Печеньки от Мельпомены. Что не так с театральными премиями в Украине

2019-12-14 11:51:00

89 0

В конце ноября премия "ГРА" на торжественной церемонии в Театре им. Франко назвала лучшие спектакли 2018 года. Фокус рассказывает о том, кто сегодня раздаёт в Украине "печеньки" от имени театральной музы и зачем они нужны

Любые премии — это добро и зло в одной упаковке, обычно пёстро украшенной, с яркими ленточками. Итоги всех премий вызывают не только радость, одобрение, чувство глубокого морального, а у лауреатов обычно ещё и материального удовлетворения, но также ропот, возмущение, обвинения в предвзятости и ангажированности. Решения даже самых компетентных жюри всегда субъективны. И всё же некую адекватную картину происходящего они дают часто даже не с помощью оценок жюри, а на примере их собственного развития. Судите сами.

До недавнего времени единственной театральной премией в Украине, отслеживающей тенденции и определяющей ориентиры, была "Киевская пектораль". У неё славная история: это первая театральная награда на постсоветском пространстве, её вручают уже более четверти века, степень её влияния на столичный театральный процесс в 1990–2000-е переоценить трудно. Однако "Пектораль" — премия региональная, киевская, а в 2010-е годы театральная ситуация в стране заметно поменялась: появилась плеяда молодых, талантливых режиссёров, активно заявили о себе независимые театры, в Украину просочились новые актуальные жанры, количество неординарных спектаклей выросло в разы.

Поэтому с 2018 года давать адекватную оценку ситуации в отечественном театре призван Всеукраинский фестиваль-премия "ГРА". Его появление во всех отношениях логично. Во-первых, премия относится не только к киевским театрам. Во-вторых, в 2017 году аналогичная премия возникла в области кинематографа — это уже широко известная "Золотая дзиґа". Союз театральных деятелей разумно решил, что наш театр ничуть не хуже, чем наше кино, потому и основал свою премию. В-третьих, "ГРА" заняла то самое "свято место", которое не должно оставаться "пусто", ведь в последнее время "Пектораль" свои достоинства изрядно подрастеряла. В театральном сообществе к ней предъявляют массу претензий.

Закат "Пекторали"

Когда-то "Киевская пектораль" пользовалась безусловным доверием, считалась чрезвычайно престижной и авторитетной. Конечно, без конфликтов не обходилось, но в прежние годы они возникали из-за недовольства тех, кто остался без награды, а это обычная история для любых премий и конкурсов. К примеру, "главные" академические театры возмущало то, что призы доставались небольшим коллективам и новаторским спектаклям. Например, было время, когда от участия в "Пекторали" демонстративно отказывался Театр русской драмы им. Леси Украинки.

Лучший на камерной сцене. Виталина Библив, Дмитрий Олейник и Инна Скорина-Калаба во "Фрекен Юлии", лучшем спектакле камерной сцены по версии премии "ГРА"

Первый состав экспертов "Пекторали" определили с помощью социологического опроса, туда входили такие легенды украинского театра, как Даниил Лидер и Ирина Молостова. Позже роли экспертов отдали театральным критикам, вотум доверия они тоже получили посредством анкетирования. Но с недавних пор всё изменилось. Оргкомитет решил, что тратить деньги на экспертов не нужно, и теперь спектакли оценивают представители театров, по два человека от каждого. Это могут быть художники по костюмам, балетмейстеры и даже бутафоры. Да, все они мастера своего дела, но судить о качестве спектаклей в целом всё-таки должны люди с более широким кругозором.

В 2013 году случилась история, после которой чистота "Пекторали" стала вызывать серьёзные сомнения. Тогда на победу в номинации "Спектакль камерной сцены" претендовали Morituri te salutant Дмитрия Богомазова, поставленный на камерной сцене Театра им. Франко, и "Прекрасный зверь в сердце" Алексея Кужельного, худрука театра "Сузір’я". Неожиданно для всех организаторы премии ограничили понятие "спектакль камерной сцены" до 100 зрителей, и, поскольку Камерная сцена "франковцев" вмещает почти 200 человек, Morituri te salutant перенесли в категорию "большой сцены".

