Туризм и погром. Почему паломничество хасидов в Умань стало источником конфликта, а не денег

  • Мария Бондарь
  • Евгения Королёва

Из-за коронавируса в этом году ограничат паломничество хасидов в Умань. Пока одни местные жители подсчитывают убытки, другие упражняются в антисемитизме. Как нелюбовь к хасидам-паломникам характеризует украинцев и можно ли ее считать проявлением ксенофобии, разбирался Фокус.

Традиционное паломничество хасидов в Умань ежегодно вызывает жаркие дискуссии местных жителей. Одних паломники раздражают, другие готовы терпеть их ради хорошего заработка, а третьи вообще не видят в приезде религиозных туристов никаких проблем. В этом году разногласия получили новую окраску из-за эпидемии COVID-19. У противников приезда хасидов на празднование Рош ха-Шана появился новый аргумент — безопасность и антикоронавирусные меры. Мэр Умани Александр Цебрий даже записал видеообращение с требованием не допустить массового паломничества хасидов. А руководитель Центра по борьбе с коронавирусной пандемией Израиля Ронни Ґамзу обратился к президенту Украины с просьбой вообще запретить паломничество: "Такое собрание, как ожидается, приведет к массовому инфицированию туристов и местных украинцев. Тысячи людей вернутся в Израиль и будут дальше распространять вирус. Призываю вас [Владимира Зеленского] ввести в этом году запрет на эти празднования как элемент попыток всего мирового сообщества остановить эту ужасную пандемию".

В результате 17 августа правительство поддержало инициативу МВД Украины ограничить посещение города иностранцами в период празднования. Интересно, что за пару недель до этого в местных группах в соцсетях появилась фейковая информация о том, что президент Владимир Зеленский лично разрешил восьми тысячам хасидов приехать в город. Эти пуб­ликации моментально обросли юдофобской риторикой и уничижительными характеристиками в адрес паломников. Но в личной переписке горожане не готовы пояснять свою позицию. На вопросы о причинах недовольства уманчане, оставляющие негативные комментарии, советуют смотреть ролики на "Ютубе", из которых, мол, все понятно.

"Паломники приезжают всего на две недели, но доход от этого получают и те, кто сдает им квартиры, и перевозчики, и владельцы магазинов"
Татьяна Печенюк,
жительница Умани

Действительно, после Рош ха-Шана обычно появляются видео о горах мусора в Умани либо о том, как паломники нагишом купаются в озере. Периодически показывают новости о мелких происшествиях: задержании торговца марихуаной либо о пожаре в жилом доме без пострадавших. "Те, кто зарабатывает в городе на туристах, а особенно на хасидах, не против их приезда, — делится мнением Татьяна Печенюк, юрист из Умани. — Паломники приезжают всего на две недели, но доход от этого получают и те, кто сдают им квартиры, и перевозчики, и владельцы магазинов. Думаю, что негатив идет в первую очередь от тех, кто никак на этом не зарабатывает". По словам Печенюк, пандемия выглядит надуманным поводом запретить паломничество, так как другие массовые мероприятия в городе по-прежнему происходят.

В свою очередь Александр Цебрий в одном из недавних интервью рассказал, что выгода городу от приезжих хасидов не такая большая, как об этом принято говорить. В прошлом году в бюджет Умани за этот период поступило около 7,5 млн грн, притом на коммунальные услуги, связанные с уборкой территории от мусора, за три года потратили 2,4 млн грн (около 800 тыс. гривен в год — Фокус), уточняет городской голова.

Связаться с мэром и узнать, как он оценивает перспективы религиозного туризма в Умани, Фокусу не удалось. На наши вопросы в мэрии не ответили, зато прислали приглашение на общегородскую "встречу-диалог о паломниках". Сбор уманчан на одной площади угрозой здоровью, очевидно, не считается.

Политическая показуха, вековые обиды и советские привычки

"Ежегодная ситуация в Умани с мусором — это вопрос скорее не к приезжим паломникам, а к власти города", — уверен Эдуард Долинский, директор Украинского еврейского комитета. По его словам, если бы коммунальщики полноценно убирали город во время празднования Рош ха-Шана, то проблемы бы не было в принципе. В то же время эксперт считает, что негативное отношение к хасидам в городе выгодно местной власти и формируется искусственно. "На этом противостоянии местных и приезжих руководство Умани создает себе политический капитал", — подчеркивает он. Некоторые опрошенные Фокусом местные жители тоже считают, что активная позиция мэра в этом вопросе связана не с заботой о горожанах, а с предстоящими выборами.

