Заложники пандемии. Как очное частное образование встало на паузу из-за карантина

  • Мария Бондарь
  • Галина Ковальчук

Карантин ударил по частному очному образованию: дети не учились в школах, не посещали курсы, не ездили в лагеря. Туманны перспективы учебы за рубежом. Компании, оказывающие образовательные услуги, столкнулись с большими трудностями: непонятно, за счет каких средств функционировать в следующем учебном году, ведь многие клиенты отказались заранее оплачивать обучение, а летний сезон образовательных поездок сорван. 

Очевидно, эпидемия 2020-го замедлит развитие частного образования и заставит компании работать в режиме форс-мажора. Об этом Фокусу рассказала Наталия Тарченко, совладелица группы компаний DEC. Этот образовательный проект работал в пяти направлениях, и практически все их пришлось приостановить из-за пандемии. 

КТО ОНА: Совладелица образовательной группы компаний DEC
ПОЧЕМУ ОНА: С 2003 года работает в сфере частного образования, которая из-за пандемии переживает непростые времена

Родители готовятся к 2022-му

Хорошие вещи, которым нас научил карантин, относятся к академическим знаниям. Долгое время идут разговоры об инновациях в образовании, о необходимости меняться. Карантин ускорил эти изменения. Представители образовательной сферы осознали, что учёба онлайн требует отдельных инструментов и приёмов. 

Бизнес частного образования в Украине очень молодой. Это касается школ и образовательных курсов, детских садов и развивающих программ. Весь этот рынок формировался в последние пять лет и находился в состоянии зародыша. В частном образовании работают в основном увлечённые люди, которые любят детей и хотят развивать эту нишу. Но на самом деле ни у кого нет устойчивой модели бизнеса, поскольку он низко маржинальный. Такие явления, как карантин, разрушают частные проекты. Самое важное, что мы поняли: бизнес будет жить, но сейчас нужно заморозить часть проектов, чтобы потом иметь возможность работать. 

Из-за пандемии люди мало интересуются учебой за границей. У нас есть агентство по образованию за рубежом — мы консультируем семьи, помогаем студентам определиться с образовательной траекторией. Есть студенты, желавшие уехать учиться, но никто не знает, смогут ли они это сделать, откроются ли учебные заведения в сентябре. Студенты, которые уже учились, вернулись домой и тоже находятся в подвешенном состоянии. К нам обращаются новые семьи за консультациями, однако они примеряются к учебному 2022 году. 

Дети постарше могут учиться самостоятельно. Школа должна работать над воспитанием учеников, их персональным ростом

Весной мы обслуживали только студентов, возвращавшихся из-за границы. Также общались с теми семьями, которые не понимали, чего ждать в сентябре. Март и апрель — это время, когда студенты получают подтверждение о зачислении в учебное заведение, им нужно оплачивать учебный год. У родителей был сложный выбор — платить или нет. Те, кто серьёзно настроен на учёбу, заплатили и сейчас оказались заложниками ситуации. У них оплачена учёба с сентября, а у выпускников ещё нет аттестата, поскольку сроки ВНО сместились, и, главное, нет визы, потому что консульства разных стран по-разному реагируют на пандемию. К примеру, американское консульство открылось, мы стали записывать детей на приём, но вскоре его отменили. Новая запись возможна на сайте с 12 августа. 

Последние несколько лет мы динамично развивали зарубежные поездки школьников. Отправляли группы в обучающие туры по всему миру. 31 марта 120 детей должны были уехать на международную олимпиаду в Великобританию, к которой они готовились целый год. Мы забронировали полсамолёта, а поездка не состоялась. Обыкновенно летом у нас уезжают 500–600 детей по 50–60 групп в разные страны — от Канады до Ирландии, Германии, Франции и Мальты. В момент, когда всё это остановилось, нам пришлось попрощаться с командой, которая занималась этими поездками. Мы понимаем, что сможем вернуться к ним не раньше, чем через год. 

Когда бизнес сезонный и все поездки случаются летом, то и заработок есть только летом, а весь год ты инвестируешь в будущий сезон. Наши инвестиции пропали. И даже если теоретически откроют возможность путешествовать в августе, доходы от одного месяца несравнимы со всем сезоном. 

Два с половиной месяца мне казалось, что мы обслуживаем прошлое. У нас были оплачены порядка 200 депозитов на летние поездки. Часть родителей-бизнесменов, которые всё понимают, перенесли их на следующий год, а другие говорят: "Верните всё до копейки, или мы идём в суд". 

