Все статьиВсе новостиВсе мнения
Стиль жизни
Спецтемы
Красивая странаРейтинги фокуса
Скорее жив. Почему NaviBand не боится языкового барьера

Скорее жив. Почему NaviBand не боится языкового барьера

Солисты белорусской группы NaviBand рассказали Фокусу о добровольной изоляции, языке-пациенте и "ночных" треках в новом альбоме "Адной дарогай"

000

Минская инди-фолк-группа NaviBand стала одним из ярких открытий "Евровидения-2017". Впрочем, были у коллектива и другие радости: аншлаговые концерты, новые клипы, съёмки в рекламе, крупные музыкальные фестивали и сольные концерты.

В декабре NaviBand презентовали альбом песен на белорусском языке "Адной дарогай". Артём Лукьяненко и Ксения Жук рассказали Фокусу о том, почему музыканты прятались от прессы, что увидела их пара в стихах Сергея Граховского и как в зимний альбом попал трек про осень.

КТО ОНИ


Артём Лукьяненко и Ксения Жук — основатели и солисты группы NaviBand, финалисты "Евровидения-2017"

ПОЧЕМУ ОНИ


22 февраля состоится их сольный концерт в Киеве, а 25 февраля — во Львове

Час Прыйшоў

Новый альбом вы записывали за 300 км от Минска, на хуторе. Репетировали в поле. На какое-то время отказались от общения с прессой.

Ксения: — За время подготовки к "Евровидению" — с января по май — мы поняли, что сказали очень много, нам нужно сделать перерыв. Захотелось двигаться дальше, ведь наша главная цель — создавать новую музыку, новую историю. Ради этого ненадолго, с июня по декабрь, мы ушли в тень.

Как добровольная изоляция повлияла на результат работы?

Артём: — Песни, которые родились в этой атмосфере, очень целостны. По отзывам слушателей, они тоже это почувствовали. Практически все аранжировки, которые были сделаны на записи, — итог той работы на природе. Мы пришли к выводу, что музыкантам это полезно: уезжать, уединяться, копаться в себе. Только так можно добиться слаженной работы и создать гармоничный материал.

Вы поддерживаете "вакуум" и в повседневной жизни — телевизор не смотрите, за новостями не следите. Не чувствуете себя оторванными от тех, для кого поёте?

Артём: — Мы хотим нести людям добро. А для того, чтобы у нас это получалось, чтобы писались такие песни, нужно находиться в спокойной, благоприятной обстановке. Выбирая между телевизором и вылазкой на природу, мы предпочтём второе. Природа заряжает энергией. Тем не менее нас сложно назвать оторванными от мира. Мы пользуемся интернетом, соцсетями, интересуемся происходящим в музыкальной сфере.

Жизнь — территория, где всякое случается. Мы это понимаем и принимаем. Ни в коем случае не пытаемся от неё прятаться. Когда в августе умер мой близкий друг, мы ездили в Питер, чтобы поддержать его родителей, друзей. Было горько. Но именно такие трудные ситуации показывают, насколько разной и непредсказуемой бывает жизнь.

Ксения: — Важно, чтобы музыкант постоянно пропускал через себя эмоции, даже тяжёлые. Это приносит ему песни.

Як я жыў без цябе

С новым альбомом Европе ещё предстоит познакомиться. Пока же вас любят как первого за историю "Евровидения" участника, исполнившего песню на белорусском. Почему до вас никто из соотечественников этого не сделал?

Артём: — Мы сами задавались вопросом: почему так? Точного ответа нет, есть предположение. Неважно, на каком языке поёшь, главное, какую энергию даёшь на сцене. В Беларуси достаточно артистов, которые пытаются соответствовать какому-то образу, подстраиваются под него, наступают себе на горло. Как ты можешь быть честным со зрителем, если не показываешь себя до конца?

Ксения: — К тому же самоопределение стало мировой тенденцией. На том же "Евровидении" мы слышали, как ребята на своих родных языках поют. Тебе совершенно не нужно знать перевод, ты просто растворяешься в этой музыке. Песня победителя Сальвадора была на родном языке. Даст бог, в этом году от нашей страны снова будет представлена песня на белорусском — мы будем только счастливы. Значит, мы сделали шаг, и вслед за нами его делает кто-то ещё.

За последние годы в Беларуси появилось много рекламы на белорусском языке, стало больше молодёжи, разговаривающей на родном языке. В нашем близком окружении употреблять белорусский в быту стараются даже те, кто раньше им не пользовался. Пока это маленькие шажочки, отдельные фразы. Но ведь это так здорово.