В пользу данной версии говорит и тот факт, что по инициативе Александра Цебрия 12 сентября, то есть за неделю до еврейского Нового года, в городе должен состояться массовый музыкальный фестиваль "Гонта-Fest"

Профессор Людмила Филипович, доктор философских наук и религиовед, считает, что отношение к хасидам в Умани проявляется в виде бытового антисемитизма. Однако, как отмечает эксперт, это явление может базироваться как раз на поведении паломников. "Нам, украинцам, не совсем понятны формы, в которых евреи выражают свое уважение к цадику [праведнику; в Умани находится могила ребе Нахмана, основателя брацлавского хасидизма], как они вообще ведут себя на нашей территории: часто не как гости, а словно хозяева этой земли", — рассуждает Филипович.

В то же время будет большой ошибкой воспринимать всех хасидов как нечто однородное, уточняет она. Хотя бы потому, что паломники приезжают из разных стран, а значит, их поведение отличается.

В Умани появилось свое государство в государстве — квартал, где паломники живут во время празднования и который существует по собственным законам

"Проблема в том, что у нас в сознании заложено советское разделение на "мы" и "чужие". Все люди фильтруются по этим критериям, — продолжает профессор Филипович. — Наша задача — преодолеть это".

Как объясняет религиовед Игорь Козловский, бытовой антисемитизм не рождается на пустом месте. Чаще всего ксенофобия связана с тем, что на определенной местности исторически складывались напряженные отношения между представителями разных этносов, которые веками жили бок о бок, накапливая взаимные обиды. "Теперь же люди чувствуют определенный дискомфорт, а органы власти ничего не делают для того, чтобы этот дискомфорт уменьшить, поэтому и возникают старые штампы. Это все очень легко можно подогреть, вбрасывая те или иные мифологемы", — комментирует эксперт.

По его мнению, превращение Умани в полноценный центр паломнического туризма способно изменить ситуацию и отношение горожан к приезжим. Продуманная концепция с учетом всех нюансов помогла бы привлечь дополнительные средства в бюджет и гарантировала бы занятость местного населения. Пока же Умань ежегодно возвращается к точке противостояния. Козловский подчеркивает, что это исключительно региональный вопрос, никак не затрагивающий остальную Украину.

Эдуард Долинский, наоборот, говорит о том, что постоянное муссирование темы хасидов в Умани может повлиять на всю страну. Только в этом году в Украине произошло несколько нападений на молитвенные дома евреев. В феврале пьяный мужчина ворвался в помещение синагоги в Виннице, кричал антисемитские лозунги и напал на одного из присутствующих. 20 апреля два парня пытались поджечь синагогу в Херсоне, чуть позже их задержала СБУ. Еще один инцидент произошел в конце июля в Мариуполе: нападающий ранил охранника синагоги топором и сбежал. Напрямую подобные случаи с Уманью и хасидами никак не связаны. Тем не менее Долинский полагает, что антисемитская риторика в СМИ и соцсетях провоцирует людей с нарушениями психики и толкает их на преступления.

Засветиться перед выборами. 17 августа мэр Умани Александр Цебрий приехал к Офису президента с требованием заблокировать въезд паломников в город / Фото: Getty Images

Терпимость в цифрах

В начале года Владимир Зеленский в интервью The Times of Israel отметил, что уровень антисемитизма в Украине — один из самых низких в Восточной Европе. Президент ссылался на данные американского исследовательского центра Pew Research Center, который в 2018 году опубликовал отчет, согласно которому только 5% украинцев не хотели бы видеть евреев среди граждан своей страны. Самый высокий уровень антисемитизма в этом регионе зафиксирован в Армении (32%), Литве (23%) и Румынии (22%).

Свои замеры украинской терпимости проводит и Киевский международный институт социологии. В отчете за 2019 год говорится о том, что за год уровень ксенофобии в стране снизился с 4,2 до 4,0. Социальная дистанция по отношению к евреям по шкале Богардуса находится на отметке 4,07. К полякам украинцы относятся чуть терпимее (3,99), а по отношению к крымским татарам дистанция больше (4,11). В целом это означает, что украинцы готовы видеть евреев в качестве жителей Украины и коллег по работе.

