"За диктатуру я бы не воевал". История одного морпеха на российско-украинской войне

позывной искра, морпех Владислав Журавлев
Искра ушел в армию с первого курса университета

"Вижу Украину государством демократическим и социальным", — говорит гранатометчик Владислав Журавлев, который ушел воевать четыре года назад с первого курса университета. Сейчас парню 22 и за его плечами — почти два года службы на "нуле". Фокус расспросил защитника Украины о воинских буднях.

Наш собеседник — Владислав Журавлев, 22-летний десантник-штурмовик с позывным "Искра". Гранатометчик десантно-штурмовой роты 501-го отдельного батальона 36-й отдельной бригады морской пехоты. За его плечами — четыре года службы, из них почти два года — на первой линии в зоне ООС. Уроженец Николаевской области, он хотел стать юристом и поступил во Львовский университет — но с первого курса ушел в войска.

В 2019 году Владислав получил два сквозных осколочных ранения, после поправки продолжил службу. Награжден медалью "Відзнака Ради національної безпеки і оборони України II ступеня".

позывной искра, морпех Владислав Журавлев
Владислав Журавлев, 22-летний десантник-штурмовик с позывным "Искра"

"Связаны в единую сеть"

Искра, понимаю, что не все можно рассказывать: но что представляет собой российско-украинский фронт сегодня?

— У каждого отделения своя позиция, позиции связаны в единую сеть. Несколько отделений формируют взвод — у него тоже своя позиция. Несколько взводов — это уже рота… И так выглядит вся линия фронта. Все опорные пункты, все огневые точки соединены окопами. Расстояние до врага разное, где-то менее километра, где-то побольше. Но на расстоянии выстрела из легкого стрелкового оружия.

Приборы ночного видения и тепловизоры есть у всех, каждое отделение, расположенное в километре от другого, ночью просматривает местность. Если дежурные исправно несут вахту, проникнуть российским диверсантам или пророссийским боевикам фактически невозможно.

Владислав Журавлев, Игаль Левин
Владислав Журавлев и военный обозреватель "Фокуса" Игаль Левин

Опиши твой типичный день на фронте. Из чего он складывается?

— Каждое утро начинается с обустройства позиции — с того, что называют "фортификационными задачами". В первую очередь, это зачистка окопов от осыпавшейся земли. После дождей такое часто бывает, приходится, как дедам и прадедам в Первую мировую, работать лопатой. Много работать. Во время дождей очень сыро, окопы заливает. Воду приходится выгребать и следить, чтобы не промокли вещи, да и снаряжение вообще.   

При возможности строим новые оборонительные фортификационные сооружения: пулеметные гнезда и другие огневые позиции, растягиваем спираль Бруно (колючую проволоку), укрепляем жилые точки. 

Затем дежурные отправляются за доставкой воды и продовольствия. Как я уже говорил, каждая укрепленная оборонительная точка отделения обособлена. Никто не повезет "на ноль", то есть, туда, где может легко прилететь, ни воду, ни продукты. Все это оставляют на точках сброса, а бойцы уже сами забирают — просто переносят в руках. Переноска грузов, рытье окопов, возведение укреплений — все делает живая сила, руками.

Ранения и награда: "Нужно было подняться и стать открытым для огня"

Это рутина, но она выглядит как опасное занятие: уйма работ в километре от врага, то есть, на расстоянии винтовочного выстрела. Ты, кстати, был ранен: при каких обстоятельствах?

— В 2019 году. По машине с водой, которую я разгружал, прилетел ПТУР. Меня взрывной волной выкинуло из кузова, это и спасло. Отделался двумя осколочными в корпус и в ногу, а еще голову мелкими осколками посекло. После нескольких месяцев лечения и реабилитации снова вернулся в строй.

То есть даже такая простая задача, как разгрузка воды, на фронте, может оказаться смертельной. Враг близок и он желает нам смерти.

