Смертельный газ. Интервью с одним из создателей "Новичка"

Фото: Getty Images
Фото: Getty Images

Вил Мирзаянов, один из создателей нервно-паралитического газа "Новичок", которым отравили бывшего сотрудника ГРУ Сергея Скрипаля и его дочь Юлию, о том, как разрабатывал это химоружие и пути, по которому вещество проникло в Великобританию

Советский ученый в области органической химии, писатель и общественный деятель Вил Мирзаянов давно живет в Соединенных Штатах. Помимо науки он участвует в общественной жизни татарского народа, к которому принадлежит. До недавних пор его имя хорошо знали лишь в узких профессиональных кругах. Все изменил тер­акт в Солсбери. В 1980-е годы Мирзаянов работал в Государственном НИИ органической химии и технологии в Москве. Именно он имел непосредственное отношение к разработке боевого газа под названием "Новичок".

Сегодня только и говорят о "Новичке". Кто вообще дал этому газу такое название?

— Названия, как правило, присваивали работники секретного отдела. Например, когда научный сотрудник разрабатывал бинарный вариант получения зарина и зомана (то есть методику получения отравляющих газов из двух веществ. — Фокус), его тема называлась "Хорек". С "Новичком" тоже кто-то в секретной части постарался. Еще неизвестно, конечно, какое именно вещество из серии "Новичок" было использовано в Солсбери. Потому что есть "Новичок" А-230, а есть А-232. Разница в том, что первый является фосфонатом (органическое вещество на основе фосфора. — Фокус), а второй — фосфатом (неорганическое вещество на основе фосфора. — Фокус).

Говоря о конкретном применении, какой из них более опасен для человека?

— А-230 — это новое поколение нервно-паралитических газов. Отличается тем, что минимум в 10 раз мощнее по токсичности, чем известные до сих пор газы.

Зачем в Советском Союзе понадобился такой газ?

— Целью нашего НИИ была разработка боевых отравляющих веществ для армии, а не для террористических или иных целей. Правда, мне известно, что параллельно с изобретением новых веществ КГБ (а он имел свои лаборатории, свой отдел) разрабатывал собственные вооружения. В том числе с применением наших новых разработок.

Вы имеете в виду легендарную лабораторию ядов, которую создали еще при Сталине?

"Первый признак отравления газом "Новичок" — миоз, когда у человека сужаются зрачки"

— Да, когда-то это тоже туда входило. Но это их дело, мы не занимались такими миниатюрными вооружениями и не разрабатывали методы для отравления людей индивидуально. Мы работали только для обороны. Министерство обороны СССР нам выделяло деньги, и мы выполняли заказы.

Сколько людей работало в вашей структуре?

— Это была государственная программа. Старт ей дало постановление ЦК КПСС от 31 января 1983 года. В разработке и испытаниях была задействована по меньшей мере тысяча человек. Однако практические формулы, все секреты знали порядка ста человек. Научные сотрудники всегда знали формулы, свойства оружия, иначе работать с ним невозможно. Разглашать эти сведения строжайше запрещалось.

Сколько времени понадобилось, чтобы газ "Новичок" прошел все проверки?

— На протяжении шести лет газ совершенствовали. После финального испытания на полигоне в 1989 году его приняли на вооружение Советской армии.

Расскажите, как этот газ воздействует на человека?

— Методы применения могут быть разными — чаще всего в виде аэрозолей. Действует как нервно-паралитический газ, то есть блокирует центральную нервную систему. Первый признак отравления — миоз, когда у человека сужаются зрачки. Мы, работая в лаборатории, всегда следили за состоянием зрачков друг друга.

И что потом?

— Следует затруднение дыхания и работы мышц, а затем начинаются непрерывные конвульсии. Если своевременно не ввести антидот, может последовать летальный исход.

В Солсбери, где предположительно применили "Новичок", в поле действия вещества, по разным оценкам, оказалось около 500 человек. При более страшном сценарии они могли погибнуть?

— Токсичность этого вещества — одна сотая миллиграмма на килограмм живого веса. Если, скажем, человек весит 70 кг, то умножьте сотую миллиграмма на семьдесят. Вы получите цифру, которая будет летальной дозой для этого человека. Доставки даже нескольких граммов "Новичка" достаточно для убийства десятков людей. Думаю, что применение отравляющего вещества против одного человека — это террористический акт, кем бы он ни был совершен. Это преступление.

ГАЗ В ЗАКОНЕ. "Новичок" не числится в списках запрещенных отравляющих веществ конвенции по запрету химического оружия, а значит, не находится на учете и под контролем

Как "Новичок" привезли в Солсбери?

— Методов доставки более чем достаточно. "Новичок" ведь не числится в списках запрещенных отравляющих веществ конвенции по запрету химического оружия, а значит, не находится на учете и под контролем. Приборы не будут показывать наличие этого вещества при пересечении границы. Он мог быть доставлен туда как в виде конечного продукта, так и в виде бинарных его компонентов. Так что тут много возможностей.

Вы хотите сказать, что его могли везти обычным пассажирским маршрутом в поезде или самолете? Как такое вообще возможно?

— Видите ли, он не запрещен. Повторюсь: его нет в списке запрещенных отравляющих веществ. На Западе действует правило: что не запрещено, то позволено. Теоретически обнаружить его возможно. Есть очень чувствительные приборы — метрометры, они показывают мельчайшие концентрации, очень маленькие скопления подобных веществ. Думаю, "Новичок" выявили бы, если бы его данные находились в библиотеке этих приборов. С 1992 года я задался целью добиться, чтобы "Новичок" был под международным контролем, чтобы его включили в список запрещенных отравляющих веществ конвенции по запрету химического оружия. Но тщетно. Отчаявшись, я опубликовал формулы "Новичка", хотя это было запрещено. Есть надежда, что в свете произошедших событий в Великобритании отношение к вопросу химического терроризма начнет меняться.