Без надежды на компромисс. Гетманцев и Доротич — о протестах ФЛП и их требованиях

Фото: УНИАН

В Украине с начала осени идут ожесточенные дискуссии относительно обязательных кассовых аппаратов для ФЛП на едином налоге. В декабре дискуссии перешли в организованные протесты в центре Киева. Что происходит, выяснил Фокус, пообщавшись с одним из лидеров протестов Сергеем Доротичем, а также с народным депутатом, одним из авторов проектов о фискализации Даниилом Гетманцевым.

Cергей Доротич, лидер протеста, предприниматель

Сергей Доротич, предприниматель, протесты, ФОП, ФЛП, фото

Этот Кабмин себя дискредитировал, он нанес огромный вред предпринимательству. Поэтому мы требуем отставки Даниила Гетманцева с поста главы комитета ВР и Дениса Шмыгаля с его Кабинетом министров. Также мы требуем отмены локдауна в январе. Если наступит такое время, что нужно будет закрываться, то закрыться должны все без исключения — и маленькие ФЛП, и крупные сети, и органы госвласти. Потому что получается, что для госслужащего — зарплата, а для ФЛП — локдаун.

По нашему мнению, обязательное РРО не панацея [для детенизации доходов], существует масса эффективного инструментария по борьбе с тенью и уклонением от налогов. Пример неэффективности РРО — фис­кализированная все годы независимости сфера подакцизных товаров: топливо, алкоголь, табак. Для таких товаров давно действует РРО, но на рынке контрафактных товаров более 50%. Если в целом теневой сектор — 40%, то на фискализированном рынке крепкого алкоголя — 52%. И как после этого можно говорить об эффективности фискального кассового аппарата? К тому же кассовый аппарат — это дополнительная нагрузка на легальный малый бизнес. Кроме аппарата появляются учет, ответственность и коррупционные поборы. Легальный бизнес становится еще более неконкурентным по сравнению с теневым.

Налоговая знает о схемах крупных сетей, использующих ФЛП для ухода от налогообложения. Нужно внести в законодательство, что использовать такие схемы незаконно. Но когда я поднял этот вопрос, все молча опустили головы. А как они примут эту норму, ведь так можно выйти на самих себя! Никто не борется с офшорными схемами, со схемами роялти, я считаю несправедливым использование упрощенной системы крупными сетями, с этим нужно бороться.

Сергей Доротич уверен, что РРО не влияет на процесс детенизации, тогда как для легального бизнеса кассы создают одни проблемы

Важно повысить штрафы за незаконное предпринимательство. Хотя просто повышением штрафов нельзя решить вопрос, необходимы комплексные решения. Нужно вести борьбу с проблемой, а не убивать ковровой бомбардировкой легальный бизнес.

Пока диалога с властью не получается. С Гетманцевым вообще невозможно достичь компромисса. Его законодательные инициативы призваны уничтожать бизнес. Да, мы с ним встречались, но он избегает прямой дискуссии, занимается популизмом и общими лозунгами. Последняя наша встреча состоялась более месяца назад, и я, например, не вижу возможности с ним договориться. Диалога нет. Мы лишь слышим его монолог. Скоро будет встреча с Андреем Ермаком из Офиса президента, с разными депутатами. С премьером и Минэкономики контакта не было. Мы будем продолжать протесты до момента, пока не решат все наши вопросы.

Даниил Гетманцев, глава Комитета ВР по вопросам налоговой, таможенной и финансовой политики

Даниил Гетманцев, фото
Фото: УНИАН

Когда в 2019 году парламент проголосовал законы о фискализации (128 и 129), в них были выделены рисковые группы, которые обязаны перейти на использование РРО с января 2021 года. Это торговля в интернете, торговля электроникой, ювелирными изделиями, отели, рестораны, туризм, текстиль (кроме рынков), автозапчасти. Все остальные ФЛП второй и третьей группы единого налога должны были перейти на РРО с 1 апреля. Этими законами было введено программное РРО, которое уже успешно работает.

Принятые законы о фискализации многим не понравились. В первую очередь — крупному бизнесу, большим сетям, которые торгуют, делая вид, что они ФЛП. Это не понравилось среднему бизнесу, который тоже не хотел вести учёт операций через РРО. Законы о РРО вызвали резкое возмущение. По некоторым условиям мы подготовили проекты, смягчающие их. Но и это не устроило внепарламентскую политсилу, которая организовывает протесты, поэтому предприниматели вышли на улицу.

Важно
"Не вiльна" касса. Почему украинские предприниматели отбиваются от крупнейшей с 2010 года реформы налогообложения
"Не вiльна" касса. Почему украинские предприниматели отбиваются от крупнейшей с 2010 года реформы налогообложения

1 декабря парламент поддержал законопроект №4439-д. Это не мой проект, он разработан Офисом президента и Кабмином. Я не голосовал, так как считаю его сверхкомпромиссом. РРО для торговли в интернете мы не должны были переносить на год. Упомянутым законом были уменьшены штрафы, отменен институт кешбэка, перенесены все сроки по РРО до 2022 года. Кроме электроники, где норма уже работает три года, торговли лекарствами (два года работают) и ювелирки.

Я уважаю решение конституционного большинства, хотя считаю, что все ФЛП могли бы спокойно перейти на цивилизованные правила игры. Отсрочка на год дает надежду крупному и среднему бизнесу на то, что РРО не введут и в 2022-м, что эта норма будет переноситься снова и снова, а мы останемся в экономической тьме, как сейчас. Главная цель протестующих — чтобы не словили превышение ими лимитов, что можно сделать только через РРО. Вторая цель — возможность продажи товаров, на которые нет документов. То есть контрабанды.

Их не устроило решение ВР, они вышли на протест. Требуют отмены фискализации, отмены январского локдауна, отставки Гетманцева, Шмыгаля. Организаторы не скрывают, что это политическая акция.

Я убежден, что парламент обязан руководствоваться интересами не конкретной акции, а народа в целом. В Казахстане, Грузии, Беларуси, странах ЕС действует РРО. В нашей стране, если будет такой объем теневой экономики, нет шансов рассчитывать на высокие зарплаты учителей, медиков да и на пенсии выше 1769 грн. Фискализация — один из шагов для детенизации, и это сверхважный шаг.

Мы встречались с организаторами протестов. Но предлагаемый ими компромисс не является таковым для нас. Дело в том, что компромисс не может базироваться на условии отменить все. Нет переговорной позиции, они предлагают все отменить. Не думаю, что нам стоит на это идти.