Поиск

Берега не видят. Почему США проигрывают борьбу Китаю за Южно-Китайское море

2019-01-15 12:00:00

1567 2
Берега не видят. Почему США проигрывают борьбу Китаю за Южно-Китайское море

.

Тихоокеанский регион стал местом состязания двух крупнейших экономик мира. Почему Китай стал диктовать свои условия США и как Америка может вернуть статус-кво, рассказывается в публикации Foreign Policy

7 января корабль ВМС США "Маккэмпбелл" провел операцию по поддержке свободы мореплавания около трех объектов в архипелаге Парасельских островов. Подобную операцию администрация Трампа провела в девятый раз, – ранее это были регулярные походы по Южно-Китайскому морю, несмотря на риск обострения с Китаем. Операции предшествовало заявление вице-президента Майка Пенса в ноябре прошлого года о том, что "Соединенные Штаты предпримут решительные действия для защиты своих интересов и содействия общему успеху Индо-Тихоокеанского региона".

Однако, по данным опубликованного на этой неделе опроса, две трети респондентов в Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН) считают, что вовлеченность США в дела Юго-Восточной Азией снизилось, а еще у одной трети нет уверенности в том, что США являются стратегическим партнером и гарантом безопасности в регионе. Короче говоря, несмотря на все жесткие разговоры о Китае и росте активности в Южно-Китайском море, авторитет администрации Трампа в Юго-Восточной Азии ослабевает.

Ситуацию в регионе иногда называют патовой, но правда в том, что соседи Китая и внешние стороны, включая США, сдают позиции. Операций по поддержке свободы мореплавания оказалась недостаточно, чтобы помешать Пекину увеличивать влияния на море и в воздушном пространстве в пределах "линии девяти пунктиров" (линия, которую использует Китай, для определения территориальных требований в Южно-Китайском море – Фокус),  и заблокировать соседям доступ к ресурсам (включая нефть, газ и рыбу) в их собственных водах (Китай претендует на 90% территории моря площадью 3,5 млн кв. км – Фокус).

Китай стремится ограничить широкий спектр морских свобод, явным образом нарушая международное право, в то время как операции по поддержке свободы мореплавания отстаивают разве что права иностранных военных судов. Что, конечно, необходимо, но далеко не достаточно. Эти акции не защищают государства Юго-Восточной Азии (речь идет в первую очередь о Вьетнаме, Брунее, Индонезии, Малайзии, Филиппинах – Фокус), неуклонно теряющие экономические и другие права в собственных водах. Администрация не просто поставила Америку на первое место, она задвинула назад своих союзников и партнеров в Южно-Китайском море (с большинством из перечисленных выше стран США тесно сотрудничают в том числе и в военной сфере – Фокус).

Эта неспособность успешно оспаривать растущее господство Китая над Южно-Китайским морем не только наносит ущерб интересам друзей Америки, это угрожает трем главным стратегическим интересам США в регионе: правилам, отношениям и ресурсам.

Если Южно-Китайское море превратится в китайское озеро, в котором могут плавать ВМС США, но более мелкие государства не смогут осуществлять свои экономические права, это станет серьезным ударом по международному праву и интересам США

Морские правила имеют решающее значение для политики США во всем мире. Соединенные Штаты заинтересованы в защите прав всех стран на осуществление свободы судоходства. Идея общих морских территорий, где все страны могут свободно плавать, ловить рыбу и заниматься торговлей, была основой внешней политики США с тех пор, как президент Томас Джефферсон направил военные силы США против берберийских государств в ответ на пиратство против американских судов. Именно она побудила США участвовать в делах Азии и утвердиться в качестве тихоокеанской, в первую очередь, державы. Именно поэтому Соединенные Штаты сыграли ключевую роль в переговорах по Конвенции ООН по морскому праву (UNCLOS) и поэтому, несмотря на неспособность Сената ратифицировать UNCLOS, последние пять администраций США рассматривали эту Конвенцию как составную часть общепризнанных норм международного права.