Владислав Журавлев после ранения
Даже такая простая задача, как разгрузка воды, на фронте, может оказаться смертельной
Владислав Журавлев после ранения
Даже такая простая задача, как разгрузка воды, на фронте, может оказаться смертельной

Расскажи про бой, после которого тебя наградили.

— Летом 2020 года по позиции, где находилось мое отделение, начался горячий обстрел. Расстояние до врага было меньше километра, возможно, метров 700. А стреляли изо всего, что у них было: пулеметы, гранатометы АГС 17 и СПГ 9, ДШК и Утес… Честно говоря, было очень несладко. 

Укрывшись в окопах, мы понимали, что любой меткий прилет будет означать гарантированные потери. Понимало это и командование ротой, поэтому командир роты связался с нашим командиром отделения — по аппарату связи ТА-57. Это старенький проводной телефонный аппарат, который солдаты именуют "тапиком". Старый, но крайне надежный. И был получен приказ: десантнику штурмовой роты Искре, то есть мне, выдвинуться под прикрытием пулеметного огня на передовую позицию и нанести удар по врагу из гранатомета.

Я вместе с побратимом выдвинулся на огневую позицию. В это время заработали наши пулеметы. стараясь максимально подавить врага и дать нам свободу для нанесения удара. Ведь мне нужно было подняться и на мгновение стать открытым — для огня снайпера, например. 

морпех Владислав Журавлев, первая линия ООС, боец ВСУ
Был приказ: десантнику штурмовой роты Искре выдвинуться под прикрытием пулеметного огня на передовую

Побратим запечатлел момент выстрела на видео. Можно увидеть, как я наношу прицельный удар по позиции врага. До этого я много раз делал это на учениях, готовился. И вот настал этот момент… Выстрел оказался метким, фортификационное сооружение российско-оккупационных войск взлетело на воздух, снесенное мощным взрывом. Видимо, в этом ДЗОТе был один из складов боекомплекта врага, потому что точку разнесло чуть ли не в щепки.

Скорее всего, в точке были боевики: в средства наблюдения мы заметили вызов медицинской машины. Наше отделение, чтобы не зацепить вражеских медиков, прекратило пулеметный огонь. С той стороны тоже перестали стрелять. Бой был окончен. Враг потерял один из своих опорных пунктов.

Вы всегда прекращаете стрелять, если видите санитарные машины?

— Как правило да. Исключением может быть только ситуация, когда по нам не прекращают огонь, тогда и мы не прекращаем.

После этого случая ты награду получил?

— Да, командование батальона ходатайствовало о моем награждении за меткий выстрел. В итоге, по решению СНБО, я получил медаль "Відзнака Ради національної безпеки і оборони України" 2-й степени (всего их три). В нашем батальоне я — единственный кавалер данной награды.

морпех Владислав Журавлев, первая линия ООС, боец ВСУ
Владислав Журавлев: фронтовые будни

"Вижу Украину государством демократическим и социальным"

Искра, ты уже четыре года носишь форму, из них почти два года на первой линии в зоне Операции объединенных сил. Рискуешь жизнью. И ведь этот бой и ранение — не единственное, что тебе пришлось пережить. Что сподвигло тебя пойти служить и за какую Украину ты сражаешься?

— Я человек демократических и социалистических взглядов, поэтому вижу Украину государством демократическим и социальным. Не государством, где большинство населения обслуживает прихоти меньшинства. Россия, являясь диктатурой и явной автократией, боится демократической Украины. Именно поэтому важно не давать им возможности расширяться, захватывать еще земли, продолжать убивать наших граждан. 

Мне важно сражаться за демократию и свободу. Если бы Украина не была свободной и демократической, я не пошел бы за диктатуру воевать. Если бы Украина была такой себе маленькой копией России, то Россия уж точно не напала бы на нее. Кремль испугался Майдана и возможности переноса Майдана и его демократических ценностей в саму Россию.