Все статьиВсе новостиВсе мнения
Мир
Стиль жизни
Красивая странаРейтинги фокуса
Увидеть Европу и не умереть. Что делать Евросоюзу с нелегальными мигрантами

Увидеть Европу и не умереть. Что делать Евросоюзу с нелегальными мигрантами

Неприступная крепость или прибежище? Отогнать или приютить? Европейские ценности проходят серьёзную проверку под невиданным наплывом беженцев

000

Чудовищная статистика гибели тысяч беженцев из Ближнего Востока, пытавшихся добраться до благословенной Европы, не произвела такого впечатления на счастливых обладателей паспортов Евросоюза, как снимок маленького мальчика, словно заснувшего на прибрежном песке недалеко от турецкого курорта Бодрум. Один из художников, откликнувшихся на смерть трёхлетнего Айлана Курди, так его и изобразил — спящим в детской кроватке, в той позе, в которой его нашли турецкие спасатели. Трагедия воспринимается совсем иначе, когда у неё появляется лицо и имя. Теперь ни забыть, ни отмахнуться.

Лодки смерти

В Эгейском море вместе с Айланом погибли его мать, пятилетний брат и ещё одиннадцать беженцев из Сирии. Выжил отец, Абдулла Курди. Их семья бежала в Турцию из города Кобани, за который вели жестокие бои курдские бойцы и боевики ИГИЛ. Из Турции Курди намеревались перебраться в Канаду — в Ванкувере живёт сестра Абдуллы, но Канада отказалась их принять. Решили двигаться через Европу и обратились к контрабандистам, переправляющим нелегалов в Грецию. Резиновая лодка дала течь… Сейчас Канада готова предоставить Абдулле гражданство без всяких предварительных процедур, но ему уже не надо. Он хочет похоронить родных в покинутом Кобани.

Айлану Курди суждено стать символом трагедии народа, выброшенного войной с родины 

Из всех путей проникновения в Европу морской путь на убогих переполненных лодках — самый опасный. В прошлом году в Средиземном море, по оценке Управления верховного комиссара ООН по делам беженцев, погибло 3500 человек, в этом уже называют цифру 2500. Это очень приблизительные данные: если не остаётся выживших, некому сообщить об утонувших.

Для контрабандистов бизнес чрезвычайно прибыльный. Лодки для переправки они покупают за копейки — старые и негодные, слегка их латают. Между Турцией и Грецией в ход идут простые надувные лодки на 20 человек, куда помещают и 80, и 90 беженцев. Обычно контрабандисты сами в переправке не участвуют, для этого азам управления несколько дней обучают кого-то из пассажиров. Средняя цена нелегального бегства — $1500 с человека. Небольшое рыболовное судно, набитое под завязку, может принести переправщикам до $2 млн. Спасательными жилетами беженцев не снабжают — лишние расходы и потеря драгоценного пространства.

"Лодка смерти" — это бытующее у беженцев название. Но все думают, что им-то повезёт. Ведь в прошлом году повезло 210 тысячам мигрантов, выбравших морской путь. А общее число утонувших с 2000 года оценивается в 20 тысяч.

Спасать дороже

Нельзя сказать, что Европа совсем равнодушно смотрит на гибель людей у своих южных границ. В октябре 2013 года Италия развернула операцию Mare nostrum, в которой участвовали корабли военно-морского флота и авиация военно-воздушных сил Италии. Военные перехватывали утлые плавсредства беженцев далеко на юге Средиземного моря, пересаживали их на безопасные судна и отправляли в порты Италии. В течение года таким образом в Европу было доставлено около 150 тысяч мигрантов. Трагедий на море это не предотвратило, но существенно снизило их количество.

За такое добросердечие Италию начали критиковать противники присутствия в Европе большого числа мигрантов: дескать, итальянцы поощряют нелегальное проникновение в ЕС. Кроме того, бюджету страны операция обходилась недёшево. Общая сумма затрат составила 114 млн евро, а из европейской казны было выделено лишь 1,5 млн: посчитали, что это преимущественно итальянская проблема.

В результате военную операцию свернули и заменили пограничной, под названием Triton. Она в три раза дешевле и ограничивается контролем непосредственно границы территориальных вод Италии, куда не всякая дырявая лодка доплывёт. Спасение носит теперь случайный характер: вдруг какое-то проходящее судно натолкнётся на терпящих бедствие и, может быть, подготовки экипажа и оборудования окажется достаточно, чтобы оказать помощь.

