10 тыс. лет несчастья. Куда заведет Китай сильная рука Папаши Си

2019-03-15 15:30:00

2625 22
10 тыс. лет несчастья. Куда заведет Китай сильная рука Папаши Си

Фото: коллаж из соцсетей

Западные аналитики отмечают, что Китай медленно, но уверенно вползает в кризис. Власти страны, легитимность которых покоится на экономической компетенции, превратили увеличение ВВП в самоцель, однако вторая крупнейшая экономика мира продолжает замедляться

"Три года упорного труда — 10 000 лет счастья". Под таким лозунгом отец китайского коммунизма Мао Цзэдун пытался совершить "большой скачок" и за три года превратить бедную сельскую страну в промышленного гиганта. Эксперимент, начавшийся в 1958 году, закончился провалом и массовым голодом 1959-1961 годов. Достичь поставленных целей удалось лишь после смены власти и внедрения "смешанной" модели развития. Сегодня ситуация, в которой оказался Китай, не такая драматичная, однако, как и в прошлый раз, для выхода из нее может потребоваться как смена власти, так и изменение модели развития.

В прошлом году в Китае наблюдался самый медленный экономический рост за почти 30 лет. Проблемы, похоже, начались осенью. Рост заработной платы ослаб. По данным опросов, компании производственного сектора начали сокращать рабочие места. И импорт уменьшается, нанося ущерб основным странам-экспортерам.

У этого замедления несколько причин. Быстрое старение населения, падение уровня рождаемости, ужесточение политики Федеральной резервной системы и замедление мировой экономики в совокупности тормозят экономику Китая. Однако Пекин не может позволить себе рецессию. Правительство Китая не допустит значительного замедления роста, даже если это означает сохранение проблем в будущем.

Идеальный шторм

Проблемы Китая связаны прежде всего с решениями, принятыми годы, а в некоторых случаях десятилетия назад. В прошлом Китай извлекал выгоду из растущей рабочей силы, которая увеличивала ВВП как за счет добавления работников, так и потому, что молодые работники, как правило, производительнее старших. Но примерно в 2012 году численность населения трудоспособного возраста начала сокращаться, что стало неизбежным результатом политики «одного ребенка», принятой в 1979 году. Снижение темпов роста отчасти связано с этим демографическим падением.

Еще одну проблему создает повышение заработной платы. В настоящее время она в Китае соответствует или превышает заработную плату в большинстве других стран с развивающимся рынком, что снижает привлекательность Китая для иностранных компаний. Кроме того, высокие расходы на проживание и административное бремя сократили приток сельских жителей в города до минимума. Средний доход после уплаты доходов в сельской местности в 2018 году составлял 14 617 юаней в год — достаточно низкий, чтобы препятствовать переезду в город, когда средняя цена квартиры в городских районах составляет 14 678 юаней за кв. м.

Силы, которые стимулировали рост Китая в последние годы, ослабевают. Ранее рост ускорялся благодаря положительному сальдо торгового баланса, но сегодня счет страны эффективно сбалансирован. Традиционно существенным источником роста были инвестиции в основной капитал, то есть фабрики, машины, офисы и жилые дома. Но доля таких инвестиций в ВВП сократились с 82% в 2016 году до 71% в 2018-м, и в последующие годы ожидается дальнейшее снижение, поскольку каждая четвертая квартира в Китае сейчас пустует, а автопроизводители работают с нагрузкой чуть более 50%.

Некоторые из проблем Китая определяются зарубежным влиянием. Долгие годы экономики США и Китая шли схожими путями. Однако сейчас рост процентных ставок в США в сочетании с замедлением роста в Китае угрожает разъединить две экономики. Процентные ставки по однолетним облигациям Казначейства США теперь немного выше, чем по государственному долгу Китая, а это означает, что Пекин больше не может рассчитывать на приток капитала от инвесторов, желающих получить доход за пределами США с низкой процентной ставкой.

