GOP-стоп. Что ждет республиканцев после ухода Дональда Трампа

Фото: Getty Images

С чем столкнутся "слоны" после фиаско 2020 года, как демография меняет политическую карту Америки и что известно о молодых республиканцах, готовых подхватить знамя на следующих президентских выборах в США, рассказывает Фокус.

Это давняя история, но она сегодняшняя. Томас Наст, основатель жанра американского политического рисунка, в 1870 году опубликовал в журнале Harper’s Weekly карикатуру, высмеивающую Демократическую партию США. На ней изображен осел, пинающий мертвого льва. Три года спустя, когда демократы, удивив всех, завоевали большинство в Палате представителей Конгресса, художник счел необходимым "лягнуть" своих любимых республиканцев. Он нарисовал слона, который, спасаясь от разъяренного осла в львиной шкуре, отступает в яму-ловушку, прикрытую острейшими политическими проблемами послевоенного периода. Так в обиход были введены символы обеих партий. Но для нынешнего положения дел, когда исход президентских выборов оспаривается представителями GOP (Grand Old Party, Великая Старая Партия, как называют республиканцев), а на кону стоит баланс американской политической системы как таковой, важнее другое. Республиканцы снова оказались в ловушке. Правда, сегодня они могут благодарить за это не столько оппонентов-демократов, сколько "своего" президента, "великого и ужасного" Дональда Трампа. 

Шагреневая кожа электората

Основная неприятность для республиканцев заключается в том, что они остаются партией меньшинства. Причем давно. Дэвид Фрам, один из самых заметных и последовательных критиков Трампа в консервативном крыле республиканцев, выпустивший в мае текущего года книгу "Трампокалипсис: как восстановить американскую демократию", считает, что партия в XXI веке "стала более слабой и менее популярной. С 1992 по 2016 год прошло семь президентских выборов. На всех этих выборах республиканский кандидат выиграл выборы большинством голосов лишь единожды, в 2004 году". Вера американских элит в демократические ценности сегодня ослабла, считает Фрам, а Трамп — "одновременно и последствие этого ослабления, и его причина". При этом сама GOP стала партией Трампа, куда более правоконсервативной, чем прежде.

Мы готовимся к гражданской войне внутри Республиканской партии

вашингтонский лоббист и давний активист РП
Эд Стюарт

В результате получился странный идеологический тяни-толкай, сочетающий в себе консерватизм с правым популизмом. Уже на стадии выборов 2016 года положение внутри РП было подобно натянутой струне, готовой лопнуть. Для многих фигура этого политического неофита была чем-то вроде "черта из табакерки". Рэй Макнелли, опытный политконсультант-республиканец, был уверен, что Трамп — "это просто клоун". Однако ставка эксцентричного миллиардера на "белую идентичность" сработала. Во многом потому, что Трамп и его идеологический поводырь Стив Бэннон правильно прочитали эмоции республиканских избирателей. Не надежда и предвкушение возможностей двигали ими, а чувства угрозы, негодования и страха. Они как бы ощущали себя изгоями в собственной стране, где бал все больше правила образованная элита, воинствующий секуляризм и мультикультурализм, который испуганный глаз видел как одну нескончаемую волну миграции. Они пошли за Трампом. И многие из политиков-республиканцев, кто прежде говорил Trump never, впрыгнули в эту лодку, извлекая для себя выгоды.

В краткосрочной перспективе это сработало. Но проблема в том, что в обозримом будущем электоральная ставка может обернуться для GOP крахом. Белое население США убывает, старшее поколение, голосующее за Трампа, уходит. The Associated Press, анализируя данные Бюро переписи населения США, опубликованные в этом году, пришло к выводу, что через 25 лет белые американцы будут составлять меньшинство. Конечно, есть те, кто с этими выкладками не согласен. Например, Ричард Альба, социолог, написавший книгу "Великая демографическая иллюзия", в которой эта идея оспаривается, считает, что в 2060 году американский избиратель по-прежнему будет на 55% белым (в 2018-м доля белого электората составляла 73%). При этом многие представители нынешних меньшинств, особенно латиноамериканцы, могут перестать быть лояльными Демпартии.

выборы в США, республиканцы, демократы, ослы, слоны, маска, фото, митинг, демонстрация
ГИБРИДНЫЙ ЭЛЕКТОРАТ. Мужчина в маске осла и слона, сим­волизирующих демократов и республиканцев, на площади Black Lives Matter Plaza возле Белого дома в ожидании развязки выборов

Даже если статистика на стороне Альбы, в "партии слонов" понимают: повестку дня придется менять. Весь вопрос — как это сделать максимально эффективно, преподнеся новое идеологическое блюдо к следующим президентским выборам? И кто персонально может претендовать на клочок мантии Трампа, перелицевав его должным образом?

