Лечить насильно. Кого и как коснутся нормы законопроекта о принудительном лечении

Фото: Getty Images
Фото: Getty Images

В Верховной Раде зарегистрировали законопроект №3625, позволяющий врачам принимать решение о лечении несовершеннолетних пациентов без согласия родителей, а также отправлять детей в психиатрические больницы без решения суда. Общественные организации раскритиковали инициативу за размытые формулировки. Фокус разбирался, что напугало экспертов.

В романе "Закон о детях" Иэна Макьюэна перед главной героиней стоит непростая задача. Судья Фиона Мей должна решить, позволить ли врачам перелить донорскую кровь 17-летнему пациенту, родители которого из религиозных убеждений выступают против гемотрансфузии, даже если это грозит смертью их ребенку. Книга вышла в 2014 году и заставила общественность спорить о том, что все-таки важнее — личные принципы или жизнь. Описанная в романе ситуация не гипотетическая. На запрос "свидетели Иеговы и переливание крови" Google выдает десятки новостей со страшилками из реальной жизни. Один из последних громких случаев произошел весной прошлого года в российском Ростове-на-Дону, где больница получила судебное разрешение на такую процедуру для новорожденной девочки.

Во многих европейских странах медики могут обратиться в суд, если родители выступают против предложенного ими лечения. В Украине решили пойти дальше. Первая часть законопроекта №3625 предусматривает, что при угрозе жизни ребенку до 14 лет врачи могут созвать консилиум и самостоятельно принять решение, уведомив об этом социальный орган опеки и попечительства. Если изменения одобрят, то у семьи практически не останется возможности вмешиваться в работу медиков.

Свидетели Иеговы и переливание крови

— Все наши решения, все наше существование мы строим по библейским законам. И один из главных постулатов Библии — это то, что дар жизни бесценен, — 47-летняя свидетельница Иеговы из Киева Ольга [имя изменено по просьбе героини] считает, что разобраться в отношении членов общины к вопросу переливания крови без понимания основных догматов ее церкви невозможно, поэтому свой рассказ начинает издалека. Как свидетель Иеговы она крестилась более 11 лет назад, с тех пор ни она, ни ее муж не отступают от религиозных принципов. 22-летний сын родителей не поддержал, 15-летняя дочь обряд крещения в церкви пока тоже не проходила, но вместе с матерью изучает Библию.

Именно понимание ценности жизни заставляет свидетелей Иеговы отказываться от экстремальных видов спорта, продолжает Ольга.

— Какого-то единого списка, каким спортом заниматься нельзя, у нас нет, — улыбается она в ответ на вопрос о "запрещенке". — Здесь нет строгих правил, каждый соизмеряет это со своей совестью, у нас есть свобода выбора, поэтому мы принимаем решение самостоятельно. К примеру, зимой много наших уезжают кататься на лыжах, они считают это приемлемым для себя.

В экстренных случаях ответственность за лечение и принятие решения действительно должна возлагаться на врачей, а не на родителей. В данном случае права есть не только у родителей, но и у несовершеннолетнего

Переливание цельной крови и ее компонентов Ольга тоже соотносит с человеческой безопасностью: если Бог запретил людям использовать ее [в церкви ссылаются на книгу Левит и "Деяния апостолов"], значит, это действительно вредно. В то же время свидетели Иеговы считают, что при экстренных ситуациях и лечении можно использовать кровозаменители, начиная от обычного солевого раствора и заканчивая декстраном — полимером глюкозы. Вместо того чтобы вливать донорскую кровь, надо постараться сохранить свою, говорит Ольга. В качестве примера она приводит бескровные операции, где используются технологии, позволяющие минимизировать потери крови: ткани прижигаются ультразвуковыми и лазерными скальпелями; специальные устройства отсасывают кровь, фильтруют ее и возвращают обратно в кровеносную систему пациента и т. д. В медицинской литературе для методики кровосбережения используется специальный термин — "менеджмент крови пациента", продвижением подобных технологий занимается Международный фонд управления кровью пациентов.

Ольга находит статью о донорстве в российском журнале "Наука и жизнь" и зачитывает ее, делая акцент на высказываниях о том, что "кровь — самое опасное из используемых в медицине веществ". "Нет двух типов крови, которые были бы совершенно одинаковы. Поэтому переливание крови — не менее сложная и опасная процедура, чем пересадка тканей", — цитирует она статью.

— Свидетели Иеговы не отказываются от лечения, — подчеркивает киевлянка. — Наоборот, мы хотим получить более качественную и современную медицинскую помощь. Но переливание крови для нас недопустимо. Это надругательство над телом.

С верой в Бога и альтернативу донорской крови

— Свидетели Иеговы высоко ценят свою жизнь и здоровье. Поэтому они не делают абортов, удерживаются от курения, не употребляют наркотики, не злоупотребляют алкоголем. В случае необходимости они обязательно обратятся за специализированной медицинской помощью. Исцеление верой, молитвами или мощами противоречит их верованию, — подтверждает в разговоре с Фокусом Иван Ригер, спикер Центра свидетелей Иеговы в Украине. При этом представитель церкви настаивает на том, что каждый человек имеет право распоряжаться своим телом с учетом принципа информированного согласия или информированного выбора при лечении.

