Как выйти из кризиса: уроки тех, кто смог

2009-09-11 17:09:00

144 0
Как выйти из кризиса: уроки тех, кто смог
В сентябре 2008 года украинцы массово ощутили на себе влияние глобального кризиса. Фокус выяснил, как изменилась жизнь тех, кто прошлой осенью пострадал первым

Бывший руководитель отдела продаж, инвестконсультант, таможенный брокер, бизнес-тренер, банковский клерк, пара маркетологов и бухгалтеров – полный комплект профессий группы риска. С уволенными год назад представителями этих специальностей сегодня охотно работают в киевском Центре кризисных ситуаций. Дело взаимовыгодное: участникам фокус-групп – приработок, социологам – информация из первых рук о том, как повлиял кризис на привычки и запросы украинцев.

«Хотите понаблюдать? – спрашивает модератор одной из фокус-групп Дмитрий Скороходов. – Для этого у нас есть комната с зеркальными стёклами. Те, кто находится в ней, могут видеть и слышать обсуждение, не смущая участников своим присутствием». За два с половиной часа мы получили подробную картину кризисного существования. Например, выяснилось, что чтение, прогулки и секс вытесняют из жизни кинотеатры, клубы и рестораны, а каши и макароны уже пришли на смену замороженным полуфабрикатам и соусам. Резко увеличилось потребление главного антидепрессанта – шоколада и почему-то слабительных средств.

«Есть теория, что наивысшее счастье дают самые дешёвые формы проведения досуга, – рассказывает г-н Скороходов. – Исходя из этого, украинцы очень скоро могут стать счастливейшими людьми». По мнению социолога, изменились и предпочтения наших соотечественников в выборе работы. Если год назад для большинства был важен только размер вознаграждения, то сегодня почти все участники фокус-групп утверждают, что в будущем предпочтут работодателей, предлагающих «белую» зарплату.

Урок 1. Не суетиться


Куда подальше. Безработный дизайнер Сергей Зарудный прожил  кризисный год «на всю катушку»

Шотландия, Мадагаскар, Перу, США, Индия, Непал – вот главные маршруты, по которым прошёл за последний год ландшафтный дизайнер Сергей Зарудный. Последний крупный заказ на разбивку парка в имении одного из украинских олигархов Сергей выполнил в августе 2008 года. «Тогда пришлось повозиться, но и получил я немало, – вспоминает дизайнер. – Несколько докризисных лет получалось так, что денег у меня было больше, чем возможностей потратить их. Приобретение «заводов, газет, пароходов» меня никогда не интересовало, а на единственное хобби – путешествия не хватало времени».
Серьёзной работы у г-на Зарудного не было с сентября прошлого года. Те заказы, которые несколько раз предлагали, оказывались или скучными, или материально непривлекательными. Слегка порефлексировав для порядка, Сергей разработал подробный маршрут поездок по местам, где давно хотел побывать, снял деньги со счетов (неделю спустя сделать это было уже невозможно: в двух банках, где он держал сбережения, НБУ ввёл временные администрации) и отправился на полгода в путешествие. Когда в заповеднике Лукубе на Мадагаскаре он встретил одного из своих бывших заказчиков, стало понятно, что желание воспользоваться временной передышкой посетило не его одного.

В апреле, вернувшись в Украину и обнаружив, что с заказами по-прежнему не ахти, Сергей решил, что для полного счастья ему не хватает умения управлять лёгкими самолётами. Сегодня он с восторгом рассказывает об уроках пилотирования в одной из частных школ под Киевом, мечтая со временем купить легкомоторный самолёт.
О будущем он не переживает: если подойдут к концу сбережения, возьмётся за любую работу. «Буду решать проблемы по мере поступления. Кризис – отличный шанс для тех, кто хочет перестать чувствовать себя белкой в колесе товарно-денежных отношений», – шутит дизайнер.

Урок 2. Верить в себя


До осени 2008 года 36-летний Антон Катков лет пять трудился на должностях не ниже коммерческого директора. Прошлым летом его пригласили на работу в Россию. Обещали высокую зар-плату и карьерный рост, но «любовь» с приглашающей компанией продлилась всего три месяца. Антон спешно вернулся в Киев в надежде быстро найти достойную работу. Не вышло. За год г-ну Каткову дважды отказывали работодатели – он был слишком хорош для них. «Горе от ума. Моё четырёхстраничное резюме вызывало шок. Мне говорили, что не могут взять на рядовую менеджерскую должность», – вспоминает Антон.

Когда совсем припекло, Катков стал таксовать на кредитном автомобиле Subaru Forester. «У меня съёмная квартира, автомобиль и кот, которому не объяснишь, что чёрный хлеб – тоже еда. Правда, я протянул в такси около месяца – извоз столичных гуляк приносил больше усталости, чем денег». По словам Антона, вместе с ним работали владельцы автомобилей стоимостью более 50 тыс. долларов – они развозили товар в ларьки на троллейбусных остановках.


