Красотки против Трампа. Почему на следующих выборах в Америке женщины могут взять Белый дом

2019-02-19 12:10:00

2193 9
Красотки против Трампа. Почему на следующих выборах в Америке женщины могут взять Белый дом

Фото: Getty Images

Уже шестеро женщин-демократов заявили о готовности баллотироваться на пост президента США. Фокус представляет всех желающих отомстить Трампу за Клинтон

За 600 с лишним дней до выборов президента США ситуация вокруг предстоящего события начинает напоминать фильм "Иствикские ведьмы", который Дональду Трампу, по-видимому, стоило бы пересмотреть. Там Дэрил Ван Хорн, само имя которого рифмуется с "дьяволом однорогим", своим колдовством соблазнил и растоптал трех женщин. Дамы восстали. Создав куклу вуду по рецепту обидчика, они отправили того в небытие с замечательным визуальным эффектом: Хорна разнесло на куски.

В американской политике до подобного апофеоза еще далеко, но исключать его нельзя. Для любителя хватать женщин за pussy (гениталии) все развивается стремительно. Казалось бы, лишь вчера была инаугурация, Women’s March на Вашингтон и плакат, где рядом с изображением вагины располагалось текстовое послание всем гражданам: You are here – Вы здесь. А сегодня, два года спустя, вдобавок к антитрамповским маршам нынешний хозяин Белого дома, как написал Дин Обейдалла на сайте CNN, "сталкивается с бандой женщин, которые все стреляют в него". Текст озаглавлен весьма симптоматично: "Сильные представительницы демократов – криптонит для Трампа".

Что такое криптонит? Вымышленное производителями комиксов кристаллическое радиоактивное вещество – единственная немагическая слабость для Супермена. Примерно то же самое, что и ахиллесова пята.

Кто такие сильные демократки? Женщины, которые уже заявили о своем участии в грядущей президентской гонке, что почти равносильно акту объявления политического джихада сексисту, который, по их мнению, слишком задержался в Овальном кабинете.

Шесть с плюсом

Сколько их будет в итоге – сказать невозможно. Дэвид Грэхем, разместивший на сайте The Atlantic поименную "шпаргалку", назвал шестерых. Но при этом с юмором указал на Хиллари Клинтон. Она не участвует, однако пока с ее стороны не будет обнародовано "подписанное кровью Шерманское отрицание" (на американском политическом жаргоне – прямой отказ баллотироваться на какую-либо должность) – или пока не пройдет срок подачи заявок – слухи об этом не утихнут.

Тем не менее, сейчас Америка с наибольшим накалом обсуждает тех, кто уже определился с выбором.

Кристен Джиллибранд, 52 года. Объявила о президентских амбициях на "Позднем шоу со Стивеном Кольбером" 15 января. Она сенатор от Нью-Йорка с 2009 года, пришедшая на смену Хиллари Клинтон. Проблемы женщин – от сексуальных домогательств в армии и недавних историй #MeToo до равной оплаты труда – то, на чем она строит свои выступления. "Как мама, я буду бopoтьcя зa дeтeй дpугиx людeй тaк жe cильнo, кaк и зa cвoиx", – зaявилa она в видеообращении. Выcтупaeт зa иммигpaциoнную peфopму, кoтopaя oблeгчилa бы пoлучeниe гpaждaнcтва CШA и "Medicare для вcex". B 2014-м жуpнaл Time включил ее в cпиcoк 100 caмыx влиятeльныx людeй в миpe.

Камала Харрис, 54 года. Объявила о своей кандидатуре 21 января в День Мартина Лютера Кинга. Пробовала марихуану, а на пикантный вопрос об этом ответила: "Вы что, смеетесь? У меня половина семьи с Ямайки!" Первый цветной сенатор от Калифорнии с 2016 года. Ранее генеральный прокурор штата. Пытается апеллировать к широкому кругу избирателей. Завербовала нескольких бывших помощников Хиллари Клинтон. Назвала "стену Трампа" на границе с Мексикой "проектом тщеславия". А самого президента причислила к лидерам, которые "лгут и запугивают, нападают на свободную прессу и подрывают наши демократические институты". Добавив: "Это не наша Америка".

Марианна Уильямсон, 66 лет. 28 января объявила о своем участии в президентской гонке. Как замечает Дэвид Грэхем: "Если вы не знаете вдохновляющего автора и оратора, вы знаете ее афоризмы (например, "Наш самый глубокий страх не в том, что мы неадекватны. Наш самый глубокий страх в том, что мы сильны сверх всякой меры".)". Причины, побуждающие ее пуститься в политику самого высокого разбора – туманны. На своем сайте она написала: "Моя кампания за президентство посвящена поиску высшей мудрости". А выступая перед жителями Айовы, объяснила: страна нуждается в "моральном и духовном пробуждении".

