Взрыв на заправке БРСМ в Переяславе - сокрытие доказательств и ни одного наказанного сотрудника компании, - СМИ

По словам экспертов, причина взрыва на АЗС "БРСМ-Нафта" в Переяславе — ошибки в проектировании, часть заправки где хранился газ строили без официальных документов.

За 7 лет с момента взрыва на АЗС сети "БРСМ-Нафта" к ответственности не привлечен ни один из подозреваемых по делу сотрудников компании. Родные погибших говорят об исчезновении доказательств по делу. Об этом идет речь в сюжете "Надзвичайних новин" на телеканале ICTV.

Несмотря на быстрое следствие и более 100 официальных заседаний судов к ответственности не был привлечен ни один из подозреваемых по делу о взрыве на АЗС "БРСМ-Нафта" в Переяславе. Среди них: Игорь Батюк (на момент взрыва — заместитель директора "БРСМ-Нафта"), Валерий Шпиг (главный инженер "БРСМ-Нафта") и Владимир Головко.

"Вдумайтесь, 7 лет не могут найти виновных в гибели 6 жертв. Целую вечность тянутся суды по делу о смертоносном взрыве на заправке в Переяславе-Хмельницком. Точки в этой позорной истории до сих пор нет. Сразу после страшной трагедии чиновники наперебой били себя в грудь и обещали — найдут виновных и посадят, но родственникам пострадавших разве что выплатили компенсации ", — отмечается в сюжете.

По словам экспертов, причина взрыва на АЗС "БРСМ-Нафта" в Переяславе — ошибки в проектировании, часть заправки где хранился газ строили без официальных документов.

"Причиной взрыва стала разгерметизация трубы от газово-раздаточной колонки в емкости где хранился (газ – прим.ред), потом газ проник через коммуникации в подвальное помещение и до самой операторской где и произошел взрыв в результате искры", — рассказывает прокурор Бориспольской окружной прокуратуры Владимир Баклан.

В "БРСМ-Нафта" своей вины не признают и называют взрыв спланированным терактом. В свою очередь, мать погибшего Светлана Степаныч, которая продолжает бороться за справедливость, говорит о попытке скрыть доказательства по делу.

"Лично я видела проектную документацию на эту заправку, а когда дошло до того чтобы подавать эти доказательства — проектная документация вдруг исчезла — доказательства исчезают", — отмечает Светлана Степаныч.

Журналисты "Надзвичайних новин" также отмечают, что расследование дела было проведено быстро, чего нельзя сказать о суде. Заседания проходили очень вяло, а затем дело начали слушать с начала, потому что передали из Переяслава в Борисполь.