Смертельное ожидание. Почему западные союзники долго не открывали второй фронт в Европе

Вторая мировая война, высадка союзников в Нормандии, архивное фото
Фото: Getty Images | Высадка союзников в Нормандии

22 июня 1941 года Германия напала на СССР. Три года советские войска сражались с Вермахтом в Европе самостоятельно, и только в июне 1944 года, когда союзники высадились в Нормандии, открылся второй фронт. Фокус разбирался, почему США и Великобритания не спешили переходить к боевым действиям в Европе и что говорят об антигитлеровской коалиции современные историки.

77 лет назад войска западных союзников СССР по антигитлеровской коалиции высадились на северном побережье Франции в Нормандии, начав операцию под кодовым названием Overlord. Так в Европе открылся второй фронт против гитлеровской Германии.

Советская историография всячески преуменьшала значение второго фронта в разгроме нацизма. Основные аргументы сводились к тому, что к моменту его открытия СССР уже переломил хребет гитлеровской военной машине, разбив войска вермахта в битвах под Москвой, в Сталинграде, на Курской дуге и форсировав Днепр. Да и сейчас российские историки продолжают настаивать, что союзники СССР по антигитлеровской коалиции намеренно затягивали открытие второго фронта, чтобы Германия и Советский Союз максимально обескровили друг друга, а сами рассчитывали вступить в битву в подходящий момент и малой кровью добыть лавры победителей.

"Защитники Советского Союза нашли циничный мотив в нерешительности англо-американцев [открыть второй фронт], а именно желание увидеть, как Россия истекает кровью, в то время как ее западные союзники накопят свои военные и экономические ресурсы, чтобы вмешаться в последний момент", — писал по этому поводу бостонский профессор международных отношений Уильям Кейлор в своей книге "Мир двадцатого века".

6 июня 1944 года на французский берег высадились около 160 тыс. солдат и офицеров британских, американских и канадских вооруженных сил. К концу июля группировка союзников во Франции перевалила за 1,5 млн человек

Однако утверждения о том, что США и Великобритания любыми способами оттягивали открытие второго фронта, не имеют под собой веских оснований. Еще в день нападения нацистской Германии на Советский Союз, 22 июня 1941 года, премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль обратился к нации по радио с заявлением, что будет помогать советскому государству любыми возможными средствами.

"За последние 25 лет никто не был более последовательным противником коммунизма, чем я. Но все это бледнеет перед развертывающимся сейчас зрелищем. Мы никогда не станем договариваться, мы никогда не вступим в переговоры с Гитлером или с кем-либо из его шайки. Мы будем сражаться с ним на суше, мы будем сражаться с ним на море, мы будем сражаться с ним в воздухе, пока с божьей помощью не избавим землю от самой тени его и не освободим народы от его ига. Любой человек или государство, которые борются против нацизма, получат нашу помощь. Любой человек или государство, которые идут с Гитлером, — наши враги", — заявил тогда Черчилль.

Несмотря на то что Британия практически в одиночку сдерживала натиск нацистов на протяжении двух лет и по-прежнему подвергалась массированным бомбардировкам, именно она с момента нападения Германии на СССР взяла на себя бремя организации и проведения северных конвоев британских и американских грузов в Советский Союз в соответствии с программой ленд-лиза.

Высадка в Нормандии, документальное фото второй мировой
ТАКОГО ЕЩЕ НЕ БЫЛО. Высадка в Нормандии стала крупнейшей десантно-морской операцией в истории войн

После атаки Японии на Перл-Харбор в декабре 1941-го в войну вступили Соединенные Штаты. Впоследствии они воевали на тихоокеанском и европейском фронтах, параллельно перевооружаясь и мобилизуя ресурсы для оказания помощи СССР.

К тому же британцы и американцы понимали, что рано или поздно им придется ослабить давление нацистской военной машины на СССР, иначе Гитлер и Сталин могут заключить сепаратный мир. Наконец, победа в этой войне зависела от выживания Советского Союза.