Учитывая то, как активно развивается украинская культура и музыка, украинцы этим тоже прониклись. Хочется, чтобы и у нас было так. Для нас многие ваши музыканты — пример того, к чему нужно стремиться.

На кого из украинских исполнителей вы ориентируетесь?

Ксения: — Когда мы выступали на одном из отборов вашего "Евровидения", открыли для себя талантливую группу "Сальто назад". Какая у них была песня! (Напевает.) "О мамо, о мамо, о мамо…".

"Когда пишешь на белорусском, у тебя нет шанса написать что-то неискренне"

Артём: — Мне нравятся "Один в каноэ", O.Torvald — этих ребят я слушаю давно, с тех времен, когда они только начинали. Их первые альбомы очень энергетические, наполняющие. Вчера мы с Женей (Галичем, солистом O.Torvald. — Фокус) переписывались — они хотят приехать в Минск, сыграть у нас концерт. А мы хотим в Киев.

Мне очень нравится то, что у вас сейчас происходит в поп-музыке. Monatik, Alekseev, Дорн, SunSay, 5’nizza, ONUKA — артисты, которых мы очень уважаем и за чьим творчеством следим. Ну и, конечно, Джамала. С её творчеством мы были знакомы ещё до "Евровидения". Очень рады тому, как развивается история певицы.

Адной дарогай

Альбом "Адной дарогай" — это не 9 композиций, а 8 и одна. Восемь песен с первых нот ваши: светлые, лёгкие, настоящий белорусский кантри. На этом общем курортно-расслабленном фоне выделяется "Восень" — абсолютно урбанистический по звучанию трек об одиночестве и скоротечности времени. Как в подборку саунтреков для неспешного роуд-муви просочилось "инородное тело"?

Ксения: — Артёму хотелось сделать мне приятно и включить в этот альбом хотя бы одну написанную мной песню (смеётся). На самом деле ещё тогда, на хуторе, мы почувствовали, что эта песня очень органично вписывается в общую картину. Каким бы позитивным ни было настроение, к нему всегда добавляется какая-то нотка грусти, происходит эмоциональное перерождение. "Мы прачынаемся" тоже немножко на неё похожа. Она написана в миноре, благодаря этому последующие композиции кажутся энергичнее и позитивнее. Такие треки — ночь, после которой обязательно наступит утро.

Одна из композиций — "Як я жыў без цябе" на стихи Сергея Граховского. Его "Признание" — трогательный, грустный, полный отчаяния и внутреннего напряжения стих. В ваших руках он превратился в песню не менее трогательную, но совершенно другую по эмоциональному наполнению. Почему так получилось?

Ксения: — В одном стихотворении кто-то уловит грусть и переживание, а другой — позитив. Для нас это песня-благодарность.

Артём: — Мы познакомились с Ксюшей случайно и подумать не могли, что эта встреча приведёт нас в такую славную историю. Всё, что мы делаем для творчества, мы делаем вместе. А ведь могли бы и не встретиться. Происходящее  наполняет нас радостью. Именно эту эмоцию мы увидели в стихах Граховского, захотелось передать её в песне.

"Уяўляй", ещё одна песня из нового альбома, начинается словами: "Выбачай мне за спазненне". Как часто у вас появляется чувство, что вы опаздываете?

Артём: — Раньше я немного переживал и волновался, а сейчас думаю: "Ничего страшного, мы предупредим". Опаздываем мы достаточно часто, но не критично — минут на 5–10.

Мы Прачынаемся

Полностью белорусскоязычным стал не первый, не второй, а только четвёртый ваш альбом. Это и есть то самое "спазненне"? Или не совсем?

Ксения: — Наша первая совместная песня "Абдымi мяне" была на белорусском. То есть с самого начала мы знали, что нам это нравится.

Артём: — Первый акустический альбом "Сонцэм сагретые" тоже был полностью на белорусском. Но так как там всего шесть или семь песен, мы считаем его EP (от англ. Extended Play, мини-альбом. — Фокус). Поэтому "Адной дарогай" — первый полноценный белорусскоязычный альбом. В голову приходят истории и тексты на белорусском, они превращаются в песни.

Многие утверждают, что беларусскоязычные проекты спекулируют на языковом вопросе. Мол, в той же Литве или Украине состояться за счёт того, что поёшь на родном языке, не так просто.

