Оливковая ветвь войны. Зачем войска Эрдогана ударили по Африну

2018-02-05 14:05:00

1076 1
Оливковая ветвь войны. Зачем войска Эрдогана ударили по Африну

Фото: Getty Images

Турция решила разрубить курдский узел, но, кажется, лишь туже его завязала

У людей, назвавших военную операцию "Оливковая ветвь", своеобразное чувство юмора. 21 января турецкие войска вошли в сирийскую провинцию Африн вовсе не для дружеского братания. Цель — силовое подавление курдской автономии и нанесение максимального урона курдским Отрядам народной самообороны (YPG). Это крайне сложная сама по себе задача, но такие попытки её решения подрывают усилия по урегулированию ситуации в Сирии, где уже семь лет идёт война.

Ненавистная Рожава

Между тем у турок своя война: они с курдами воюют с 1984 года, пытаясь подавить сепаратистские устремления 20-миллионного "меньшинства", и на этом фоне нынешняя операция — лишь часть долголетней кампании. Вдоль южных границ Турции с сирийской стороны тянутся курдские территории, откуда действуют боевики YPG, проникая в Турцию и нападая на военные и полицейские цели. Этим курдские атаки отличаются от терактов ИГИЛ: джихадисты не щадят мирное население и стремятся к максимальным жертвам, YPG "работает" по силовикам — нападает на колонны машин, блокпосты или опорные пункты.

Гражданская война, в которую погрузилась Сирия, позволила сирийским курдам после ухода правительственных войск в 2012 году взять под политический контроль свои территории — теперь там власть Демократической федерации Северной Сирии. Так назвали своё объединение курды трёх сирийских провинций — Африн, Кобани и Джазиры. Раньше они предпочитали название "Рожава", но в политических целях отказались от него, подчёркивая равенство прав и возможностей и для других жителей региона.

В ходе войны с ИГИЛ отряды YPG проявили себя наиболее боеспособной силой, противостоящей джихадистам. Получая солидную военную поддержку со стороны США и время от времени со стороны России, курды нанесли поражение "Исламскому халифату", и в процессе наступления курдские анклавы впервые соединились в сплошную полосу, что вызвало в Турции огромную обеспокоенность. У южной границы появилось курдское полугосударственное образование, что грозит переходом сепаратизма на качественно новый уровень. В августе 2016 года была начата операция "Щит Евфрата", продлившаяся целых семь месяцев: турецкие войска и их союзники из числа сирийской оппозиции разрезали курдскую территорию по западному берегу Евфрата. И вот теперь пришёл черёд ударить по Африну.

Дамаск не спрашивают

Курды, герои сопротивления "Исламскому государству", чувствуют себя обманутыми всем миром

Провинция Африн на северо-западе страны была меньше всего задета нынешней гражданской войной. Правительственные войска отсюда давно ушли, а боевики ИГИЛ не добрались. Полугорная, заросшая буйной зеленью местность, где нет недостатка в воде, сильно отличается от пустынных пространств южных и восточных провинций Сирии. Неудивительно, что сюда хлынули беженцы, и численность населения Африна выросла раза в три. Это место недаром называют Горой курдов: тут расположились 360 процветающих курдских поселений, образовав самую густонаселённую курдами часть Сирии. И да, здесь прочно обосновались Отряды народной самообороны курдов.

Нужно сказать, что и помимо курдской темы у Турции и Сирии есть давние взаимные претензии. Так, крупнейший сирийский город Алеппо исторически и экономически был связан со средиземноморским портом Александреттой. Но французы, распоряжавшиеся территорией Сирии после Первой мировой войны и распада Османской империи, в 1938 году отдали приморскую провинцию Хатай с Александреттой Турции. С тех пор Сирия не признавала законность этого отторжения собственной территории, обозначая Хатай на картах как часть Сирии. Африн непосредственно граничит с провинцией Хатай.

Новое вторжение турецких войск на территорию Сирии, понятно, не понравилось Дамаску: там давно не контролируют большую часть страны, но всякие покушения на суверенитет воспринимают болезненно. Президент Турции Эрдоган заявил, что у его страны нет намерения захватывать сирийскую землю, цель — установить вдоль турецко-сирийской границы "зону, свободную от террористов", к которым он относит YPG, и решить проблему с 3,5 млн беженцев, перебравшихся из Сирии в Турцию. Правда, при этом не исключил, что его войска пойдут и дальше на юг, в провинцию Идлиб.