Кронпринцы GOP 

"Мы готовимся к гражданской войне внутри Республиканской партии", — говорил накануне выборов Эд Стюарт, вашингтонский лоббист и давний активист РП. По его мнению, даже после поражения нынешнего главы Белого дома ответом на вопрос, кто лидер республиканцев, будет — Дональд Трамп. "Он настолько доминировал в мышлении Республиканской партии в течение последних четырех лет, что больше не было места для появления новых лидеров и новых идей, которые могли бы противостоять трампизму или предложить альтернативную точку зрения либо путь вперед".

Но эта точка зрения вряд ли исчерпывающая.

Во-первых, потому что некоторые убеленные сединами политические фигуры в РП считают своим долгом противостоять Трампу и трампизму. К примеру, еще в июле силами республиканских чиновников, среди которых члены правительства Джорджа Буша-младшего, был сформирован комитет "Выпускники 43-го президента за Байдена". С вполне прагматичной целью: не допустить переизбрания Трампа, который, по их мнению, бросил свою партию и граждан страны. Но, скорее всего, этот политических замах простирается дальше даты, когда избирком объявит о победе Байдена.

С наследием Трампа рес­публиканцам придется разбираться еще долго. То, на каких "лошадей" они поставят, во многом будет определять, во что партия превратится в будущем

Во-вторых, "поколение зуммеров" в GOP сегодня в большинстве своем не в восторге от Трампа. National Public Radio, тоже в преддверии выборов, дало возможность высказаться этим политическим "скаутам", которые будут определять политику партии послезавтра. И тут та же картина, что и со "стариками". Лиззи Бонд — одна из тех, кого проинтервьюировало NPR, — в 2016 году во время праймериз поддерживала Теда Круза, а когда тот проиграл Трампу, она решила: лучше уж голосовать за Клинтон. В 2020-м она последовательно отказывалась поддерживать 45-го президента, считая, что при его переизбрании "трудно избавиться от мысли, что будущее Республиканской партии обречено".

Но самое главное, что, по мнению ряда американских аналитиков, сейчас в рядах РП есть те, кто может взлететь на партийный и государственный политический олимп уже завтра. Это поколение тех, кому сейчас за 40. Дэвид Брукс, автор книги "Бобо в раю. Откуда берется новая элита", незадолго до выборов называл "большую четверку" таких сенаторов-соискателей: Марко Рубио, Джош Хоули, Том Коттон и Бен Сасс. "Все они достигли совершеннолетия, когда рейганизм уже был в зеркале заднего вида, — пишет Брукс. — Несмотря на то что они популисты, трое из них имеют ученые степени в Гарварде или Йельском университете. Они не особо близки друг к другу. Их может объединять общий опыт, но их разделяют амбиции". Когда Брукс говорит о том, что "рабочий класс — это сердце Республиканской партии", что "когда-то бизнесмены и предприниматели были в центре внимания республиканцев", а "теперь ясно, что партия должна перестать обслуживать корпоративный класс и сосредоточиться на владельцах магазинов, сантехниках и наемных рабочих", и приводит в пример британских консерваторов, в свое время сыгравших на данной электоральной ноте, понятно, что это — часть рецепта для любого из указанных претендентов. В самом деле, есть разница между расширением прав и возможностей рабочих и расширением прав и возможностей вашингтонской элиты. Но из "этих общих помещений" четыре сенатора, подчеркивает Брукс, расходятся в разные стороны.

Итак, вот они, возможные сменщики Трампа

Марко Рубио, 49 лет

Марко Рубио, республиканская партия, кандидат, выборы, фото

Свое видение того, какой должна быть политика республиканцев, он основывает на католическом социальном учении. Год назад в эссе "Для чего нужна экономика" Рубио утверждал, что цель рынков не в росте, а в том, чтобы позволить каждому человеку найти свое достоинство в работе. А затем и вовсе призвал к "капитализму общего блага", который бы не зацикливался на финансах и навязчивой идее максимизировать акционерную стоимость. Это так резануло ухо партийных ортодоксов, что Никки Хейли, в свое время бывшая постоянным представителем США при ООН, заявила, что ряд критиков капитализма в рядах РП "отличаются от социалистов только степенью".

Когда Николас Леманн, пишущий для The New Yorker, попросил Рубио объяснить, что тот имел в виду под "капитализмом общего блага", сенатор ответил: "Рынок — это средство для достижения цели, а не сама цель. Можно иметь экономику, которая хорошо работает в макросмысле, но ее выгоды распределяются таким образом, чтобы не приносить пользу общему благу". По словам Рубио, эта система взглядов сложилась у него, когда он баллотировался в президенты в 2016-м и посещал общины "за пределами Флориды", некогда активные, а ныне опустевшие.