"Выиграем мы войну или проиграем, зависит от русских", — сказал президент США Франклин Рузвельт в конце лета 1942 года, вероятно, в самое трудное время для советских войск.

Разные стратегические подходы союзников

Так в чем же причина того, что для вторжения союзников в Европу им понадобилось столько времени? Рассматривая этот вопрос, необходимо учитывать различия в стратегических подходах к ведению войны Великобританией и США.

Британцы были приверженцами периферийной стратегии или непрямой войны, которую можно охарактеризовать как уклонение от решающих сражений. В их понимании победа над врагом могла быть достигнута его истощением непрекращающимися бомбардировками, боями на периферийных театрах военных действий и вступлением в решающую битву только в наиболее подходящий момент.

Союзники СССР опасались коммунизации всей Европы, в случае если советские войска продвинутся на запад

Будучи морской державой и не располагая большой сухопутной армией, понеся массовые потери во время Первой мировой войны 1914–1918 годов, Британия не верила в решающее сражение на поле боя с противником. В предыдущих войнах ее главным оружием был большой боеспособный флот, чья гибкость давала возможность рассредоточивать войска противника и определять его слабые звенья. Но все эти преимущества могли быть эффективны только при условии наличия у англичан надежного и сильного союзника, чтобы в решающей битве сразиться с противником на суше.

Со своей стороны высшее военное руководство США, сразу после того как Америка вступила во Вторую мировую, ратовало за масштабную военную операцию в Европе в кратчайшие сроки. В частности, будущий командующий англо-американскими силами при высадке войск в Нормандии генерал Эйзенхауэр утверждал, что наиболее необходимой и эффективной военной кампанией в 1942 году было бы вторжение во Францию. По его мнению, наступление могло быть успешным, потому что основная часть немецкой армии была задействована в СССР. К тому же, считал генерал, такая операция заставила бы немцев перебросить значительные силы с Восточного фронта и исключила бы возможность сепаратного мира между Сталиным и Гитлером.

"Мы должны поехать в Европу и сражаться. Мы также должны перестать тратить зря ресурсы по всему миру и, что еще хуже, тратить время", — говорил Эйзенхауэр в 1942 году.

высадка союзников в Нормандии, вторая мировая, второй фронт
ГОТОВ К БОЮ. Десантный корабль у берега Нормандии, 6 июня 1944 года

Однако обстоятельства помешали воплощению этих планов. Несмотря на то что американские генералы рвались в бой, на тот момент в их распоряжении не было достаточно сил и средств, чтобы диктовать англичанам свои условия. Причина — Атлантический океан, отделяющий Америку от Европы на тысячи километров. Эта естественная преграда не позволяла быстро перебросить войска. К тому же в глубинах Атлантики орудовали стаи немецких подводных лодок, которые безжалостно топили корабли союзников. Так что для открытия второго фронта в Европе сначала нужно было выиграть битву за Атлантику.

Важно
Высокая честь и изощренная месть. Как украинец Кузьма Деревянко поставил точку во Второй мировой войне и почему Сталин расправился с ним

В то же время, пока Советский Союз вел тяжелые бои на восточном фронте, США и Великобритания в 1942 году сосредоточили основные усилия в Северной Африке, где стратегической задачей было не допустить продвижения гитлеровцев к Суэцкому каналу и обезопасить залежи ближневосточной нефти.

Победа союзников в битве при Эль-Аламейне, в ходе которой они уничтожили африканский корпус легендарного немецкого военачальника Эрвина Роммеля, а также разгром гитлеровцев под Сталинградом резко изменили глобальную военную ситуацию. К концу 1942-го — началу 1943-го страны антигитлеровской коалиции захватили стратегическую инициативу и контролировали значительную часть территорий, недавно оккупированных Германией и ее сателлитами.

