[Не]брачные узы. Почему ЛГБТИ-сообщество ополчилось против партнерских договоров

Фото: Getty Images

Две украинки заключили партнёрский договор, который позволяет им совместно распоряжаться имуществом и даёт другие права. Фокус узнавал, почему это нельзя считать однополым браком и за что документ раскритиковали в ЛГБТИ-сообществе 

«Своим друзьям я с радостью говорю о том, что у меня молодая жена», — смеётся Олеся Соломина, предпринимательница и общественная активистка из Киева. Несколько недель назад она зарегистрировала партнёрский договор со своей девушкой Адой. Некоторые украинские СМИ преподнесли это как первый однополый брак в стране, но в реальности заверенные у нотариуса документы по украинскому законодательству не считаются созданием семьи. По сути, это пакет волеизъявлений двух людей, дающий паре определённые права. В частности, партнёры могут в равной степени владеть совместно нажитым имуществом и разделить его в случае расставания. Договор также предполагает при необходимости доступ в реанимацию, принятие решений относительно лечения, обращения с телом после смерти и возможность попасть в следственный изолятор. 

«Даёт ли этот договор гарантию, что мы получим все права, в нём задекларированные? Нет, не даёт, — объясняет Олеся. — Мы прекрасно понимаем, что Украина — это страна, где люди на местах часто принимают решения, исходя из каких-то личных представлений о правильности и морали, а не на основе документов». Но если человек, к примеру, в больнице столкнётся с нежеланием медиков пустить его к партнёру, у него будет возможность оспорить это решение.  

Не только ЛГБТИ

Юрист Артём Афян разработал положения о гражданском партнёрстве около десяти лет назад. «Для меня работа над документом была юридическим вызовом, задачей, которую надо решить. Было интересно — можно ли создать семью, минуя Семейный кодекс?» — рассказывает автор договора. Сам он не является частью ЛГБТИ-сообщества, и найти однополую пару, которая решилась бы подписать бумаги, ему не удалось, поэтому разработки отправились в стол на долгий срок. В прошлом году в разговоре с Олесей Соломиной юрист упомянул о договоре, и она загорелась идеей его доработать. «Я общалась со своими знакомыми, для которых этот вопрос актуален, — рассказывает девушка. — В том числе с теми, кто заключил брак за рубежом, но в Украине он не имеет никаких юридических прав. Я узнавала, какие пункты они хотели бы включить в договор». 

Украина взяла на себя обязательство перед Европой узаконить гражданское партнёрство на госу­дарст­венном уровне, но этого так и не ­произошло

Работая над концепцией договора, Афян опирался на юридический опыт других государств. Институт гражданского партнёрства в мире существует давно и развит во многих странах. Во Франции, к примеру, так называемый гражданский договор солидарности внедрили в 1999 году для реализации прав однополых пар, однако по факту такой возможностью в основном пользовались натуралы. В статье The New York Times на эту тему упоминается, что в 2009 году из 173 тыс. гражданских союзов 95% заключили гетеросексуальные партнёры. Некоторые объясняют это тем, что, в отличие от классической свадьбы, к партнёрству не надо по-особенному готовиться. Финансовый фактор в этом случае играет немаловажную роль. В Великобритании до 2018 года гражданское партнёрство было доступно лишь для однополых пар, но два года назад Верховный суд предоставил такую возможность для всех граждан. 

Как считает юрист, в Украине договор о партнёрстве будет также интересен не только представителям ЛГБТИ-сообщества. «Есть гетеросексуальные пары, у которых официальное оформление брака по разным причинам вызывает дискомфорт, — говорит собеседник Фокуса. — Возможно, они просто не хотят пользоваться тем форматом, который предлагает государство». По его словам, договор может быть полезным при гостевом браке, когда у людей есть близкие отношения, но они не живут вместе. В то же время они могут планировать рождение ребёнка и хотят отрегулировать все юридические аспекты, насколько это позволено законодательством. Ещё одна категория людей, для которых гражданское партнёрство является актуальным, — полиаморные семьи, где в отношениях состоят более двух человек. 

НОВЫЙ ФОРМАТ. Олеся Соломина (справа) узаконила свои отношения с девушкой, подписав партнёрский договор
НОВЫЙ ФОРМАТ. Олеся Соломина (справа) узаконила свои отношения с девушкой, подписав партнёрский договор

«Такие правовые конструкции, как гражданское партнёрство, договор о реализации родительских прав и завещание, позволяют настроить семью под себя, — уверен Афян. — Мы идём в «Макдональдс», и нам дают картофель фри на выбор — маленькая порция, большая, стандарт, но в загсе предлагают брак лишь одного вида. И вот здесь как раз существует пространство для развития других форм регистрации отношений». 

Украина взяла на себя обязательство перед Европой узаконить гражданское партнёрство на государственном уровне. В 2015 году Кабмин принял план мероприятий для реализации Национальной стратегии в области прав человека до 2020 года, где один из пунктов как раз предусматривал разработку соответствующего законопроекта. Два года назад появились новости, что правительство подготовит законодательные изменения, но с тех пор этого так и не произошло. 

«Недостаточно разработать проект закона, надо ещё его провести через весь аппарат Верховной Рады, где до сих пор, к сожалению, существует стигматизация однополых отношений», — комментирует юрист. Он надеется, что публичный резонанс вокруг заключения договора между Олесей и Адой как раз позволит донести до общества мысль, что регистрация гражданских партнёрств — это не о «разврате», а об элементарных правах, которые необходимы людям.

Междоусобица

Украинские ЛГБТИ-активисты заключение договора о гражданском партнёрстве восприняли в штыки. Тимур Левчук, исполнительный директор общественной организации «Точка опоры», считает, что ажиотаж вокруг документа больше мешает правозащитному движению, чем помогает ему. По его словам, в суде документ не будет иметь юридической силы, так как его положения либо противоречат законодательству, либо предусматривают то, чего в законах нет. К примеру, если в договоре прописать наследование имущества или разрешение опеки над ребёнком, то это не означает, что такие права действительно появятся у партнёра. 

Важно
Отверженные. С чем сталкиваются представители ЛГБТ в Украине

Документ лишь создаёт иллюзию, что у гомосексуальных людей на самом деле есть права, хотя в реальности это не так, подчёркивает Левчук. Единственным позитивным моментом обсуждения договора он считает возможность напомнить о том, что Украина взяла на себя обязательства создать институт парт­нёрства.

Со стороны ЛГБТИ-сообщества в разных странах отношение к гражданскому партнёрству не всегда позитивное. Часть критиков считает, что разрешение на подобные союзы при запрете заключать реальные браки лишь усиливает дискриминацию геев и лесбиянок. Создание отдельного института для регистрации однополых отношений они сравнивают с расовой сегрегацией, ведь происходит искусственное разделение людей на группы. Кроме того, институт партнёрства нередко называют полумерой, мешающей добиваться тех же прав, что есть у гетеросексуальных людей. 

Олеся Соломина с такими формулировками не согласна. Она уверена, что это лишь начало работы по улучшению украинского законодательства в сфере равноправия и изменения отношения к гей-бракам в обществе. «Конечно, я хотела бы легализацию однополых браков уже завтра. Но я понимаю, что для большинства брак — это всё ещё священный союз мужчины и женщины», — говорит Соломина. До официального признания гей-союзов Украине надо пройти громадный путь, а гражданское партнёрство предлагает равные права уже в обозримом будущем, подчёркивает она.