При себе Ольга всегда носит специально разработанный организацией и официально заверенный документ "Никакой крови", такой же есть у ее несовершеннолетней дочери. Туда же вписан перечень технологий и процедур, которые для свидетелей Иеговы считаются приемлемыми.

— Если с нами что-то случится, у врача есть документ, инструктирующий его относительно нашего лечения, — объясняет женщина. Отвечая на вопрос о том, что бы она выбрала — свои убеждения или жизнь, Ольга аккуратно подбирает слова. Она говорит о воскресении преданных Богу людей и подводит к тому, что от принципов своей церкви не откажется ни в коем случае и в отношении ребенка ее убеждения настолько же сильны.

— Смерть нас не очень пугает, потому что мы знаем будущее. Смерть — это не конец, — объясняет она свою позицию.

Рассказывая о взаимодействии с медиками, Ольга вспоминает один конкретный случай. Ее маме, которая не является свидетельницей Иеговы, должны были делать операцию. Ольга подошла к хирургу и спросила о возможности использовать кровозаменители, но врач отмахнулся от нее.

— Медики просто не хотят этим заниматься. Для них донорская кровь — это проще и привычнее, — уверена она.

фото, переливание крови, донорская кровь, свидетели иеговы

Не спрашивая. Не все пациенты готовы к тому, чтобы им перелили донорскую кровь. Но врачи не всегда их спрашивают (фото: УНИАН)

Врач-анестезиолог, согласившийся анонимно поговорить на эту тему, об альтернативах донорской крови высказывается сдержанно. По словам медика, кровозаменители не очень распространены и малоэффективны, и в экстренных случаях никто не будет заниматься их поиском. Отправляясь в больницу, свидетели Иеговы нередко берут с собой американские брошюры о современных технологиях. Но то, что доступно в клиниках США, вряд ли найдешь в украинских районных больницах, отмечает собеседник Фокуса.

— С помощью кровозаменителей можно восполнить объем циркулирующей крови при кровопотере, но эритроциты, главный переносчик кислорода, не заменишь никакими методами, — подчеркивает анестезиолог. Зато в Украине действительно практикуется бескровное хирургическое вмешательство, в том числе лапароскопия. Таким образом можно удалить матку, аппендицит или желчный пузырь. Но все это — плановые операции, в случае острого кровотечения подобные методы невозможны.

Анестезиолог отмечает, что на практике в экстренных случаях врачи действуют по своему усмотрению, невзирая на личные убеждения пациентов.

Важно
Дела сердешных. Как в Украине возобновили пересадку органов и что мешает поставить ее на поток
Дела сердешных. Как в Украине возобновили пересадку органов и что мешает поставить ее на поток

— Если у женщины при родах начнется кровотечение, то никто не будет считаться с этой бумагой, — говорит медик. — Смерть при родовспоможении — это не только страшно, но и юридически наказуемо. Поэтому легче ввести пациентке наркоз, чтобы она ничего не видела, и вкачать ей все что нужно.

Риски законопроекта о медицинском вмешательстве без согласия родителей

Верующие — далеко не единственные, кого могут коснуться нормы законопроекта. Да и в самом документе свидетели Иеговы напрямую не упоминаются. В пояснении сказано, что он направлен на случаи, когда законные представители детей отказываются от медицинского вмешательства из-за своих личных убеждений. "Права, убеждения законных представителей не могут быть выше или важнее, чем право ребенка, недееспособного лица на жизнь и развитие", — отмечается в документе.

"Психиатрия и так достаточно субъективна: врач осматривает пациента и на этом основании делает выводы. И вдруг такие же права намерены предоставить социальной службе"
Анастасия Вилинская

После того как законопроект зарегистрировали в парламенте, по Украине прошла волна протестов. В частности, на митинги выходили представители различных родительских организаций, а на портале электронных обращений появилась петиция против подобных изменений, довольно быстро набравшая необходимое для рассмотрения количество подписей. Пользователи соцсетей даже стали ставить рамки против законопроекта на юзерпики. В публикациях родителей проскальзывали рассуждения о том, что врачи смогут применять при лечении детей непроверенные или несертифицированные лекарства.

Елена Луцкая, детский инфекционист из Киева, недоумевает по поводу подобных заявлений и списывает их на общее недоверие к медицинской системе страны.

— Существуют медицинские протоколы и регламентирующие документы, врачи точно не будут ставить эксперименты над детьми! — комментирует она протесты.

По словам Луцкой, в экстренных случаях ответственность за лечение и принятие решения действительно должна ложиться на врачей, а не на родителей. При этом возможность рассматривать подобные коллизии через суд, как это происходит в западноевропейской практике, ей кажется сомнительной.

