"Страны, которые будут владеть передовыми технологиями, будут править миром", - исполнительный директор холдинговой компании UFuture Николай Тимощук

2019-10-28 16:04:43

376 0

Новости партнеров

Архитектура мировой экономики стремительно меняется, ключевой причиной чего является развитие новых технологий, что позволяет говорить о начале Четвертой промышленной революции. Эти процессы оказывают влияние на украинскую экономику, которая требует новых драйверов развития. О роли Украины в мировой экономике, инвестиционном и инновационном потенциале нашей страны, переходе на новый технологический уклад, перспективах украинской энергетики и Киевском международном экономическом форуме мы поговорили с Николаем Тимощуком, исполнительным директором холдинговой компании UFuture.

UFuture – холдинговая компания, объединяющая коммерческие и социальные проекты украинского предпринимателя Василия Хмельницкого. Активы UFuture на сегодняшний день оцениваются в $550 млн. , а общая стоимость всех компаний и проектов, в которые инвестировал UFuture, оценивается более чем в $1 млрд.

Насколько Украина сейчас привлекательна для иностранных инвесторов?

Украина становится более привлекательной, но все еще недостаточно. Основные причины две: маленький рынок и высокие риски. По данным Минфина, в 2018 году в Украину зашло $2,3 млрд, в первой половине 2019 года – около $1 млрд. Это очень мало по сравнению с соседними странами. К примеру, Польша привлекла $15 млрд, Россия и Турция – по $13 млрд.

Для привлечения значительно бОльших инвестиций (в 2-3 раза) Украине необходимо идти на беспрецедентные меры – создавать налоговые стимулы такого уровня, который превзойдет уровень Польши, Турции, России. Это можно делать через технопарки, специальные экономические зоны, налоговые каникулы. Но это не будет работать без верховенства права, справедливых судов и честной работы правоохранительной системы.

Когда мы говорим про маленький рынок, мы говорим о том, что у нас в целом не очень диверсифицирована экономика?

Нет, мы говорим о том, что у нас с точки зрения глобальных масштабов небольшая страна. Если мы сравниваем себя с Китаем в 1,5 млрд человек, Индией в более миллиарда человек, сотнями миллионов человек в Бразилии, Мексике, США, Бангладеше, Малайзии, Индонезии и Японии, на фоне этого Украина выглядит "средней" страной по количеству населения. Соответственно, Украина – не та страна, с точки зрения рынка продаж, без которой мир не может обойтись. Это первое измерение.

Второе измерение – покупательная способность. А это, по сути, насколько богаты люди в стране. Мы занимаем  "120-энное" место в разных рейтингах по ВВП на душу населения и соответственно покупательная способность низкая. 

Но есть определенные группы товаров и услуг, с которыми Украина занимает важное место в мире. Первое – это агросырье. Если Украину взять и выключить из мирового рынка агросырья, будет тяжело – дефицит, подорожание ключевых товаров. Поэтому здесь Украина важный игрок и даже в годы военного конфликта, в кризисные годы, в этот сектор инвестируют.

Для украинской экономки остро стоит вопрос поиска новых драйверов развития. Есть ли механизм, который может по аналогии дать импульс отраслям?

Каждая отрасль и каждая ниша отрасли – это абсолютно отдельная история. Нельзя применять универсальную логику ко всем отраслям, а тем более ко всем нишам в этих отраслях.

Если посмотрим глобально, то где Украина в мире занимает важное место как производитель? Как производитель – в агросекторе. Но мы экспортируем, преимущественно, необработанное сырье, а нужно - продукцию с более высокой добавленной стоимостью.

Во-вторых, в сфере IT-услуг. Действительно, это то, чем можно гордиться. Если украинских IT-шников исключить из международных цепочек, то будет очень сложно международным компаниям, которые напрямую или опосредованно пользуются услугами украинских специалистов. IT-услуги уже занимают вторую позицию в экспорте Украины.

Третья категория – горно-металлургический комплекс. Это преимущественно сырье и полуфабрикаты. Правда, наш удельный вес на глобальном рынке ГМК существенно меньше, чем у АПК и IT-сектора.

Мы очертили, где у Украины есть потенциал с учетом нынешних позиций. Какие отрасли украинской экономики еще представляют интерес для инвесторов?