Тулси Габбард, 37 лет. Официально объявила о намерениях 2 февраля в Гонолулу. Представляла Гавайи в США с 2013 года. Офицер. Ранее работала в Ираке. Была главным тренером Кувейтской национальной гвардии. В начале своей политической карьеры выступала против однополых браков и абортов, но позднее изменила свои взгляды. В ноябре 2016-го Трамп консультировался с ней по вопросам борьбы с терроризмом. После чего в СМИ заговорили о том, что ее кандидатура рассматривается на пост госсекретаря или министра обороны. В 2017-м тайно посетила Сирию и встретилась с Башаром Асадом, за что подверглась резкой критике. Занимает жесткую позицию по вопросу иммиграции.

Эми Клобучар, 58 лет. Объявила о планах баллотироваться в Миннеаполисе 9 февраля. Сенатор от Миннесоты с 2007 года. Поддерживала законопроекты о фермерских хозяйствах и проявляла интерес к делам ветеранов. Ее называют "американской Ангелой Меркель", напрочь лишенной эмоций и с "грешками" в виде жестокого обращения с персоналом. Трамп дал ей прозвище "Снеговик" – на него она была похожа в тот снежный день, когда объявляла о выдвижении в президенты. 

Элизабет Уоррен, 69 лет. Начала свою кампанию 9 февраля. Сенатор из Массачусетса с 2013 года. Ранее профессор Гарвардской юридической школы. Помогала в создании Бюро финансовой защиты потребителей. Написала книгу о доходах среднего класса. Предложила ввести налог на богатство для тех, у кого состояние свыше $50 млн. В сентябре, перед выборами в Конгресс, заявила, что "пришло время женщинам поехать в Вашингтон и починить наше сломанное правительство". Недавние опросы в родном штате Уоррен показали, что большинство избирателей-земляков не хотят, чтобы она баллотировалась на пост президента, несмотря на одобрение ее работы в Сенате. Трамп называет ее "Покахонтас" из-за ее заявлений о родстве с индейцами.

Триггер по имени Трамп

Один из американских аналитиков применительно к США назвал 2018-й "годом сердитых            женщин с высшим образованием". Как оказалось, энергия их гнева сродни атомной, хотя это не всегда вовремя осознают альфа-самцы типа Трампа. Для отсроченных неприятностей ему бы хватило и тех мизогинистских высказываний, которые он густо сеял, когда воевал с Клинтон за место в Белом доме. Однако он продолжил лепить свою ужасную репутацию по гендерным вопросам уже в ранге президента.

Например, слепо защищал кандидата от республиканцев на выборах в Сенат Роя Мура, о чьих сексуальных домогательствах к девяти женщинам – из которых двум было, соответственно, 14 и 16 лет – стало известно в разгар кампании. Выборы в конце 2017-го Мур проиграл. Но проиграл и Трамп – часть репутации и часть перспективы выборов в Конгресс. Дилемма для него была и впрямь неразрешимой. Как писал Voice of America, скажи он, "что верит обвинениям в адрес Мура, его противники могут начать задавать вопросы, почему следует поверить этим обвинениям, но не словам 11 женщин, во время предвыборной кампании обвинивших Трампа в нежелательных поцелуях и прикосновениях".

По тому же пути президент пошел в истории с судьей Верховного Суда Бреттом Кавано осенью 2018-го. Он даже извинился перед тем от имени нации за якобы направленную против него "кампанию, основанную на лжи". И это тогда, когда профессор психологии Кристин Форд под присягой показала, что Кавано напал на нее, когда они еще были несовершеннолетними.

Поход представительниц слабого пола за президентским трофеем – продолжение процесса, во многом спровоцированного самим Трампом

После проявлений Трампом такой "отцовской" заботы в пользу мужчин нет ничего особо загадочного в том, что на промежуточных выборах 2018 года демократы набрали 59% голосов женщин, не было. Кроме самого рекордного гендерного разрыва – все-таки он оказался приличным. Да еще беспрецедентного числа победительниц от демократов. Да еще заявления Трампа о том, что при нем женщин в политике стало больше. Кто б сомневался! Еще немного возни с мексиканской стеной – и политический бомонд прирастет представителями национальных меньшинств или еще чем-нибудь экзотическим.