Очевидно, что помимо реализации провозглашаемых целей, которые важны для Турции сами по себе, снятия напряжённости на южной границе и решения проблемы беженцев Анкара намерена также зримо обозначить присутствие в сирийском конфликте и усилить своё влияние на вопросы по его урегулированию. В конце концов, в отличие от США, России, Ирана и Саудовской Аравии, участвующих в войне с большой дистанции, Турция действительно непосредственно соседствует с зоной конфликта и несёт все связанные с этим неприятности и риски.

Все против всех

Ситуация с турецким наступлением показательно демонстрирует головоломную сложность сирийской проблемы. Курды — верные союзники США в борьбе с ИГИЛ, их вклад в поражение исламистов трудно переоценить. Они рассчитывали получить в качестве благодарности какую-то форму политической автономии. Но Турция, партнёр США по НАТО, — непримиримый враг сирийских курдов и никогда на это не согласится. В то же время Анкара, как и Вашингтон, категорически против режима Башара Асада в Сирии.

Приказ президента. Эрдоган в штабе войск, атакующих Африн

Россия — союзник и партнёр Башара Асада и одновременно — союзник Турции. Она поддерживала курдов, и ещё летом, по заявлению Бахжата Абдо, одного из лидеров YPG и руководителя обороны Африна, россияне предлагали курдам договориться с турками о прекращении авиаударов со стороны Турции в обмен на вхождение в провинцию сирийских правительственных войск. Курды тогда с негодованием отказались, поклявшись защищать Африн до последнего. Перед нынешним турецким наступлением русские вывели свои подразделения из провинции.

Ударную часть наступающих составляют не кадровые турецкие военные, а отряды Свободной сирийской армии, протурецкая часть сирийской оппозиции. В то же время YPG является основой Сирийской демократической армии, объединяющей курдов, арабов и представителей других национальностей, воевавших и воюющих против ИГИЛ. Из них США планировали создать 30-тысячный пограничный корпус, который бы патрулировал территории вдоль турецкой границы и вдоль Евфрата. Африн при этом в зону патрулирования включать не предполагалось, поскольку там боевые действия не велись. Заявление об этой инициативе и вызвало ярость в Анкаре, ускорив начало операции "Оливковая ветвь".

Иран, союзник Асада, поставляющий ему вооружённых наёмников, и враг США, резко осудил турецкую операцию. Американцы призвали Турцию "к сдержанности". И это перечислены далеко не все участники тамошней круто заваренной каши.

Усмирение против умиротворения

В понедельник, 29 января, в Сочи должен был открыться Конгресс сирийского национального диалога, куда Москва пригласила больше полутора тысяч участников. Но он открылся лишь во вторник. Причина — уже после прилёта в Россию часть представителей сирийской оппозиции выдвинула дополнительные условия своего участия. Сирийский национальный совет, включающий большинство противников Башара Асада, вовсе отказался участвовать в конгрессе, как, разумеется, и курды, глубоко оскорблённые "Оливковой ветвью": они, герои антиигиловского сопротивления, чувствуют себя обманутыми всем миром.

Брошенная Эрдоганом в костёр сирийского конфликта "Оливковая ветвь" взметнула его пламя ещё выше

А в субботу в Женеве прошёл девятый, такой же бесплодный, как и предыдущие, раунд переговоров по сирийскому урегулированию под эгидой ООН. Достаточно сказать, что за всё время "переговоров" делегации сирийской оппозиции и представителей правительства Башара Асада не встречались ни разу, не желая друг друга видеть.

В резолюции 2254 ООН указывается, что механизмом урегулирования ситуации в Сирии должны стать конституционная реформа и свободные демократические выборы по международным стандартам и с участием всех сторон, включая сирийскую диаспору. При этом Россия пытается продавить решающую роль Башара Асада в утверждении новой конституции, а для остальных сама идея включения диктатора, спровоцировавшего гражданскую войну, обессмысливает мирные инициативы. И всем было изначально понятно, что без решения курдского вопроса — тем или иным образом, но так, чтобы это устраивало самих курдов, — с сирийской проблемой не разобраться. Теперь, после турецкой операции, даже иллюзия какого-то примирения растворилась.

В Африне находится, по разным оценкам, от 8 до 10 тыс. бойцов YPG, с уникальным опытом боевых действий и вооружённых американцами для борьбы с ИГИЛ. Особенности местности позволяют курдам вести практически бесконечную партизанскую войну. Кроме того, эксперты прогнозируют усиление подрывных операций курдскими боевиками на территории самой Турции. Война с курдами позволяет Эрдогану решить какие-то внутриполитические проблемы, делая упор на чрезвычайные меры в условиях чрезвычайной ситуации, но брошенная им в костёр сирийского конфликта "Оливковая ветвь" взметнула его пламя ещё выше.

Loading...