Если мы говорим о тех отраслях, которые мы, украинцы, хотели бы развивать у нас в стране и те отрасли, которые сейчас наиболее привлекательны для инвесторов, то это разные истории. Зарубежные инвесторы активно покупают у нас недорогое сырье и человеко-часы (речь о наших IT-шниках). Эти же инвесторы зарабатывают на конечных продуктах переработки украинского сырья, под которым я также подразумеваю человеко-часы наших IT-шников. Здесь нужно смотреть с двух точек зрения: куда готовы вкладывать зарубежные инвесторы и куда бы мы хотели, чтобы они вкладывали.

Куда они готовы вкладывать? Повторюсь, в агросектор, в IТ, и в последние годы в возобновляемую энергетику.

Но нам хотелось бы, чтобы при рассмотрении Украины, они инвестировали в предприятия и процессы, которые генерируют большую добавочную стоимостью и производят высококачественные и высокотехнологичные товары и услуги.

Что формирует конкурентоспособность стран в современном мире?

Очевидно страны, которые будут владеть передовыми технологиями, будут править миром. Любая сфера жизни, какую не возьми, от синтеза еды до инновационных методов здравоохранения, все сводится к технологиям. Сегодня наиболее передовые технологии у двух странах мира – США и Китая.

Это не просто технологии, у них есть целые экосистемы, с помощью которых идеи или потребности превращаются в конечный продукт. Ни у кого больше таких мощных экосистем, включая фундаментальную науку, технологические стартапы, венчурных инвесторов, масштабную государственную поддержку, в мире нет. К сожалению, даже ЕС не дотягивает. США и Китай – это два лидера, которые сейчас в этой области впереди планеты всей.

А теперь, что говорят в Европе, в самых продвинутых научных центрах? Например, в легендарном французском университете École Polytechnique или в Лёвенском университете. Говорят: "Несмотря на то, что у нас в Германии, Бельгии, Голландии, Франции, Италии, Швейцарии все еще есть великолепные ученые и научные центры, у нас нет экосистемы, которая эти научные наработки доведет до финального продукта. Нет такого количества инвесторов, нет такого количества предпринимателей, такой системной государственной поддержки и нет общего огромнейшего рынка". Хотя, казалось бы, Евросоюз – это общий рынок на 500 млн. человек. Но рынок Евросоюза все равно фрагментирован отдельными странами, нюансами, языковыми барьерами, культурными, историческими. Поэтому, европейцы вынуждены принять тот факт, что будут подрядчиками и поставщиками новых технологий для американцев или китайцев.

А мы, как страна, где наука была почти полностью разрушена с крахом СССР, должны понимать, что соперничать в действительно высокотехнологичных отраслях, как нано-технологии, искусственный интеллект, биотехнологии, мы объективно не можем. Потому что это не просто сотни миллиардов инвестиций, это еще и десятки лет глубочайших фундаментальных исследований, нацеленных на коммерческий успех. Это целые плеяды научных центров для студентов и преподавателей, которые получают миллиардное финансирование, самые последние технологии и, самое главное, передовые знания, которых у Украины нет.

Конечно же, мы должны и можем быть важным элементом в этой цепочке, возможно важным глобальным партнёром, поставщиком продуктов или услуг для ведущих американских, китайских или европейских компаний. Но мечтать, что в Украине вырастит второй Google или Alibaba – это просто обманывать себя. У нас нет ни передовой научной базы и системы образования, ни необходимого объёма капитала в стране, ни, тем более, такого огромного внутреннего рынка. Мы не догоним и за десяток лет пропасть в развитии науки и технологий.

Но это, повторюсь, не значит, что мы не можем стать важной частью глобальной цепочки добавленной стоимости – с нашими IT-компаниями, нашими специалистами в очень конкретных и узких секторах. Например, украинские компании очень активно участвуют в разработке и развитии FinTech технологий по всему миру. Украина была одним из мировых центров по разработке технологии Blockchain.

Вы упомянули про интерес инвесторов к сектору возобновляемой энергетики. Каким бы хотелось в перспективе видеть этот сектор в Украине?

Сектор возобновляемой энергетики должен расти и развиваться такими же темпами, как он рос и развивался последние 5 лет. Для Украины диверсифицированные поставки энергии и энергетическая безопасность равна государственной безопасности.