Гадание на кофейной гуще

Уже 12 лет мы занимаемся лагерями DEC camp, куда дети выезжают на каникулы: в два лагеря, в Карпатах и под Киевом, за лето приезжали 800–900 детей. Мы решили принимать группы, сезон начинается с 28 июня. Сейчас на первую смену собралось 30 детей в Киеве и 50 — в Карпатах, при этом обычно на июльские смены приезжало 120 и 90 человек. Наши затраты всё равно рассчитаны на полную загрузку лагерей. 

С открытием летних лагерей ситуация неоднозначная. Может быть оправданным запрет работать большим государственным лагерям, где проживает больше тысячи детей. В такой скученности сложно обеспечить безопасность теми ресурсами, которые у них есть. Но частные лагеря существуют как небольшие проектные организации, где за смену собираются 150–200 детей. У нас закрытая территория, нет посторонних, и при соблюдении определённых мер детям там находиться гораздо безопаснее, чем ездить в метро и ходить на массовые мероприятия в городе. 

Сильный конкурент. Во время карантина появилось много дешёвых предложений —  учителя за 100 грн вели занятия в Zoom (фото: Getty Images)

В начале карантина перед нами была дилемма: что делать со школами английского языка. Это большой проект: восемь локаций в Киеве, где работают более 90 учителей и учатся около 1 тыс. детей. В первую неделю карантина мы не планировали переходить на онлайн-обучение. Но позже осознали, что быстро карантин не закончится, а у нас были обязательства, поскольку многие клиенты оплачивали абонемент на год. Через неделю мы перешли в онлайн, немного сдвинули график и 7 июня окончили учебный год. Те, кто платил помесячно, сразу отказались от учёбы, поскольку рынок был очень расшатан. Появилось много дешёвых предложений — учителя за 100 грн вели занятия в Zoom. 

Учебный год у нас строится так: в апреле — мае люди предоплачивают учёбу, которая начинается с сентября. Сейчас таких предоплат нет, и школы простаивают. Раньше мы проводили в киевских школах дневные летние лагеря, но в этом году даже не начинали — это небезопасно, и игра не стоит свеч. Что будет в сентябре — неизвестно, прогнозы развития ситуации подобны гаданию на кофейной гуще. Раньше 90% клиентов покупали годовой абонемент, но теперь столько людей нет. Предполагаю, что в случае второй волны пандемии люди, которые платят помесячно, сразу откажутся ходить в школу и наши помещения снова будут простаивать. Нам уже пришлось отказаться от двух локаций в центре Киева, другие пытаемся оптимизировать и использовать эффективнее. 

Школа — не камера хранения

Яков Гехт, основатель израильских демократических школ, с начала карантина проводит Zoom-встречи с учителями из 30 стран мира. Общаясь с ними, я поняла, что произошла революция в осмыслении образования. Если раньше родители особенно не задумывались, зачем их детям нужна школа, теперь они поняли, что академические уроки, где передаются знания, можно организовать онлайн. Дети постарше могут учиться совершенно самостоятельно. А школа должна работать над воспитанием учеников, их персональным ростом, обеспечивать коммуникацию, поддержку и обратную связь. 

Хорошие, инновационные работники с гибким мышлением появляются из школы. Если мы их ставим в жёсткие рамки, это не развивает их мышление

Треть времени в школе мы уделяем только коммуникации: умению разрешать конфликты, пониманию своих и чужих эмоций. Мы взращиваем новую культуру общения среди детей, а родителей учим иначе смотреть на развитие их детей. Создавая школу, мы понимали, что академическая часть — это десятая доля того, что она может дать ребёнку. Школа сейчас — нечто большее. 

У многих родителей, думаю, изменилось мнение о школе. Это больше не "камера хранения", куда они утром привезли ребёнка, а в конце дня забрали. Карантин подстегнёт процесс выхода детей из школ. 

Многие родители поняли, что есть разные психотипы детей. С эмоциональными, активными, маленькими детьми переход на дистанционное образование не сработает. Они просто не смогут высидеть перед экраном шесть-семь часов. И родители задают вопросы, как учиться, если будет новый карантин. Другие родители примерили на себя роль организатора учёбы, и она им подошла. Особенно в тех случаях, когда школа не давала ценности учёбе ребенка. А дома можно выбрать учителей из любой точки мира: учить английскому могут американцы, других тьюторов можно найти в Украине. Академическую составляющую обучения получить очень легко. 