Дальше следите за руками. Оказавшийся в главной номинации спектакль Богомазова закономерно побеждает, это и впрямь выдающаяся работа, одна из лучших постановок десятилетия. Числившаяся среди фаворитов в той же категории постановка Андрея Билоуса "Загадочные вариации" в Молодом театре остаётся без награды. Приз за лучший спектакль камерной сцены получает Кужельный, который в то же время является сопредседателем "Киевской пекторали". Конечно, при большом желании можно считать случившееся лишь удивительным совпадением, но у Молодого театра такого желания почему-то не возникло. С тех пор свои спектакли на эту премию он принципиально не подаёт.

Ещё один нюанс связан с тем, что как такового жюри у "Пекторали" нет. Поэтому если способ формирования её коротких списков при помощи начисленных экспертами баллов ещё понятен, то принцип присуждения наград в индивидуальных номинациях непонятен совершенно. По сути дела, премия перестала развиваться, она держалась привычных рамок и накапливала конфликты. "Киевская пектораль" долго и упорно деградировала, — утверждает Юлия Пятецкая, журналист и критик. — Сегодня она отражает не уровень развития украинского театра, а его оторванность и от мировой культуры, и от реальности". Неудивительно, что отношение к премии в театральных кругах стало холодновато-презрительным.

Столичная, домашняя, экспертная

Название премии "Киевский счёт" дало понятие "гамбургский счёт", введённое почти 100 лет назад литературоведом Виктором Шкловским. Согласно услышанной им легенде, раз в год цирковые борцы собирались в гамбургском трактире и в честной борьбе при закрытых дверях выясняли, кто из них лучший. О том, кому достанется победа на арене цирка, в те времена договаривались заранее.

"Киевский счёт" придумал в середине 2000-х ведущий украинский кино- и театровед Сергей Васильев. Сам он называет эту премию забавой, но относится к ней серьёзно. Формат её максимально прост: в конце года театральные критики собираются за столом, обсуждают премьеры, высказывают мнения и достигают консенсуса. "Это была такая домашняя, почти интимная премия, — вспоминает Васильев. — В первый год в её жюри входило всего три человека: Виталий Жежера, Олег Вергелис и я. Потом мне удалось получить грант и расширить формат премии на литературу и визуальное искусство. Дальше всё затихло: не было спонсоров".

В 2017-м у "Киевского счёта" состоялось второе рождение. В 2018-м автор этих строк получил предложение стать членом жюри премии и может подтвердить, что определение лауреатов происходит в непринуждённой, дружеской и в то же время профессиональной атмосфере. "На самом деле я считаю эту премию очень важной, — отмечает Васильев. — В состав её жюри я приглашаю исключительно экспертов — людей, которые много пишут о театре, хорошо его знают и имеют о нём своё мнение. Что характерно, взгляды зачастую совпадают".

В 2018-м именно так и случилось. Восемь из десяти членов жюри отметили в числе лучших спектакль Тамары Труновой "Плохие дороги", причём семь отдали ему первое место. Теперь, почти год спустя, постановка Труновой стала лауреатом премии "ГРА" в номинации "Лучший драматический спектакль". Также в число её лауреатов и номинантов попали отмеченные "Киевским счётом" спектакли: "Фрекен Юлия" (театр "Золотые ворота", режиссёр Иван Урывский), "Кориолан" (Театр им. Франко, режиссёр Дмитрий Богомазов), "Мир в ореховой скорлупе" (Театр на Печерске, режиссёр Дмитрий Захоженко).

Приглашённый гость. Выступление Twinsonix Boxedge & Maryana Bodnar на торжественной церемонии в Театре им. И. Франко

"Идею "Киевского счёта" я сейчас превратил в маленькую франшизу, — продолжает Васильев. — Уже два года мы в точно такой же форме проводим "Харьковский счёт". Хочется распространить нашу премию и на Львов. Она простая и прозрачная, в ней нет никакой предвзятости, тенденциозности, не замешаны ничьи интересы". Тут надо отметить, что "Киевский счёт" ограничивается тем, что называет победителей, но при этом не вручает статуэток и не раздаёт денежных призов. Единственная выгода от этой премии для театров, режиссёров и актёров — признание профессиональной среды. Оно дорогого стоит.