Беженцы, перешедшие венгерскую границу, отправляются в Германию

Волшебный тачдаун

В Европу пытаются пробраться и по суше. За немаленькую сумму могут спрятать в секретный тайник, оборудованный в автомобиле. Опасности подстерегают и здесь: можно просто задохнуться.

Самый дешёвый, но при этом малорезультативный и травматичный способ используют при штурме шестиметрового забора из двух стен, опутанных колючей проволокой, который разделяет испанскую и марокканскую территории в районе города Мелилья. Преодолеть такое препятствие под силу не каждому крепкому мужчине. Собравшись в группу, насчитывающую сотни человек, искатели европейского счастья ночью совершают внезапный налёт, стараясь застать врасплох марокканские и испанские пограничные и полицейские службы. Те неизбежно подтягиваются, но буквально у нескольких счастливчиков есть шанс прорваться в общей суматохе.

Сейчас такие же заборы строят на своих границах Венгрия и Болгария, чтобы отгородиться от Сербии и Турции: балканское "окно" — самое популярное у беженцев, готовых на всё ради того, чтобы попасть в Евросоюз.

Факт попадания предельно важен: европейское законодательство обязывает предоставить человеку, оказавшемуся на территории ЕС, юридическую помощь, переводчика и выяснить его дальнейший статус: докажешь, что дома грозит опасность, останешься. По сути, тут, как в американском футболе, важно попасть в "очковую зону", сделать тачдаун. Правда, европейские правозащитники регулярно фиксируют нарушения этого закона, когда прорвавшихся людей выдворяют обратно без разбирательства, да ещё и перед этим как следует избив, а то и ограбив. Официально разрешение на беспредел, конечно, никто не даёт, но негласные договорённости между пограничниками с обеих сторон границы существуют.

Возьмут не всех

ЕС принимает лишь политических и военных беженцев. Грозит на родине неустранимая государством потеря жизни, здоровья и свободы за взгляды, национальность или религию — получай вид на жительство и спустя 15 месяцев право на работу. Тех, у кого дома война, пустят лишь на время войны, помогут с жильём и прокормом, но работать не позволят. По окончании войны отправят обратно.

С тем, кто просит убежища по экономическим причинам, разговор короткий — придётся ехать обратно. И не просто ехать. Все расходы, которые государство понесло во время выяснения статуса такого беженца и возвращения его домой, тщательно подсчитают, и въехать легально в Европу теперь можно будет, только оплатив счёт в несколько тысяч евро минимум. Информация долгие годы будет храниться в базе соответствующих ведомств.

Экономические беженцы в нынешнем потоке составляют существенную часть, едва не половину. Если сирийцы, иракцы, афганцы или эритрейцы идут по категории политических или военных, то граждане Косово, Албании или Сербии обычно спасаются от безработицы. Но в ЕС не считают безработицу уважительной причиной для нелегального пересечения своих границ. Все эти люди будут отправлены назад с запретом на легальный въезд.

Дублинская ловушка

Дублинская конвенция, принятая в 1997 году, вынуждает основную тяжесть проблемы нелегалов нести пограничным странам ЕС. Беженец обязан зарегистрироваться в первой же стране, куда он попал, и, будучи занесённым в базу, он будет возвращён в это государство, если вдруг решит переехать в другую часть Евросоюза. На центры для переселенцев выделяются дополнительные средства из европейского бюджета. Это как-то работало, пока поток нелегальных мигрантов не приобрёл угрожающих размеров.

Пограничные государства ЕС — далеко не самые богатые члены Союза, а Болгария, например, и вовсе наиболее бедная. И вновь прибывшие предпочли бы страны поразвитее: Германию, Швецию, Австрию, куда и норовят прошмыгнуть, минуя регистрацию. Подзабывшие о внутренних границах члены Шенгенской зоны снова вспомнили о них и пытаются усилить погранконтроль. Шенгенское соглашение, кстати, позволяет до 30 дней вводить полный погранконтроль, если того требуют соображения национальной безопасности.

Австрия, временный лагерь беженцев у венгерской границы. Привычки придётся менять

В этом году ожидается, что только в Германию прибудет около 800 тысяч беженцев, в четыре раза больше, чем в прошлом, когда во всём Евросоюзе прошений о предоставлении убежища было 660 тысяч. Понимая серьёзность проблемы, правительство временно отказалось следовать норме Дублинского протокола, людей больше не высылают в страну прибытия. Германия при поддержке Австрии и Франции инициировала рассмотрение вопроса о квотах на беженцев между странами ЕС, которые бы учитывали их возможности, но всё-таки равномерней распределяли неожиданно свалившуюся на Европу нагрузку. В оппонентах пока страны Центральной Европы и Испания. Британия тоже крутит носом. 14 сентября вопрос будут обсуждать министры юстиции Евросоюза.