Пути выхода 

За рубежом частные образовательные проекты гораздо более устойчивы в финансовом плане. Например, если в голландской частной школе больше 50 детей, государство выделяет средства на развитие, есть множество разных программ поддержки. В Израиле практически все школы принадлежат государству. Поэтому для моих зарубежных коллег финансы не были болевым моментом. Все наши еженедельные дискуссии сводились к тому, как использовать кризис в качестве возможности для развития и прорыва. 

За последние пять лет только под Киевом появилось более 200 образовательных проектов. Государство давало частному образованию возможность развиваться. Это уже первый шаг. Но в такие кризисные моменты без партнёрства с государством частным учебным заведениям не устоять. К примеру, на маленькие частные школы не распространяется программа «Деньги ходят за учеником», потому что нужна лицензия. А когда школа получает лицензию, ей нужно соблюдать госстандарт и учить по учебнику. Большим частным школам удаётся получать субвенцию: в Киеве, к примеру, это около 9 тыс. грн на ребёнка. Но есть масса ограничений. Мы рассматриваем возможность получить лицензию, но у нас в школе нет оценок и дневников, а лицензия их требует. Нанимать креативных учителей мы больше не сможем, поскольку по лицензии надо иметь педагогов со стажем. Они должны будут учить по норме 25 детей, а у нас в классах по шесть человек. 

У родителей был сложный выбор — платить или нет. Те, кто серьёзно настроен на учёбу, заплатили и сейчас оказались заложниками ситуации

Думаю, к сентябрю многие предприниматели будут съезжать со своих локаций, искать более гибких арендодателей. Мы проводим переговоры с ними, но нас уже не слышат. Даже те, кто в начале карантина дал нам нулевую ставку, сейчас говорят: «Карантин закончился, с 1 июня платите». Если мы оплатим аренду за лето, это съест все наши доходы в следующем учебном году. 

В момент кризиса мы увидели два возможных вектора развития — партнёрство с государством и с частным бизнесом. Мы можем развиваться через франчайзинг и масштабировать наши образовательные продукты. Чтобы стартовать, нужны инвестиции. Частное образование может развиваться, благодаря вовлечению и поддержке государства. Также нам нужно налаживать контакты с частным бизнесом и привлекать инвестиции в сами школы и те новшества, которые они развивают. Мы понимаем, что доход школы не должен состоять только из взносов родителей, нужно привлекать инвестиции от корпораций. 

Бизнес только начинает понимать, что хорошие, инновационные работники с гибким мышлением появляются из школы. Ведь именно в школе дети формируются. Если мы их ставим в жёсткие рамки, это не развивает их мышление. Чтобы менялось мировоззрение людей, нужно поддерживать образование. 

«Сейчас происходит очень серьезный сдвиг»

Поговорив с Натальей Лимоновой, основательницей образовательной компании Gios (global interactive online school), Фокус убедился, что отрасль переживает фундаментальный сдвиг, — перед теми, кто развивает онлайн-проекты, открылись большие перспективы 

"Нашему стартапу чуть больше года. Это образовательная платформа для изучения математики и развития критического мышления у детей с 5-го до 9-го класса. Начиная с 12 марта, нас просто накрыло волной спроса. До карантина у нас было 6 тыс. пользователей, а уже к середине апреля мы успели раздать детям из разных уголков Украины более 90 тыс. кодов доступа. В марте с нами сотрудничали 100 украинских школ, а уже через месяц — более 2,6 тыс. Конечно, одна из причин такого резкого оживления интереса со стороны школ в том, что мы открыли им бесплатный доступ. Кроме того, мы проводим бесплатные вебинары для учителей, рассказываем, как работать с платформами и организовывать обучение онлайн. 

По моему мнению, в сфере образования сейчас происходит очень серьёзный сдвиг парадигмы: даже те структуры, которые раньше работали исключительно офлайн и то по очной форме обучения, сейчас развивают собственные онлайн-проекты и дистанционку. Скорее всего, эти направления сохранятся и после карантина. Тут есть, конечно, свои сложности. К примеру, частные школы столкнулись с тем, что родители, которые платили определённую сумму за очное обучение полный день, не готовы платить столько же за онлайн, приходится понижать цены".