"ГРА" начинает и выигрывает

"ГРА" — это одновременно и "игра", и GRA, то есть Great Real Art. Премия сугубо украинская, но жюри у неё международное: в нынешнем году в его состав вошли пять театроведов, искусствоведов, драматургов, журналистов, культурных деятелей из Германии, Польши, Румынии и Беларуси. Впрочем, основная роль в отборе лучших спектаклей принадлежит не им, а девяти отечественным экспертам. Именно они отсматривают видеозаписи спектаклей, присланных театрами со всей страны, и формируют сначала лонг-, а потом и шорт-листы, также именуемые списком номинантов. Жюри принимает решение лишь на финальной стадии.

"ГРА" определяет лучшие спектакли в шести номинациях: драматический, камерной сцены, детский, опера/оперетта/мюзикл, хореографический/балетный/пластический и поисково-экспериментальный. А также вручает шесть индивидуальных призов: режиссёру, за мужскую роль, за женскую роль, сценографу, хореографу и автору музыкального решения. "ГРА" — не только премия, но и фестиваль: перед церемонией награждения все постановки-номинанты в течение недели показывают в Киеве. Театры, в репертуар которых входят спектакли-лауреаты, получают денежный приз на реализацию нового проекта. Вроде бы всё просто и ясно, и всё же некоторые особенности новой премии вызывают вопросы.

Вопрос первый. Премию вручают в конце текущего года за спектакли прошлого, то есть в конце ноября 2019-го мы узнаём лауреатов 2018-го. С одной стороны, такое расписание актуализирует прошлогодние спектакли и возвращает к ним зрительский интерес, к тому же эксперты должны просмотреть чуть ли не сотню работ, а на это требуется немало времени. С другой стороны, 11-месячный срок определения победителей вызывает резонное недоумение. Та же "Пектораль" при всех своих недостатках подводит итоги в марте, а упомянутая в начале статьи киношная "Золотая дзиґа" — в апреле. Всё же было бы лучше, если бы "ГРА" успевала вынести решения хотя бы к июню, концу текущего театрального сезона.

Вопрос второй. Шорт-листы, они же списки номинантов, состоящие всего из двух пунктов в каждой категории, выглядят слишком куцыми. Понятно, что количество финалистов зависит от объёмов финансирования, и для того, чтобы показать в столице не 12, а 18 спектаклей, его пока недостаточно. Возможно, в последующие годы этот недостаток удастся устранить; всё-таки шорт-листы из трёх постановок во всех номинациях смотрелись бы гораздо гармоничнее и презентабельнее.

Вопрос третий, процедурный. В регламенте премии сказано, что один театр может сделать заявку только на один спектакль. Однако есть лазейка: подавать постановки на премию имеет право не только сам театр, но и разнообразные театральные институции. В результате в шорт-листе оказываются сразу два спектакля Театра на Печерске, причём один из них номинирован театром, а другой — загадочным ОО "Арс Магна", и что это за организация, поди разберись. Опять же, вроде бы всё разумно: один спектакль от театра, тем более при наличии шести номинаций, — слишком жёсткое ограничение, а если это ограничение снять, большие театры завалят организаторов заявками. Но наличие обходных путей всё равно настораживает.

Все эти проблемы не критичны и устранимы. Хочется называть их болезнями роста, всё-таки "ГРА" — премия молодая, делающая первые шаги. Тем не менее уже начальные два шага привели её к статусу главной театральной награды страны. Хотя с этим согласны не все. Театральный критик Елена Мигашко настроена скептически: "Мы получили чуть более раздутый вариант всё того же праздника экономии и пошлости: сомнительный брейк на открытии в духе "танці з зірками", отсутствие внятного образа в медиаполе, плохая стратегия коммуникации. "ГРА" пока не заявила о себе широкой аудитории, не повлияла на вкусы зрителей и театральный ландшафт в целом".

Мюзикл-победитель. Сцена из постановки Театра оперетты "Скрипач на крыше", лучшего спектакля премии "ГРА" в жанре опера/оперетта/мюзикл

С последним утверждением нельзя не согласиться, но надо также признать, что эта проблема имеет общий характер. Большинство украинских премий в области литературы и искусства не имеют существенного влияния на предпочтения широкой аудитории, и как изменить ситуацию к лучшему, пока непонятно. В то же время одна из задач таких премий, как "ГРА", — популяризация театра, и судить о том, как премия с ней справляется, по первым двум сезонам рановато. Как говорила одна мудрая мама, поживём — увидим.

Loading...