Если Южно-Китайское море станет китайским озером, в котором могут плавать ВМС США, но более мелкие государства не смогут осуществлять свои действия в соответствии с международным правом, это станет серьезным ударом по международному праву и интересам США. Пекин получит морские права в объеме в пять раз больше, чем разрешено UNCLOS (которую он ратифицировал в 1996 году) и общепризнанными нормами международного права, создавая незаконную сферу влияния. Последствия для других водных путей – от Персидского залива до быстро тающей Арктики – могут быть очень серьезными, если другие прибрежные государства, например Иран и Россия, решат настаивать на своих собственных ревизионистских интерпретациях морского права.

Отношения США также находятся под серьезной угрозой. После окончания Второй мировой войны система альянсов и партнерств США стала основой стабильности в Азии. Эта сеть является важным активом, который помогает защищать интересы дипломатии, экономики и безопасности США, предотвращает возникновение конкурирующих сфер влияния и увеличивает мощь американских военных сил. Но неспособность эффективно сдерживать натиск Китая, и особенно предотвратить захват филиппинского атолла Скарборо-Шол в 2012 году и строительство крупных авиационных и военно-морских баз на архипелаге Спратли, вызвала тревогу у союзников и партнеров США.

Пекин с ликованием описывает Вашингтон как бумажного тигра, неспособного или не желающего защищать интересы своих друзей. Это было особенно эффективно на Филиппинах, чей президент Родриго Дутерте особо подчеркнул неспособность США остановить наступление Китая и отказ Вашингтона подтвердить, что его договорные обязательства включают эксклюзивную экономическую зону Филиппин в Южно-Китайском море. Это отсутствие решимости, утверждает Дутерте, не оставляет ему другого выбора, кроме как согласиться с требованиями Китая. Если этот раскол в союзе США и бывшей американской колонии продолжит расти, он не только ослабит позиции США в Юго-Восточной Азии, но и рискует перекинуться на другие альянсы в регионе и за его пределами.

Конечно, США создавали эту систему альянсов в Азии не из соображений альтруизма; это было сделано для противодействия будущим угрозам путем обеспечения упреждающего военного присутствия и мощной сети союзников. Достижения Китая в Южно-Китайском море все больше ставят под сомнение способность США отстаивать свои интересы – и интересы союзников и партнеров – в Индо-Тихоокеанском регионе. В настоящее время у Китая есть три крупные авиационные и военно-морские базы на архипелаге Спратли и еще одна – на Парасельских островах, а также множество меньших военных объектов. Они обеспечивают круглосуточное присутствие в Южно-Китайском море военно-воздушных и военно-морских сил, береговой охраны и военизированных формирований КНР.

Пекин с ликованием описывает Вашингтон как бумажного тигра, неспособного или не желающего защищать интересы своих друзей

Это беспокоит друзей Америки – и на то есть веская причина. Например, в случае военных действий между Китаем и Филиппинами Пекин будет располагать наземными авиационными и военно-морскими активами всего в нескольких милях от филиппинских баз на островах Спратли, Палаване и в других местах. Ближайшие сухопутные силы США, вероятно, будут находиться на расстоянии более 1000 миль, а морские активы будут подвергаться повышенному риску в Южно-Китайском море или вблизи него.

В более широком китайско-американском конфликте Соединенным Штатам придется отвлечь значительные ресурсы для нейтрализации китайских баз в Южно-Китайском море, что усложнит планирование действий США в чрезвычайных ситуациях. Ротация американских активов на филиппинских военных базах в рамках Соглашения о расширенном оборонном сотрудничестве от 2014 года поможет решить эти оперативные задачи. Но эти планы были отложены при Дутерте, и неясно, когда – или если – военные силы США смогут получить доступ к согласованным объектам.

Перевод: Галина Стрельцова

По материалам Foreign Policy

Комментарии

Оставлять комментарии могут только подписчики. Зарегистрируйтесь или авторизуйтесь, чтобы иметь возможность оставлять комментарии.