— Сколько времени на это понадобится? Если речь идет о критическом состоянии пациента, то это просто невозможно сделать, — уточняет врач. Луцкая напоминает, что права в данном случае есть не только у родителей, но и у самого несовершеннолетнего.

Действительно, в статье 6 Конвенции о правах ребенка говорится о том, что он имеет неотъемлемое право на жизнь и государство должно обеспечивать его выживание и здоровое развитие в максимально возможной степени. В законодательстве Украины также предусмотрено, что в исключительных случаях государство может брать на себя ответственность за несовершеннолетнего. К примеру, статья 170 Семейного кодекса в случае угрозы для жизни и здоровья ребенка разрешает органу опеки и попечительства или прокурору экстренно изъять его из семьи.
В медицинской практике Елены Луцкой были инциденты, когда ей приходилось обращаться в госорганы. Правда, как отмечает врач, социальные службы в Украине не всегда реагируют быстро, но это дает хоть какой-то шанс пациенту.

— Когда ты понимаешь, что ребенку нужна помощь, но родители по каким-то причинам не хотят его госпитализировать, приходится звонить в органы опеки или писать заявление в полицию о том, что нарушаются его права, — рассказывает она.

Если такие истории заканчиваются летальным исходом, родители зачастую обвиняют врачей в том, что они не настояли на госпитализации, резюмирует Луцкая.

Закрыть в психиатрической больнице

Инна Сергиенко, основавшая международную организацию "Фонд помощи детям с синдромом аутизма "Ребенок с будущим" соглашается с тем, что нужно вносить изменения в законодательство. К примеру, если речь идет о несовершеннолетних, нуждающихся в медицинской помощи, чьи родители находятся на неподконтрольных Украине территориях, законопроект позволяет органу опеки и попечительства давать разрешение на лечение. Однако формулировки в предлагаемых изменениях настолько обтекаемы, что врачи при желании смогут использовать это в самых разных ситуациях, считает эксперт. В документе говорится о праве врачей принимать решение при "угрозе для жизни ребенка", но нет определения, что можно считать такой угрозой.

Изменения, касающиеся недобровольной госпитализации детей в психиатрические больницы, кажутся еще более неоднозначными. Законопроект предполагает, что в случае, когда оба родителя против отправки ребенка в стационар, а психиатр считает это необходимой мерой, он обращается в орган опеки и попечительства, который и выдает такое разрешение. Сергиенко считает, что в некоторых ситуациях, к примеру, когда человек находится в таком состоянии, что представляет угрозу для окружающих, это действительно может быть оправданно. В то же время уровень психиатрической помощи в провинциальных городах оставляет желать лучшего. Нередки случаи, когда тот же аутизм специалисты диагностируют как шизофрению. Тогда госпитализация в специализированное учреждение вряд ли даст положительные результаты.

Переливание цельной крови свидетели Иеговы соотносят с человеческой безопасностью: если Бог запретил людям использовать ее, значит, это действительно вредно

— В настоящее время ответственность за психическое здоровье ребенка полностью лежит на его родителях. Они имеют право отказаться от любого психологического тестирования, психиатрического осмотра или госпитализации, — рассказывает Анастасия Вилинская, глава Гражданской комиссии по правам человека в Украине. При этом закон предусматривает, что при необходимости суд может вынести решение о лечении пациента без разрешения родителей или опекуна, уточняет она. Изменения же предлагают обходиться без судебного рассмотрения, то есть решение о госпитализации может выносить орган опеки и попечительства.

— Это недопустимо! — уверена эксперт. — Получается, что опекунский совет, то есть люди, у которых нет медицинского образования, наделяются полномочиями определять, болен ли ребенок, нуждается он в лечении или нет. Психиатрия и так достаточно субъективна: врач осматривает пациента и на этом основании делает выводы, дает описательный диагноз. И вдруг такие же права намерены предоставить социальной службе.

По словам Вилинской, эта инициатива может привести к тому, что психиатрическая помощь будет буквально навязываться детям, которые вполне могут обойтись без нее.

Законопроект оставляет возможность родителям обжаловать решение попечительского совета в суде, однако это не спасает ситуацию, считает она. Врачи получают возможность применять медицинские препараты сразу после госпитализации, не дожидаясь судебного рассмотрения.

— Воздействие психотропных веществ может быть мгновенным, — говорит эксперт. — Они влияют на сознание, так что даже из нормального человека можно сделать сумасшедшего. На практике мы видели, как в суд приводили людей под действием психотропных препаратов и они начинали вести себя неадекватно.

Важно
Шанс на жизнь. Три истории пациентов, спасенных благодаря пересадке органов в Украине
Шанс на жизнь. Три истории пациентов, спасенных благодаря пересадке органов в Украине

Кроме того, родителям сложно доказать в суде, что их ребенок не нуждается в психиатрической помощи. Когда речь идет об обычной медицине, вопрос сводится к анализам из лабораторий, которые могут показать объективное состояние пациента, но в психиатрии таким образом ничего доказать невозможно.