Не факт, кстати, что такое принудительное расселение — удачное решение. Это справедливо в отношении стран ЕС, но не по отношению к людям, которые, по идее, вольны жить там, где им хочется, раз уж их приняли в своё общество.

Хуже — бывает

Информационный европоцентризм подталкивает к выводам, будто там происходит что-то запредельное. Да, ситуация не из простых, но из огромного числа беженцев (в прошлом году, по данным ООН, их насчитывалось 59,5 млн) подавляющее количество, 86%, расселены вовсе не в Европе. Например, сирийские беженцы нашли убежище в основном в Турции, где их 1,8 млн, в Ираке — 248 тыс., а в маленьком Ливане их 1,2 млн (при численности собственного населения в 4 млн), в Иордании — 628 тыс. при собственных 6 млн. Много вы читали о гуманитарном кризисе в Ливане или Иордании?

В Европе лидеры по приёму беженцев — Швеция и Мальта, где на тысячу жителей приходится восемь искателей убежища. А, например, Британия в прошлом году рассмотрела лишь 25 тыс. прошений об убежище выходцев из разных стран, и с июня 2014-го по июнь 2015 года аж 166 сирийцев получили добро. Ну прямо катастрофа.

Но даже самые негостеприимные европейские страны не сравнятся с богатейшей Саудовской Аравией, которая напрочь отказывается принимать людей, не получивших в установленном порядке визу, будь они хоть тысячу раз единоверцы.

You are welcome!

Насколько Европа была настроена с предубеждением к беженцам в предыдущие годы, настолько сейчас, в том числе и под влиянием таких трагедий, которая случилась с семьёй Абдуллы Курди, нарастает волна сочувствия к людям, спасающимся от войны, голода и разрухи. Примеров тому множество.

Когда мюнхенская полиция утром 1 сентября сообщила в Twitter, что на центральный вокзал приходят поезда с несколькими сотнями беженцев, и попросила подключиться волонтёров, результат оказался неожиданным. Люди массово понесли воду, продукты, детское питание, предметы гигиены и игрушки. Желающие помочь были не только из Мюнхена, но и из соседних городов. Уже в час дня Twitter полиции попросил остановить поток помощи — он сильно превосходил спрос.

В ЕС не считают безработицу уважительной причиной для нелегального пересечения своих границ

Акции поддержки проходят по всей стране. Знаменитый футбольный клуб "Бавария" из Мюнхена перевёл миллион евро на нужды беженцев, предоставил для тренировок детей базу с бесплатным питанием и футбольными уроками. Почин подхватили другие клубы, включая английские.

Примеров нетерпимости тоже хватает. С начала года в Германии зафиксировано 336 нападений на приюты для беженцев. Не нужно быть экспертом, чтобы прогнозировать рост популярности политических сил, выступающих за ужесточение правил по отношению к мигрантам. Опросы зафиксировали, что в Британии число противников пребывания страны в ЕС превысило число сторонников: 43% против 40%. Явный результат миграционного кризиса.   

Но в Германии, наоборот, 37% считают, что нужно продолжить принимать беженцев на нынешнем уровне, а 22% уверены, что нужно даже увеличить их число. При этом 87% испытывают стыд за соотечественников, совершающих нападения на беженцев. Германия нуждается в омоложении, считают большинство немцев и не видят ничего страшного в притоке новых людей. При этом вполне осознают, что процесс адаптации не будет лёгким.

Жалеть не себя 

Европе поздно выбирать, что она собой представляет, — богатый клуб только для своих или открытое сообщество свободных людей. Расовое и религиозное разнообразие континента давно говорит о сделанном выборе. Своего рода моральную точку в диспутах подвёл папа Франциск, призвавший каждый католический приход приютить хотя бы одну семью беженцев. А только в ведущих католических странах Европы около 70 тысяч приходов. И глава Ватикана отдаёт себе отчёт, что речь идёт в большинстве случаев о семьях мусульман.

Но политико-административные решения ещё впереди. Очевидно, что Евросоюзу придётся менять практику работы с беженцами и соответствующее законодательство. Да, это потребует новых средств, и немалых: Германия оценивает соответствующие траты в этом году в 10 млрд евро. Но каких денег не заплатишь, лишь бы никогда не находить у своих границ погибших детей, которым так и не посчастливилось увидеть благословенную Европу.    

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.