С 2008 года Китай стимулировал свой рост долгами. Однако сейчас то, как это происходит, вышло за определенные рамки. Задолженность домохозяйств и госдолг страны достигли уровня, аналогичного уровню в большинстве развитых стран, и задолженность растет быстрее, чем номинальный ВВП. Этот высокий уровень долга выводит Китай из системы как самую крупную страну с развивающимся рынком. Большая часть долга принадлежит не правительству, а домохозяйствам и корпорациям, которые платят более высокие процентные ставки. Таким образом, стоимость обслуживания долга сейчас составляет более 20% ВВП. Для сравнения: в других странах с высоким уровнем долга, таких как Япония и США, расходы на обслуживание долга составляют однозначные цифры в процентах от ВВП.

Когда Си Цзиньпин был переизбран на пост генерального секретаря Коммунистической партии Китая в октябре 2017 года, в стране заканчивалось почти двухлетнее расширение, обусловленное долговой поддержкой. В течение 2016–2017 годов Пекин завышал цены на промышленные товары, стимулируя испытывающий проблемы корпоративный сектор, который взял на себя слишком много долгов. Си Цзиньпин начал свой второй срок с нового полного финансирования системы социального обеспечения — расходы по этой статье выросли больше всего, на 32% в год. Но Си, похоже, осознал опасность продолжающегося быстрого кредитного роста и предпринял шаги, чтобы обуздать его. В конце прошлого года новое полное финансирование системы социального обеспечения сократилось на 15%. И хотя китайские банковские регуляторы, возможно, правы, желая сдержать рост кредитования, это усугубляет экономические проблемы Китая.

Спуск, но не конец

Мало в каких странах экономика настолько зависит от устанавливаемой центральным правительством политики, как в Китае. Официальные и неформальные сигналы правительства дают фирмам и людям намеки на все: от того, какой бизнес начинать, до того, куда инвестировать. Если Пекин продолжит сдерживать рост кредитования, могут возникнуть серьезные экономические проблемы.

Тем не менее, похоже, Пекин дрогнул. Кредитные краны снова открылись. В январе полное финансирование системы социального обеспечения достигло рекордного уровня в 4,6 трлн юаней, что на 52% больше, чем в январе 2018 года — ранее исторически второго по величине показателя. Финансирование в январе равно 24% финансирования в 2018 году и 5% ВВП Китая. Даже если Пекин будет сдерживать рост кредитования в течение года, из-за январского транжирства, скорее всего, общий рост кредитования в этом году будет выше, чем в 2018-м. Хотя в феврале рост кредитования был более сдержан, новое полное финансирование системы социального обеспечения за первые два месяца 2019 года все равно на 25% выше, чем за тот же период 2018-го.

Решение Китая увеличить кредитование вряд ли удивительно. В последние годы китайское правительство всегда вмешивалось, чтобы стимулировать экономику в трудные времена, используя Рабочую группу по финансовым рынкам для того, чтобы поддерживать рост акций, различные программы обмена облигаций — для банковского кредитования и пакеты стимулирования — для бизнеса.

Правительство, чья легитимность опирается на экономическую компетенцию, не может допустить серьезного спада. Пока Пекин удерживает рост кредитования более быстрыми темпами, чем увеличение номинального ВВП, экономика, вероятно, продолжит расширяться. Пекин, похоже, готов обменивать большие долги на более высокие темпы роста.

И все же усилия Пекина по стимулированию потребления дошли до предела. Китайские домохозяйства сейчас должны больше денег относительно своего дохода, чем домохозяйства во многих развитых странах, включая США. Это снижает потребление. По данным некоторых исследований, приобретение автомобилей в Китае, например, может не вернуться к прежнему уровню до начала следующего десятилетия. Даже базовые покупки, такие как телефоны и товары длительного пользования, пребывают в состоянии стагнации, поскольку доходы растут медленно.

Пока рост кредитования остается устойчивым, существует небольшой риск серьезного спада. Как утверждал экономист Майкл Петтис, китайский ВВП стал результатом, а не средством, то есть правительство будет делать все необходимое для поддержания темпов роста, поэтому итоговая цифра мало раскрывает истинное состояние китайской экономики. Возможно, рост Китая не имеет здорового или устойчивого характера, но вряд ли он остановится.

Когда рецессия поражает демократическую страну, избиратели могут сменить правящую партию. В Китае у них нет такой возможности, а это означает, что рецессия может повалить весь режим. Поскольку ставки для Коммунистической партии очень высоки, а партия имеет полномочия и ресурсы для продолжения, следует ожидать, что Китай будет как-то выбираться.

По материалам: Foreign Affairs

Loading...