Средиземноморская стратегия

Тем не менее державы нацистской Оси все еще были сильны и обладали большими природными, военными и людскими ресурсами. При этом сложившаяся в начале 1943 года ситуация требовала от антигитлеровской коалиции новых кардинальных стратегических решений. Но союзники вновь оказались в невыгодном положении для открытия второго фронта в Европе. После побед в Северной Африке расположение войск не позволяло им провести крупную десантную операцию через Ла-Манш. Для этого нужно было остановить боевые действия на Средиземноморском театре и даже в Тихом океане, чего союзники делать никак не хотели, поскольку к тому моменту ценой невероятных усилий и жертв завоевали господство на море. Благодаря этому морские пути для переброски войск в Европу стали свободнее, а перспектива открытия второго фронта приобрела более четкие очертания.

Однако до высадки в Нормандии было еще далеко, так как для этого союзникам необходимо было накопить достаточное количество войск. В связи с этим англо-американское командование перешло к средиземноморской стратегии, которую историки нередко называют альтернативой второму фронту в 1943 году. Однако внимательное изучение событий показывает, что это не так. Самая убедительная причина, по которой операцию решили проводить в Средиземном море, а не через Ла-Манш, заключается в том, что до 1944 года лучших альтернатив для участия союзников в более или менее крупномасштабной операции не существовало.

"Не было ни времени, ни средств для переброски этих войск в Европу для начала операции через Ла-Манш в 1943 году. Чтобы не бездействовать в течение года, пока русские продолжали сражаться в одиночку, им нужно было найти какое-то занятие в Средиземноморском театре", — писал по этому поводу историк Майкл Ховард.

Американские десантники, Вторая мировая, документальное фото
ПЛЕЧОМ К ПЛЕЧУ. Американские десантники выбираются из воды на нормандском побережье

Средиземное море было местом, где с немцами можно было вступить в бой. Гитлер понимал стратегическую ценность этого региона. Близость Балкан и важные запасы румынской нефти заставили его направить туда значительные немецкие силы. Наконец, взятие Средиземного моря под контроль союзников облегчало поток помощи Советскому Союзу по ленд-лизу через Ближний Восток и Персию. В 1943 году не было другого театра, который мог бы больше помочь СССР.

Советский фактор

Рассматривая проблематику открытия союзниками второго фронта в 1944 году, нельзя обойти вниманием советский фактор. К тому времени Красная Армия нанесла вермахту три ошеломляющих поражения — под Москвой, в Сталинграде и на Курской дуге, захватив стратегическую инициативу.

Важно
Нож из китового уса. Как чукчи победили российскую армию

Союзники не закрывали глаза на опасность растущего советского потенциала. Они ясно понимали, что в случае продолжающегося успеха СССР наверняка коммунизирует европейские страны, которые освободит в ходе советского движения на запад. По этой причине они все больше и больше склонялись к необходимости как можно скорее принять меры для предотвращения возможного советского господства в Западной Европе. Решение напрашивалось само собой — как можно скорее провести морскую десантную операцию через Ла-Манш.

Тегеранская конференция

Окончательное решение о высадке союзников в Нормандии было принято на Тегеранской конференции в ноябре 1943 года, где впервые вместе собрались лидеры антигитлеровской коалиции — президент США Франклин Рузвельт, премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль и советский диктатор Иосиф Сталин.

Тегеранская конференция, Иосиф Сталин, Франклин Рузвельт, Уинстон Черчилль
СУДЬБОНОСНАЯ ВСТРЕЧА. Открыть второй фронт в Европе Сталин, Рузвельт и Черчилль решили на Тегеранской конференции

После побед под Сталинградом и Курском настаивать на открытии второго фронта в Европе Сталин уже мог с позиции силы. Несмотря на отчаянные попытки Черчилля получить согласие на отсрочку десантной операции через Ла-Манш в пользу продолжения операций в Средиземноморье, Рузвельт стал на сторону советского диктатора. Союзники приняли окончательное решение открыть второй фронт летом 1944 года.

***

Высадка в Нормандии началась рано утром 6 июня 1944 года. Обращаясь к специальному представителю президента США Авереллу Гарриману 10 июня 1944 года, Сталин сказал: "Мы идем хорошей дорогой. История войны никогда не знала такой грандиозной операции. Сам Наполеон никогда не решился бы на подобное. Гитлер предвидел это, но был дураком, потому что сам не попытался сделать то же".