Заявленный поход представительниц слабого пола за президентским трофеем – продолжение процесса, во многом спровоцированного самим Трампом и уже давшем всходы в минувшем году. Предположить, что нынешний хозяин Белого дома, увидев такое гендерное нашествие, вдруг прослезится и вступит в движение #MeToo, крайне самонадеянно. В Твиттере он не устает раздавать своим вероятным конкуренткам прозвища, еще более подогревая их желания сбросить его с властного Олимпа. Но сладость этой сатисфакции наступит (если все-таки наступит) не раньше 3 ноября 2020 года – на эту дату запланированы очередные президентские выборы.

Шанс и алгоритм

Первой женщиной, попытавшейся стать президентом США, была Виктория Клафлин Вудхалл в 1872 году. Однако победить Улисса Гранта ей не судилось: миссис Вудхалл не получила ни одного голоса в коллегии выборщиков. Разумеется, что с тех пор произошли поистине глобальные изменения. Но, оказывается, даже в сравнении с кампанией двухлетней давности политическая жизнь Америки, с гендерной точки зрения, сделала известный скачок вперед.

По крайней мере, так считает Кристина Рейнольдс, которая участвовала в кампании Хиллари Клинтон в 2016-м, а теперь является вице-президентом по коммуникациям в Emily's List, комитете политических действий, поддерживающем кандидатов-женщин. "В то время как Клинтон "боролась" с гендерными предрассудками и неравными ожиданиями во время двух своих президентских выборов, – говорит она, – кандидаты в Конгресс отстранили от себя эти избирательные огорчения, приняв свою индивидуальность и решив "вести себя аутентично". И это открывает перспективы для тех, кто сегодня ввязывается в президентскую гонку.

Есть, правда, и другое мнение. Мэри-Кейт Лизотт, профессор политологии в Университете Августы, "не ожидает большого различия" между тем, как избиратели и средства массовой информации обращались с женщинами, баллотировавшимися в Белый дом в 2016 году, и тем, как они собираются говорить о женщинах-кандидатах сейчас. По ее словам, женщинам-кандидатам часто приходится находить баланс между "быть женщиной, но не слишком женственной, не слишком мужской" и "симпатичной".

Трамп не в почете у слабого пола: только 27% женщин его одобряют (в отличие от 49-процентной поддержки среди мужчин)

Элизабет Уоррен уже пришлось испытать это на себе. Буквально через несколько часов после того, как она объявила о своих амбициях, в издании Politico вышла "статья с сомнением": а "симпатичен" ли сенатор из Массачусетса, чтобы стать президентом? Многие тут же указали на дух сексизма, отметив, что кандидатам-мужчинам не часто уделяют подобного рода внимание. Иными словами, стереотипы если и меняются, то не с космической скоростью. И даже несмотря на то, что избиратели отправили в Конгресс рекордные 103 женщины, если случится спарринг с Трампом, то нужно быть готовыми к тому же хамству, оскорблениям и критике того же пошиба, что пережила Клинтон.

Повод для оптимизма, однако, есть. Позитивный рейтинг Трампа падает. Январские данные одного из опросов показывают: лишь 39% одобряют его действия, тогда как 52% не одобряют. Отчасти это связано с шатдауном и может считаться ситуативной "волатильностью". Однако менее привязанными к этому противостоянию можно считать показатели гендерного одобрения. Эксперты рассматривают его как импульс от "Года женщин", который, вероятно, продолжится в президентской кампании. Трамп не в почете у слабого пола: только 27% женщин его одобряют (в отличие от 49-процентной поддержки среди мужчин).

В любом случае, легкой прогулки в сторону второй каденции у Трампа не будет. Госпожа Уоррен, выступая в Айове, так описала сегодняшние действия президента: "Каждый день есть расистский твит, ненавистнический твит – что-то действительно темное и безобразное". После чего добавила: "К тому времени, когда мы дойдем до 2020 года, Дональд Трамп возможно даже не будет президентом. На самом деле, он даже возможно не будет свободным человеком". И в этом клубке запутанных дел Трампа (в том числе с Россией), который медленно, но все же пытаются в США распутать, заключена еще одна надежда на успех для женщин-соискателей президентского кресла.

Правда, для этого им нужно еще будет пройти институт праймериз – первичных президентских выборов, по результатам которых делегаты направляются на общенациональную партийную конвенцию, где должен быть определен единый партийный кандидат в президенты. Голосования в штатах длятся с января по июнь, однако, как правило, уже в середине этого срока выявляется победитель.

Эксперты говорят, что число женщин, баллотирующихся на пост президента в 2020 году, является не только отражением нынешней политической напряженности, но и фундаментом, заложенным предыдущими кандидатами, такими как Хиллари Клинтон. Как выразилась Кристина Рейнольдс: "Каждая бегущая женщина помогает бежать следующей". Забег, старт которому уже дан, обещает быть интересным.

Loading...