Нам надо очень активно развивать возобновляемую энергетику. Почему? В Украине на нет достаточного количества углеводородов, чтобы мы могли полностью покрывать все свои потребности. Мы вынуждены покупать, газ за рубежом. До недавних пор у "Газпрома", сейчас у европейских трейдеров, но, так или иначе, в большинстве случаев это российский газ, который мы просто перекупаем у других поставщиков. Это всё равно несёт понятный нам риск. Нельзя полностью надеяться только на этот ресурс.

Мы самостоятельно добываем порядка 20 млрд кубометров газа, сейчас даже чуть больше. Добыча растёт, украинские и небольшие международные компании тоже вкладывают в украинскую газодобычу, но это несущественный прирост по сравнению с нашими энергетическими потребностями. 

Первый по объемам генерации источник – атомная энергетика. Многие эксперты говорят, что атомная энергетика очень дешевая, но это потому, что строилось всё в советское время. Ввод в эксплуатацию новых объектов атомной генерации – это безумно дорогое удовольствие. Украине в ближайшие 10-15 лет нужно будет или закрывать, или модернизировать до 70% наших атомных мощностей. А это миллиардные инвестиции, которые нам нужно найти.

С углём ситуация тоже нестабильная. Пока ситуация на Донбассе не нормализируется, мы не будем понимать, какая у нас перспектива в обеспечении углём. Тем более нужно учитывать, что в эту отрасль мало кто вкладывает, даже в мировых масштабах, а в Украине тем более. Этот сектор абсолютно бесперспективный с точки зрения инвестиций в Украину.

Вот возобновляемая энергетика, солнце и ветер, – это те направления, которые ближайшие 10-15 лет должны занять хотя бы 20% энергобаланса, чтобы как-то диверсифицировать генерацию в Украине, обеспечив бОльшую энергетическую стабильность. Многие инвестиционные компании смотрят на Украину, у которой есть привлекательный "зелёный тариф". Пускай с каждым годом он снижается, а со следующего года почти все проекты возобновляемой энергетики будут выставляться на аукционы. Будет выставляться лот на 100-200 мегаватт, и будут компании предлагать свои условия – те тарифы, по которым они готовы реализовывать проекты. Самое важное, чтобы правительство Украины, гоняясь за какими-то краткосрочными решениями, вроде минимизации затрат из бюджета или желанием понравиться определенной группе избирателей, не делала необдуманных и резких движений. Например, не меняло "зелёный тариф" задним числом для тех компаний, которые уже подключили свои станции и рассчитали бизнес-план, исходя из этого тарифа. В таком случае зарубежные компании просто подадут в международный арбитраж и будут через 3-5 лет возмещать десятки и сотни миллионов потерянных инвестиций.

Кейс последней сделки UDP Renewables и Acciona.  Как он вообще произошел, как и что сработало, что Acciona, как мастодонт рынка, решила зайти в Украину?

Это заслуга наших коллег с UDP Renewables. Acciona как глобальная компания, всегда смотрит на новые рынки. Acciona владела бизнесом в Польше и, естественно, смотрела на ближайшие рынки. В 2017 году сложилась хорошая конъюнктура, поскольку отошел первичный шок 2014-2015 годов от Украины как от воюющей страны, пришло понимание, что полномасштабной войны не будет. Эти факторы: с одной стороны, Acciona, которая выходит на новые рынки, с другой стороны, Украина как развивающийся рынок, предлагающий хорошую ставку доходности при небольших вложениях (на фоне других рынков), сыграли нам на руку. Равно как и рост "зеленого тарифа", что "развязало руки" и нам, и многим международным инвесторам, а также повысило инвестиционную привлекательность Украины.

Когда такие крупные компании выходят на новый рынок, их горизонт планирования составляет 7-10 лет. Следовательно, у Acciona имеется позитивный прогноз относительно будущего Украины.

Верно. По словам президента Acciona, Украина – это "самый недооцененный бриллиант Европы". Acciona работает более чем в 30 странах мира, включая латиноамериканские, потому ей не привыкать к политической турбулентности и подобного рода рискам. Развивающиеся рынки, в том числе Украина, вопреки всем рискам, могут предложить такой уровень доходности, которого нет в развитых странах.

Если мы говорим о развивающихся рынках, неизбежно в бизнес-модели закладываются политические риски. Какова в данном случае роль государства, оказывают ли государства необходимую поддержку крупным инвесторам?

