Фактчек по-украински. Что рассказал об Украине конфликт между "Забороной" и StopFake

Как скандал, вызванный публикацией информации о связях ведущего английской версии StopFake Марка Супруна с неонацистами и неоднозначных взглядах Евгения Федченко, руководителя фактчекинговой организации, выплеснулся за пределы Украины и заставил бежать за границу соосновательницу "Забороны" Катерину Сергацкову, рассказывает Фокус

Утром 15 июля стало известно, что соосновательница издания "Заборона" Катерина Сергацкова покинула Украину, а на сайтах иностранных СМИ и правозащитных организаций стали появляться неприглядные для нашей страны заголовки. "Украина: угрозы в адрес независимого журналиста", "Украина: журналисту Катерине Сергацковой угрожают и распространяют ее личные данные онлайн после публикации о фактчекинговой организации", "Украину призывают защитить журналистку, которой угрожают из-за ее репортажа". 

Начало скандалу положила статья "Забороны" (финансируется Open Society Foundation, Free Press Unlimited и Journalismfund.eu — Фокус) 2 июня о Денисе Никитине – российском футбольном хулигане и основателе популярного среди ультраправых бренда White Rex, которого издание также назвало "одним из главных неонацистов Европы". В тот же день материал запостили на Facebook-странице "Забороны", однако спустя 18 часов соцсеть его удалила. Вероятно, это случилось из-за фотографии, которая была использована для создания иллюстрации к материалу, на которой поклонник группы "Сокира Перуна", замотанный в нацистский флаг, вскидывает руку в нацистском приветствии.

ОТ СЕРДЦА К СОЛНЦУ. Фото киевского концерта, по итогу которого полиция начала расследование в 2018 году, могло стать причиной блокировки поста Забороны в Facebook

После жалобы издания пост восстановили, а Facebook объяснил, что произошла ошибка.

Спустя месяц, 3 июля, "Заборона" решила развить тему и выпустила новый материал, в котором главный акцент делался на связях фактчекингового проекта StopFake, созданного для борьбы с российской пропагандой, украинскими ультраправыми организациями и отдельными известными неонацистами. Свой интерес журналисты объяснили тем, что после удаления поста "некоторые читатели порекомендовали искать возможные причины этого в новом партнере Facebook в Украине – интернет-проекте StopFake", который 27 марта стал участником фактчекинговой программы Facebook.

В материале не говорится о причастности StopFake к блокировке поста. Вместо этого поясняется, что фактчекеры могут лишь обозначать посты как недостоверные. После обозначения сообщения как фейкового Facebook предупреждает людей, которые его видят или хотят им поделиться, что информация не соответствует действительности. Кроме того, страницы и домены, которые регулярно распространяют фейки, теряют возможность монетизации контента и размещения рекламы.

Сам материал посвящен в первую очередь связям представителей организации с ультраправыми, а главный упор делается на личности Марко Супрун, мужа бывшей и.о. министра здравоохранения Ульяны Супрун, которого "Заборона" называет "главным лицо StopFake". Авторы статьи пишут, что его можно часто встретить в компании одиозных праворадикалов: лидера неонацистской хейткор-группы "Сокира Перуна" Арсения Билодуба, фронтмена рок-коллектива "Кому Вниз" Андрея Середы, также известного своими радикальными взглядами. Якобы они даже породнились через казацкий ритуал "побратимства", предусматривающий пускание и смешение крови. Также упоминается, что Марко Супрун в 2020 году был замечен вместе с некоей Дианой Виноградовой (Камлюк), которая в начале нулевых была соучасницей убийства гражданина Нигерии и писала тексты для "Сокиры Перуна". Вменяли ему и дружбу с представителем "Правого сектора" Дмитрием Савченко, основателем издательства "Залізний тато", который ранее был осужден и отбыл наказание за организацию террористического акта на киевском рынке "Троещина", в результате которого погиб человек.

В материале приводятся и мнения экспертов — исследователя праворадикальных движений Антона Шеховцова, журналиста Buzzfeed Кристофера Миллера, координатора Группы прав национальных меньшинств Вячеслава Лихачева, правозащитника Максима Буткевича, журналиста сети Bellingcat Майкла Колборна — которые отмечают, что в последние годы StopFake стал "слишком политизированным", а дружба Марка Супруна с ультраправыми может негативно отобразится на имидже организации. При этом "Заборона" отметила, что Супрун не занимается модерацией постов в Facebook.

На следующий день, 4 июля, свой ответ опубликовала StopFake. В организации заявили, что стали целью "информационной атаки" и обвинили "Заборону" в публикации ложной информации, которая "приносит моральный и репутационный ущерб организации". Показательно, что организация, которая в теории должна в ежедневном режиме отличать факты от фейков и бороться с манипуляциями, в своем ответе сама допустила целый ряд неточностей и сомнительных заявлений:

