить и принимать правду всегда непросто. 

Иногда мы, врачи, вынуждены соблюдать дистанцию. На то есть причины. Если ты сочувствуешь, проникаешься историей каждого пациента, есть риск унести это всё домой. Особенно сложно, когда ты знаешь, что не можешь помочь, что пациент скоро умрёт.

Нам тоже нужен занавес. Уходишь из больницы — выключай режим "работа", читай книгу. А потом веселись: выезжай на встречу с друзьями, ходи на романтические свидания или проводи время с семьёй.

Это в теории. Насколько легко вы, опытный хирург, переключаетесь с режима "работа" на режим "дом"?

— Когда был моложе, это удавалось лучше. С возрастом начинаю замечать болезни, которые могут случиться со мной.

Например, когда тебе 22, рак не слишком тебя цепляет. Ты думаешь: "Ой, да это болезнь стариков". Но ты становишься старше. И однажды, увидев 45-летнего пациента с таким диагнозом, задумываешься: "Мы с ним почти ровесники. Может, мне пора беспокоиться на этот счёт?"

Нейрохирург Генри Марш утверждает, что врачи страдают из-за своих ошибок больше, чем кто-либо другой. 

— Чистая правда. Со стороны может казаться, что нет ничего проще, чем операция: появилась проблема, вы легли под нож, проблема устранена.

На самом деле у хирурга не будет никаких сложностей только в одном случае: если он принял решение не оперировать. Когда специалист много оперирует, всегда есть вероятность, что случится что-то непредвиденное. Вы оперируете — значит, отвечаете за всё, что происходит. Давление при этом неимоверное.

"Современные врачи — поставщики услуг. Тем, кто этого не понял, пора спуститься с пьедестала"

Если операция прошла успешно, сообщаете пациенту: всё прошло идеально, вы в полном порядке. Если возникли проблемы, признаёте: этому пациенту нужно уделить больше внимания, мы не решили его проблему, но сделаем всё, что в наших силах, чтобы помочь.

Мой бывший босс любил повторять: "Одна из самых больших ошибок, которую может совершить хирург, — выйти после операции к родным пациента или медперсоналу и хвалить себя. Врач не должен культивировать тщеславие".

Помимо скромности, какие ещё черты характера должны быть у доктора?

— Безусловно, у него должна быть развита мелкая моторика. О тех, кто не может даже гвоздь забить, австрийцы говорят: "У него две руки, и обе левые". Оперировать такому человеку будет сложно, не находите? Хотя, безусловно, навыки можно наработать. 

Должен быть интерес к человеческому телу, желание работать над собой и помогать. Если вы равнодушный человек, которого мало интересуют другие, возможно, вам следует работать в офисе, с документами, а не с людьми.

Ключевая черта — открытость к новым знаниям. Хороший врач получится только из того, кто готов постоянно работать над собой.

В будущее

Во время семинара вы успели пообщаться с украинскими коллегами. Чем украинские врачи отличаются от западноевропейских коллег?

— Я вижу энтузиазм организатора этого мероприятия (украинского хирурга Ростислава Валихновского. — Фокус). И увлечение — но не собой, как принято в Европе, где люди пытаются себя продать, а идеей. Он хочет улучшить ситуацию в стране.

Меня приятно удивил энтузиазм интернов и студентов, которые пришли на конференцию. Они пытаются впитать как можно больше информации. Это хороший знак — и опытные, и начинающие специалисты стали в одну упряжку. Их цель — обеспечить украинских пациентов доступом к самым передовым технологиям. Они хотят, чтобы в Украине проводилось больше тренингов и курсов.

Вы приехали на Киевский мировой хирургический конгресс как спикер. О чём хотите говорить с украинскими врачами?

— Первое мое выступление — о доступности неотложной лапароскопия и операции с разрезанием. В Великобритании мы пытаемся улучшить качество операций, снизить риск смертности после хирургического вмешательства, повысить стандарты ухода за пациентом до и после операции.

Во время второго выступления я проведу сравнительный анализ лапароскопии с открытой операцией. Почему лапаротомия лучше? И лучше ли? Точного ответа нет, поэтому нас ждёт дискуссия.

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.