В рыночных экономиках государство должно создать условия, которые были бы привлекательными для бизнеса и которые бы обеспечивали справедливость. Что такое "справедливость" в этом случае? Справедливость – это равные условиях для всех, конкурентная среда, предсказуемость, защита прав собственности и так далее. Украина в сфере возобновляемой энергетики это сделала, особенно прогресс наблюдается после 2014 года – привлекательный тариф, понятная схема его понижения в течением времени (кто раньше вложился – больше заработал), гарантии для инвесторов. Никаких дополнительных преференций государство Украина для Acciona не создавала, правила игры в области возобновляемой энергетики равны для всех. Что важно сделать сейчас – не умножить на ноль успех последних лет.

У ваш есть еще один интересный проект – UNIT.City. Расскажите о нем подробнее – с какой целью он создавался, на какой стадии реализации находится, каковы его перспективы.

UNIT.City создавался как платформа развития экосистемы инноваций Украины.  По состоянию на сегодняшний день UNIT.City объединяет 108 компаний-резидентов, где создано более 1 тыс. рабочих мест, в IT-школе UNIT Factory обучается более 900 студентов. К 2025 году в наших планах разместить в UNIT.City более 300 компаний с 15 тысячами сотрудников, и превратить наш проект в двигатель новых идей, который придаст импульс для множества смежных отраслей.

Привлекали ли вы в UNIT.City внешние инвестиции либо данный проект бы осуществлен за счет собственных ресурсов?

Проект начинался за счет собственных ресурсов, а именно на деньги Василия Хмельницкого, основателя UFuture. UFuture вложил в проект порядка $60 млн собственных средств. По мере реализации проекта к нему проявили интерес украинские инвесторы и международные финансовые организации. К концу следующего года, по нашим оценкам, инвестиции в этот проект могут достигнуть $245 млн.

UFuture инвестирует в фармацевтическое производство "Биофарма". Почему "Биофарма" – это уникальный кейс не только для Украины, но и для Европы?

Технология переработки плазмы крови развивалась среди ограниченного круга стран. В первой половине прошлого века подобными разработками занимались в Испании, в Италии, в Советском Союзе. На основе подобных исследований родилась технология разделения донорской крови на две составляющие – кровяные тельца и плазму. Ученые пошли дальше и задумались о дистилляции плазмы, чтобы выделить из нее определенные фракции – те составляющие, которые необходимы для лечения конкретных заболеваний. На основании данных исследований начала развиваться отрасль препаратов крови.

Ноу-хау в области исследований переработки плазмы крови превратились в крупные бизнесы. В 2012 году группа инвесторов, которые ныне являются акционерами "Биофармы", решила построить на основе нашего украинского ноу-хау успешный глобальный бизнес. Почему глобальный? Потому что, во-первых, в мире есть лишь несколько десятков компаний, которые владеют данной технологией. Во-вторых, данный рынок контролируется преимущественно американскими и европейскими производителями, которые существенно завысили цены на соответствующие препараты, сделав их недоступными для большинства развивающихся стран. Мы увидели в этом возможность – если на рынке появится новый игрок, который будет производить достаточное количество качественных препаратов по доступным ценам, то он сможет занять рынки развивающихся стран, куда даже не смотрят западноевропейские и американские компании.

"Биофарма" в этом году открыла новый завод стоимостью в $75 млн, который строился в течение последних 5 лет. Полная мощность завода составит 1 тысячу тонн в год, что позволит "Биофарме" войти в топ-10 производителей препаратов крови.

UFuture является стратегическим партнером Киевского международного экономического форума (КМЭФ), который уже в шестой раз состоится в столице Украины 8-9 ноября. В чем вы видите миссию КМЭФ и чего ожидаете от будущего форума?

КМЭФ является площадкой, где, с одной стороны, обсуждаются наиболее значимые глобальные экономические проблемы современности, а с другой - формируется магистральные направления развития экономки Украины. В этом году на форум, который состоится 8-9 ноября, приедут представители ООН, ВТО, ЕБРР, Римского клуба, крупного украинского и зарубежного бизнеса, политического истеблишмента Украины, инвесторы, экономические эксперты, ученые. В ходе форума обсудим мировые торговые войны, ожидания глобального экономического кризиса, климатические изменения и их влияние на бизнес, проблему энергетической независимости Украины, привлечения зарубежных инвестиций в нашу страну, инновационный потенциал Украины и многое другое. Я сам буду модерировать три панели форума, где мы постараемся ответить на те вызовы, которые стоят перед мировой и украинской экономикой.

Loading...