  • StopFake начал свою публикацию с упоминания "грубых и ложных статей", "мощных информационных" и даже "личных угроз, которые получают редакторы и сотрудники" StopFake в связи со своей фактчекинговой работой. В качестве одного из последствий "отстаивания правды" StopFake приводит статью "Забороны", которая якобы продемонстрировала мощные информационные угрозы, перед которыми оказываются сотрудники проекта.
  • Фактчекеры опровергли утверждение, что StopFake заблокировал статью "Забороны", хотя в статье этого не утверждалось.
  • StopFake заявил, что готов с уважением относиться к конструктивной критике, "пока она не начинает угрожать репутации организации".
  • Фактчекеры исказили аргументы "Забороны", заявив, что свои выводы о дружеских отношениях издание сделало исключительно на основании совместных фото Марка Супруна с людьми, которых "автор считает радикалами". В то время как "Заборона" опросила этих радикалов, изучила их страницы в соцсетях и нашла видео, на котором вокалист "Кому вниз" Андрей Середа рассказывает, как он вместе с Марком Супруном и Арсением Билодубом прошли казаческий ритуал кровосмешения.
  • StopFake подчеркнул, что ранее информация о связах Марка Супруна появлялась на российских сайтах, хотя это не имеет прямого отношения к ее достоверности или фейковости.
  • StopFake написал, что "несмотря на предположения "Забороны", Марк Супрун не вовлечен в общий с Facebook проект проверки фактов. Однако в тексте "Забороны" таких предположений высказано не было, а один из опрошенных изданием экспертов сообщил, что Марк Супрун не работает в StopFake как модератор Facebook. Кроме того, "Заборона" сообщила, что перед публикацией отправляла запросы Марку Супруну, представительнице Facebook в Украине Екатерине Крук и в сам StopFake, но не получала ответы.
  • Фактчеры заявили, что "утверждать то, что, фотографируясь с кем-то, вы становитесь их единомышленниками или союзниками — это откровенная манипуляция и клевета". Однако в тексте "Забороны" такого утверждения нет.
  • StopFake ссылается на решение украинского суда, который пришел к выводу, что организация С14 не является неонацистской. Ранее фактчекинговой организации ставили в упрек сомнительную практику, когда получение официального ответа от государственного органа становилось единственным методом проверки того или иного утверждения на "фейковость".

После ответа StopFake на критику, скандал разгорелся с новой силой, а к его обсуждению подключились многие журналисты и блогеры. Часть из них встали на сторону StopFake и начали обвинять "Заборону" в содействии российской пропаганде. Тем более, что еще в марте о связях Марка Супруна с неонацистами и особенных отношениях между представителем Facebook в Украине и организацией StopFake писало издание "Страна.ua".

В свою очередь журналист Роман Скрыпин, бывший коллега Катерины Сергацковой пошел на обострение скандала и разместил на своей странице фотографию журналистки с сыном, сообщил сведения о ее личной жизни, обвинил в рейдерстве "Громадського", намекнул на сотрудничество с российскими спецслужбами и предложил купить журналистке билет в Волгоград. В комментариях к посту пользователи, как сообщает Human Rights Watch, опубликовали домашний адрес журналистки и фотографии ее дома, а также стали угрожать Катерине Сергацковой физической расправой.

И хотя пост Скрыпина был удален после жалоб пользователей, его аккаунт не был заблокирован, как это обычно происходит, а сам журналист продолжил называть бывшую коллегу "чужаком в овечьей шкуре, подосланным врагом", "мразью", опубликовал фото вши с гнидой, подписав ее "она же мать", а затем сосредоточился на публикации переписки, касающейся Богдана Кутепова.

Другие блогеры, указывая на слабость материала "Забороны", заявили на наличие в Украине табу на обсуждение сотрудничества и дружбы уважаемых проукраинских деятелей и радикальных ультраправых.

Прозвучали и одинокие голоса утверждающие, что этот скандал — симптом культуры замалчивания и признак нежелания обсуждать по-настоящему важные общественные и государственные вопросы.

После публикаций Скрыпина для многих спор "Забороны" и StopFake отошел на второй план, а в центре обсуждения оказалось неэтичное поведение Скрыпина и его нападки на Сергацкову и бывших коллег по "Громадському", которые осудили действия Скрыпина.

При этом многие пользователи отметили, что вне зависимости от качества материалов, публикуемых на "Забороне", организовывать онлайн-травлю журналистов нельзя.

При этом часть комментаторов не удержалась от попытки развить теорию заговора, намекающей на то, что Катерина С. и Роман С. — осознанно или нет — оба работают на Россию с целью дискредитации деятельности StopFake и сталкивания украинцев лбами.

Утром 15 июля, стало известно, что Катерина Сергацкова еще в понедельник вечером (13 июля) покинула Украину, опасаясь за свою жизнь. Информация об этом появилась в британском издании Independent. По словам автора заметки, Сергацкова обращалась в полицию. "Мы не чувствуем себя в безопасности, а чиновники молчат. Как можно чувствовать себя в безопасности, зная, насколько тесно правые связаны с полицией и службой безопасности?", — приводятся в материале слова Сергацковой. Где в данный момент она находится — неизвестно. 

Ранее Human Rights Watch заявила, что "независимая украинская журналистка Екатерина Сергацкова столкнулась с угрозами в ее адрес в ответ на ее репортажи". "Журналистам не нужно бояться за свою жизнь из-за того, что они сообщают. Украинские власти должны немедленно расследовать эти угрозы и обеспечить безопасность Сергацковой и ее семьи", — заявил Хью Уильямсон, директор Human Rights Watch в Европе и Центральной Азии. Надо отметить, что информации о том, от кого именно поступали угрозы и чем именно угрожали Сергацковой нет. Все подробности она сообщила своему адвокату, а он с прессой не общается. 

Вечером 15 июля 10 украинских медийных гражданских организаций осудили давление и угрозы жизни главному редактору издания "Заборона" Катерине Сергацковой, а также призвали правоохранительные органы немедленно вмешаться в ситуацию.