"Специалисты, в том числе из еврейских организаций, которые годами отслеживают ситуацию с антисемитизмом в Украине, говорят о снижении его уровня, — комментирует Вячеслав Горшков, главный специалист отдела сотрудничества с религиозными общинами Государственной службы Украины по этнополитике и свободе совести. — Это подтверждают и лидеры еврейских громад, с которыми я недавно общался. Поэтому об обострении ситуации речи не идет. Напомню, что только без малого 20 лет из многовековой истории евреев в Украине омрачены трагическими событиями. Но украинцам почему-то настойчиво навязывают образ антисемитов, хотя еще в 1917 году в УНР евреи получили такие права и свободы, которых они не имели ни в одной другой стране".

По мнению Екатерины Одарченко, лидера партии "Платформа", наличие в Украине заметных политиков, не скрывающих своего еврейского происхождения, говорит о том, что уровень антисемитизма в стране невысок. В противном случае за таких людей не голосовали бы, да и в партийных структурах они не смогли бы продвинуться. "Другой вопрос, что в нашем социуме существует настороженное отношение к любым меньшинствам, в том числе национальным и религиозным, особенно к тем, которые живут закрытыми общинами. Но это больше о неприятии непохожего, чем о враждебности к какой-то конкретной нации, — говорит Одарченко. — С этим неприятием следует побороться. Украина находится на пересечении четырех цивилизаций, и месседж о том, что наше единство — в разнообразии, должен быть частью ее национальной идеи. Бережное отношение к разным культурам, сосуществующим в нашей стране, следовало бы отобразить в государственной политике. Например, внести изменения в закон об образовании, которые будут способствовать сохранению разных национальных культур. От негативных стереотипов, которые все еще существуют у нас в отношении разных этнических групп, нужно избавляться. Общество от этого только выиграет".

На постсоветском пространстве, где несколько поколений были вскормлены на идеях всеобщего уравнивания, нелюбовь к непохожим — вещь вполне объяснимая. Здоровая самоидентификация этносов была отнюдь не полезна власти. Кроме того, многие советские лидеры, следуя принципу "разделяй и властвуй", сознательно стравливали народы, проживающие на подконтрольных им территориях. Добрососедские отношения, а тем более взаимовыгодное сотрудничество, давали шанс в будущем объединить усилия и побороться за свои права. Ситуация с евреями осложнялась тем, что они соседствовали практически со всеми остальными этносами, представленными в СССР. А еще тем, что еще до установления советской власти множество евреев с восторгом восприняли подъем рабочего движения и коммунистической партии, так как видели в нем спасение от притеснений, которым подвергались в Российской империи.

7,5 млн грн поступило в бюджет Умани за период празднования ­Рош ха-Шана в прошлом году

Пламенные коммунисты еврейского происхождения были полезны лидерам партии в период создания СССР, но вскоре превратились в помеху и угрозу. Их оказалось слишком много в компартии, и они позволяли себе высказывать собственные мнения о ее политике и задачах. Зачастую их мнения отличались от виденья лидеров. Формирование негативного отношения к этой этнической группе было сперва частью борьбы за власть внутри компартии, затем — частью стратегии удерживания власти в СССР. В советской истории был продолжительный период, когда завуалированный антисемитизм считался хорошим тоном, да и явный не встречал порицания. Фразы вроде "Он хороший парень, хоть и еврей" звучали естественно, присутствующее в них противопоставление никого не удивляло.
В современной Украине явная юдофобия не в чести. Публичные люди, дорожащие своей популярностью, как правило, избегают враждебных или пренебрежительных высказываний о национальных меньшинствах вообще и евреях в частности. Агрессия по отношению к ним и вовсе воспринимается как нечто маргинальное. Однако с завуалированным антисемитизмом все не так просто. Его уровень не измерить с помощью социологических исследований, потому что в нем стыдно признаваться. Однако всякий раз, когда представитель этой нации становится объектом жесткой критики, кто-нибудь акцентирует внимание на его происхождении. И такое акцентирование многим кажется уместным. Перенос частного на общее был одной из составляющих тактики формирования "мышления советского человека". Увы, от такого мышления, как и от встроенного в него завуалированного антисемитизма, не так легко избавиться. И когда по отдельным чрезвычайным происшествиям составляют мнение о тысячах паломников, приезжающих на могилу лидера Браславского хасидизма, о хасидах вообще, а то и обо всех религиозных евреях, это, по сути, тот же перенос из советской агитки.