«У тебя 50 гривен, ты пьёшь пиво с друзьями, и будь что будет. А утром деньги, пусть небольшие, снова есть. Такие чудеса случаются только с безработными оптимистами», – смеётся Антон. Деньгами помогали друзья, с банком он чудом договорился. Каждый месяц обещал, что вот-вот устроится на работу, опасаясь, что отнимут машину. В конце концов ему доходчиво объяснили: «У банка уже есть автопарки, очередная машина нам не нужна. Думайте, как вернуть кредит».

Сейчас Антона сложно застать в Киеве – новое место работы в одной из столичных компаний связано с постоянными командировками. «Скромная зарплата не беда. Главное – не держаться за воспоминания о статусных должностях и заоблачном уровне былых доходов. На войне как на войне», – озвучивает г-н Катков главный урок, полученный им в первый кризисный год.

Урок 3. Быть сильным

«Первопроходцам прошлой осенью тяжелее всего было принять новые правила игры на рынке труда: зарплаты ниже, а работать приходится больше, – объясняет социолог из Центра кризисных ситуаций Дмитрий Скороходов. – Причём жертвами стали не только те, кто попал под сокращение, но и уцелевшие. Им пришлось выполнять двойную работу за меньшие деньги».


Перемена слагаемых. Настю Воробьёву за год увольняли дважды. Вынужденная переквалификация пошла ей на пользу – девушка нашла любимое дело

Для 21-летней Насти Воробьёвой нынешний кризис  – первый во взрослой жизни. За последний год она дважды оставалась без работы: сначала прошлой осенью, потом  – перед новогодними праздниками. «До осени я работала менеджером внешнеэкономической деятельности, – рассказывает Настя. – Это была первая серьёзная работа в жизни. Дела в компании шли неплохо. Но начальство, видимо, поддалось общей панике и на всякий пожарный решило сократить штат. Меня уволили, чтобы сохранить место для коллеги с ребёнком. Другую мою коллегу чуть позже уволили с мотивировкой «у тебя есть работающий муж – не пропадёшь».

Кризис стал для Насти громом среди ясного неба. «Увольнение совпало с переездом в новый офис – просторный, в центре города, весь в белом мраморе. Чёртов мрамор! Неужели он важнее, чем работник?» Полоса неудач не заканчивалась ещё долго: на следующий день девушка увидела своё кредитное авто висящим на эвакуаторе. «Я кричала людям, увозившим машину, что теперь безработная, но платить штраф всё равно пришлось». Через пару недель новая работа нашлась, хотя и ненадолго. «31 декабря, в канун Нового года, я собрала вещи и вышла из офиса с 1000 гривен в кармане – меня снова уволили».

Теперь Настя продаёт рекламу. По её словам, занятие интересное, место доходное и сокращений, вроде бы, не предвидится. «В отличие от многих инфантильных сверстников я захотела работать и работаю, – продолжает Настя. – Главное, чему научил меня этот год, – справляться с ответственностью: сейчас на мне мама, две собаки и машина в кредит».

Урок 4. Вкалывать за троих


В начале кризиса известный блогер и предприниматель Денис Олейников вынужден был уволить каждого пятого сотрудника своей компании по изготовлению одежды с принтами. Ещё прошлой весной 31-летний директор фирмы Futbolka.ua на одном из сайтов в подробностях описал грядущие проблемы и выступил с инициативой «Кризису – да!». Программа из 10 пунктов должна была ускорить падение рынка недвижимости и сделать жильё более доступным по цене.

Обвал не обошёл стороной и бизнес самого Олейникова. «Мне не пришлось выбирать – сокращать расходы на канцтовары и свет или увольнять работников. Я сделал и то и другое, – говорит Денис. – Руководить в кризис – то же самое, что быть капитаном корабля в шторм: если не выбросишь за борт десятерых из ста, не доплывут до берега остальные». В одном из отделов своей компании он честно признался, мол, не знает, кого уволить, и сказал, что вернётся к этому через два месяца. В конце концов кандидат был найден.


Не меньше, чем потерявших работу, кризис отрезвил и работодателей. «Люди переоценили свои способности и возможности – наступила эпоха шальных денег. Зарабатывать, брать кредиты стало слишком просто», – подчёркивает Олейников. Для себя главным уроком прошедшего года он считает опыт экономии, планирования бюджета: «Я убедился, что от каждого нужно получать максимум – раньше забота о клиенте была отчасти декларацией из книг по маркетингу. А ведь на гривну, которую несёт тебе человек, уже выстроилась очередь из конкурентов». Денис не паникует по поводу того, что его компания переживает нелёгкие времена, которые, по его прогнозам, закончатся не раньше осени 2011 года.

Несмотря на трезвую оценку происходящего, Олейников не намерен до часа Х отсиживаться в окопах. Его дочь подаёт надежды как теннисистка, и заботливый отец вместе с другими родителями юных спортсменов намерен строить корт под Киевом. На собственные средства, разумеется.

Михаил Кригель, Евгения Даниленко, Фокус

Loading...