Джош Хоули, 40 лет

Джош Хоули, фото, республиканская партия, выборы, кандидат

В 39 лет он стал самым молодым сенатором США. Популист, вбивающий в головы американцев среднего класса мысль, что их предали все возможные элиты — политические, культурные, финансовые. По его словам, у современного лидерского класса один набор ценностей: глобализация, космополитизм, а у средних американцев — другой: семья, дом, корни, нация. В ноябре прошлого года Хоули выступил с речью, в которой стремился опровергнуть последние 70 лет внешней политики республиканцев. Он утверждал, что правые ошиблись, пытаясь распространить американские ценности за рубежом. "Имперское господство нарушает наши принципы и угрожает нашему характеру. Нашей целью должно быть предотвращение империализма, а не его осуществление. Нужно остановить господство, а не поощрять его".

Возможно, позиция Хоули, отличаясь известной модернизацией, ближе всего к трамповской. Неслучайно, победив в ноябре ­2018-го на выборах в сенат, он благодарил президента за поддержку, оказанную в ходе избирательной кампании.

Том Коттон, 43 года

Том Коттон, республиканская партия США, фото, слоны

Служил в армии США, был в Ираке и Афганистане, награжден Бронзовой звездой. Его называют "ястребом", требующим жесткой реакции на многие проявления в политике и социальной сфере — от левых и иммиграции до крупных технологических компаний. Он яростный противник китайского "государства-изгоя" и сторонник резкого сокращения легальной иммиграции.

Бен Сасс, 48 лет

Бен Сасс, фото, рп, республиканская партия, США, Америка

Доктор философии, работал в администрации Джорджа Буша-младшего. По его словам, работа правительства состоит в том, чтобы "создать рамки упорядоченной свободы", чтобы люди могли сделать свою семью и район центром своей жизни. Собственно, сами небольшие ассоциации — группы соседей, футбольные команды старших классов, церкви и общественные центры, где "люди находят свои самые большие радости, удовлетворение и поддержку", — и должны, по его мнению, быть в фокусе внимания. Из всей четверки он подозрительнее всего относится к правительству и политикам, считая последних "поджигателями".

Партия должна перестать обслуживать кор­по­ра­тив­ный класс и со­средоточиться на владельцах магазинов, сантехниках и наемных рабочих

автор книги "Бобо в раю. Откуда берется новая элита"
Дэвид Брукс

Разумеется, нельзя сбрасывать со счетов и уже упомянутую Никки Хейли, и Митта Ромни, и Теда Круза, который, по словам Брукса, готовится к президентской гонке 2024 года, стремясь объединить все версии партии: ту, что была до Трампа, и ту, что развивалась в эпоху Трампа. Кроме того, некоторые эксперты допускают, что и сам 45-й президент попытает счастья на выборах 2024 года и таким образом вернется к тем пертурбациям политической повестки GOP, которые успел запустить (в конце концов, Гровер Кливленд был ведь 22-м и 24-м президентом США).

Но куда более интересным вариантом представляется еще один — династический. "Идея династии может понравиться кому-то вроде Трампа", — считает Дж. Майлз Коулман, аналитик Центра политики Университета Вирджинии. Трое старших детей 45-го президента уже втянулись в американскую политику. Иванка с 2017 года даже носит звание "советник президента". "Политические династии существуют не просто так: признание имени хорошо работает с избирателями, — объясняет Лаура Уилсон, доцент кафедры политологии Университета Индианаполиса. — Взгляните на Кеннеди, Бушей и, вернувшись назад, на Рузвельтов". 

В случае с Трампами, если тут на кого и стоит обратить пристальное внимание, так это на Дональда Трампа-младшего (42 года).

Дональд Трамп-младший, фото, выборы

Он проявляет повышенную активность. За последние два года опубликовал две книги, критикующие либералов. "Небрежная книга "Триггеры" может быть явной попыткой старшего сына президента, Дональда Трампа-младшего, заявить о себе как о прямом наследнике, — писало издание Politico еще в начале года. — Национальный комитет Республиканской партии, возможно, попытался помочь ему, купив экземпляры книги на сумму $100 тыс. Но это не значит, что стратегия не работает".

Масла в огонь подлила фотография на его странице в "Инстаграме", размещенная 24 октября: молодой политик изображен на фоне флага с надписью "Don Jr. 2024". Правда, рядом с ней сын президента написал: "Хахахахаха. О, парень. Это был знак, который я увидел на животноводческом аукционе в Фэллон, Невада. Это заставит головы либералов взорваться. Всем, кто сделал это, спасибо за комплимент… но давайте сначала переживем 2020 год с большим выигрышем!!!!"

Большого выигрыша не получилось. Как и маленького. Но от этого интрига грядущих трансформаций в GOP лишь усиливается. С наследием Трампа республиканцам придется еще долго разбираться. То, на каких "лошадей" они поставят, во многом будет определять, во что партия превратится. В лидера под флагами Линкольна и Рейгана или аутсайдера, плетущегося в хвосте политики демократов.