В Южной Корее — вспышка коронавируса среди посетителей гей-клубов

Новая волна заболевания началась с 29-летнего мужчины, который в начале мая посетил гей-клубы и бары в популярном районе Сеула Итхэвон, пишет Wall Street Journal. Теперь в стране более сотни заболевших в разных частях страны, тысячи контактных лиц и еще тысячи тех, кого невозможно отследить из-за желания представителей ЛГБТ-сообщества сохранять свою анонимность

На данный момент в стране зарегистрировано более 100 новых случаев COVID-19, связанных с развлекательными заведениями в Итхэвон. Должностные лица в Южной Корее располагают самыми эффективными инструментами в мире для отслеживания контактов, используя данные кредитных карт, записей видеокамер и информацию смартфонов. Несмотря на это, им не удалось отыскать более трети из 5500 человек, которые находились в клубах вместе с 29-летним инфицированным.

По словам одного из посетителей ЛГБТ-баров в районе Итхэвон Джона Чой, многие завсегдатаи подобных заведений не спешат делиться личной информацией. По словам Чой, в тот вечер в одном из клубов района список посетителей пестрел именами знаменитостей, которые по мнению южнокорейца, были выдуманы прямо на месте. Оставлять личные данные для посещения клубов необходимо наравне с ношением маски и температурным скринингом на входе.

Он отмечает, что такая ситуация складывается из-за того, что многие представители ЛГБТ-сообщества по-прежнему скрывают свою сексуальную ориентацию от семьи и коллег. Люди боятся, что будут подвергнуты порицанию со стороны общества.

30-летний Чой, который посещал два гей-клуба в Итхэвоне, прошел тест на коронавирус, хотя и опасался, что сотрудники минздрава могут позвонить или явиться в его дом без предупреждения.

"Что если моя семья узнает? Это абсолютная паника", – говорит Чой, который попросил журналистов подписать его вымышленным именем. У Чой тест на коронавирус оказался отрицательным. Но он живет со своими родителями и опасается, что семья может подслушать телефонные разговоры с представителями системы здравоохранения, которые звонят дважды в день, чтобы убедиться, что он остается дома.

Стоит подчеркнуть, что новая вспышка коронавируса случилась как раз в тот момент, когда Южная Корея готовилась смягчить меры по социальному дистанцированию. До этого на протяжении четырех дней в стране не фиксировалось ни одного случая локальной передачи вируса.

Новую вспышку южнокорейским чиновникам удалось проследить до мужчины, посетившего Итхэвон в ночь с 1 мая до утра 2 мая. Спустя четыре дня тест мужчины на коронавирус дал положительный результат.

По слова чиновников, более четверти из выявленных 102 случаев коронавируса, связаны с местами в районе Итхэвон. Среди заразившихся есть и члены семей или коллеги инфицированных посетителей клубов, которые подхватили вирус посредством вторичной передачи. Территориальное расположение случаев также широкое – от пригородов Сеула до города Бусан и острова Чеджудо, в 70 минутах полета от столицы.

"Мы видим, что люди со всей страны собрались в клубах Итхэвона, потому что для таких как мы, мало безопасных мест. Ненависть и дискриминация в наш адрес заставляет нас прятаться", – говорит один из представителей ЛГБТ-сообщества.

По мере развития  вспышки, руководства от местных властей существенно менялись. Так, сперва были отобраны три ночных клуба и 1500 посетителей, которых попытались идентифицировать. Во время тестирования на коронавирус люди должны были обязательно указать, какие клубы посещали.

Позже список вырос до 5 клубов и более 5 тыс. человек. После этого чиновники начали широко рекламировать тестирование на условиях анонимности, где люди могли предоставлять лишь номера своих телефонов. Также рекомендации для тестирования на коронавирус были расширены для всех, кто посещал район Итхэвон с 1 по 2 мая.

Теперь южнокорейцы с отрицательным тестом обязаны согласиться лишь на мониторинг их состояния здоровья по телефону. После ослабления требований, в Сеуле количество протестированных людей увеличилось почти двое.

По словам Чой, правительство предпринимало и другие шаги, которые сделали тестирование слишком публичным. Так, его друзьям звонили на домашние телефоны, где местные чиновники говорили, что "ищут парня, который был в клубе Итхэвон". Другим доставляли маски и дезинфицирующие средства под двери дома, в рамках карантинных мер. Некоторых разыскивали с помощью транзакций по кредитным картам.

"Такие вещи пугают людей. Нам некуда идти. Нам просто нужно сидеть тихо", – подытожил Чой.

В то же время тысячи случаев остаются не обнаруженными. Официальные лица Южной Кореи пригрозили штрафовать или даже отправлять в тюрьму тех, кто не отвечает на контрольные звонки. Мэр Сеула заявил, что городские чиновники с полицией будут ходить по домам, если такая необходимость появится. Местным властям, с помощью законодательства об инфекционных заболеваниях, удалось использовать данные с вышек сотовой связи, чтобы идентифицировать телефоны, которые были в тот вечер в районе Итхэвон. Так удалось выследить примерно 11 тыс. человек, которые находились поблизости с 24 апреля по 6 мая.

"Мы возвращается к основам профилактики коронавируса, словно мы все начинаем сначала", – заявил заместитель директора KCDC Квон Джун-вук.

При этом некоторые эксперты говорят, что такой подход правительства лишь ухудшит ситуацию по отношению к представителям ЛГБТ-сообщества.

"Они будут подвергаться еще большему насилию со стороны людей, которые их уже ненавидят", – подчеркнул директор некоммерческой организации Open Net Korea Пак Кёнсин, защищающий цифровые права южнокорейцев.