Артём: — Это не новое явление: кто-то делает музыку честно, кто-то просто хочет заработать. У каждого своя цель. Зато белорусского языка становится больше, люди слышат его чаще. А собирать залы и продавать музыку будет тот артист, который относится к творчеству честно с самого начала.

Ксения: — Недавно мы давали концерт в Варшаве. Далеко не все поляки понимают наш язык, особенно если говоришь на приличной скорости. Мы догадались об этом уже потом, когда они на английском попросили сфотографироваться. Во время концерта эти ребята улыбались, аплодировали. Языковой барьер не мешал нам обмениваться энергией.

Ваши коллеги-соотечественники Лермонт и Юлик заявили, что белорусский — "почти мёртвый язык, хотя его и поддерживают искусственно". Если так, то NaviBand — команда спасателей. Пациент скорее жив, чем мёртв? Или наоборот?

"Мы пришли к выводу, что музыкантам это полезно: уезжать, уединяться, копаться в себе"

Ксения: — Конечно, он жив. Язык живёт в каждом из нас.

Артём: — 9 марта у нас в Минске сольный концерт на три тысячи человек — и зал очень активно продаётся. Уже по этому я могу судить о том, что зрителю интересно. В соцсетях мы общаемся исключительно на белорусском.

Раньше в репертуаре NaviBand были композиции как русском, так и на белорусском. Сравните, как работается с этими языками.

Артём: — Почему "были"? Мы до сих пор исполняем на концертах и русские, и белорусские песни из предыдущих альбомов. Если у меня напишется песня на русском, я буду рад её спеть, почему бы и нет? Но нам часто говорят, что чувствуется разница: мол, когда мы поём на родном языке, песня звучит полноценнее. Наверное, мова помогает нам лучше выражать свои чувства и эмоции.

Ксения: — Белорусский мягкий, петь на нём намного приятнее. Артём часто говорит: люди чувствуют, если ты лукавишь. Когда пишешь на белорусском, у тебя нет шанса написать что-то неискренне. Поэтому к песням относишься более уважительно, трепетно. Стараешься сделать их особенными.

В ваших песнях и клипах белорусы — улыбчивые, беззаботные, счастливые. Это то измерение, в котором вы живёте? Или то, к которому стремитесь?

Артем: — Наверное, живём. Всё, о чём мы поём, — наше восприятие мира, наши ощущения в этот момент. Мы давно поняли, что с помощью музыки можем ограждать людей, которые приходят на концерт, от каких-то тягостей, негатива.

Ксения: — Но это не розовые очки. Это другое, более позитивное отношение к миру. Знали бы вы, сколько света и тепла в сообщениях, которые мы получаем от слушателей. Они пишут, что начинают по-другому смотреть на мир, жить музыкой. Мы поняли, что NaviBand создаёт особенную среду, собирает вокруг себя тех, кто умеет радоваться жизни.

На вашем сайте все альбомы, включая новый, находятся в свободном доступе. Зачем вам это?

Артём: — Мы даём свободный доступ, потому что не хотим свою музыку превращать в товар. Мол, только покупайте, и всё. Пожалуйста, слушайте, пойте, приходите на концерты. В первую неделю выхода альбома мы занимали первое место в белорусском Google Play, держались в топ-10 iTunes — то второе, то пятое, то девятое. Меломаны, которые захотят поддержать артиста, купят альбом вне зависимости от того, будет ли он в свободном доступе. Но мы понимаем: наш слушатель только учится покупать музыку.

Как считаете, долго ли продлится тяга к халяве, нежелание покупать?

Артём: — Лет семь-десять, а может, и меньше. Вот увидите, мы все перенастроимся. Это уже происходит. Например, моя бабушка не понимает, зачем платить за музыку. А её сын уже покупает в интернете и альбомы, и книги, и приложения. Для него это нормально.

Ваша семья ждёт пополнения. Мир, в котором вы хотите растить своего ребёнка, какой он?

Ксения: — Мир любви, тепла и музыки. Он уже слышит, иногда даёт о себе знать каким-нибудь стуком. Сначала тихо-тихо, словно слушает песню со мной, а потом – оп! – стукнул. Я трактую, что ему это нравится (смеётся). Будет здорово, если он найдёт себя в творчестве. Но давить на него мы не станем.

Артём: — Мы хотим, чтобы этот человек рос самостоятельным. Нам важно, чтобы он знал, что он белорус, что у него есть свой язык, который будет учить. О том, что его родители поют, он уже знает, ведь побывал на стольких наших концертах.

Фото: Andres Putting/Eurovision.tv,
Александр Ружечка/onliner.by, NaviBand/YouTube

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.