Все статьиВсе новостиВсе мнения
Стиль жизни
Спецтемы
Красивая странаРейтинги фокуса
Как украинцы готовятся к колонизации Марса

Как украинцы готовятся к колонизации Марса

Лучше быть колонизатором Марса, чем прожить скучную жизнь на Земле. Так считают украинцы, готовые эмигрировать на Красную планету без шансов вернуться

000

Mars One — частный проект колонизации Марса. Автор идеи — голландский инженер Бас Лансдорп. По его словам, отправка первой четвёрки с Земли на Красную планету обойдётся в 6 млрд долларов. Значительную часть этой суммы он рассчитывает получить от продажи прав на телетрансляцию. Предполагается, что зрители смогут увидеть подготовку 24 финалистов, полёт на Марс в 2024 году и жизнь людей на этой планете.

За десять лет до полёта проект вызвал шквал критики. Один из главных аргументов противников — путешествие станет для участников проекта дорогой в один конец. Возможности вернуться на Землю у колонистов, скорее всего, не будет.

Среди тех, кто прошёл первый тур отбора, десять украинцев, сообщил Фокусу Норберт Крафт, директор медицинского департамента проекта Mars One. Некоторые из них уже отозвали свои заявки. Накануне Международного дня полёта человека в космос, который отмечают 12 апреля, мы спросили у пяти участников Mars One, почему они не передумали лететь, а у первого украинского космонавта Леонида Каденюка — почему им следовало бы так поступить.

Иоанн Ткаченко, 23 года, планирует стать военным пилотом, увлекается страйкболом, не женат, родился и живёт в Киеве

Я понимаю, почему нас называют смертниками. Представьте: вы за миллионы километров от Земли и в случае чего никто не поможет. Люди, которые первыми полетят на Марс, подобны колонизаторам Нового Света. Мы летим на планету, где придётся полностью полагаться на технологии, чтобы дышать кислородом, поддерживать атмосферное давление, температуру и радиационный фон. Считаю, что мы ничего не теряем. В обычной жизни может кирпич на голову упасть.

Mars One, возможно, станет полётом в одну сторону — поддерживать колонию на Марсе дешевле, чем доставить людей назад. Но технологии не стоят на месте, рано или поздно, думаю, появится возможность вернуться. Вопрос, захочу ли я этого, ведь организм адаптируется к низкой гравитации. На Марсе придётся тренироваться по три-четыре часа в день, чтобы быть в такой же физической форме, как человек, не занимающийся спортом на Земле.

Мои родители не верят, что кто-то полетит, поэтому пока не волнуются. Но дети рано или поздно покидают родителей, это естественно. И это цена, которую я должен заплатить за мечту. У меня нет своей семьи, я не строю серьёзных отношений. Жениться, родить детей и оставить их здесь — непорядочно.

Мне нравятся фильмы о космосе. «Гравитация» очень красиво сделана, хотя перелететь с одной космической станции на другую с помощью огнетушителя — офигенное везение, думаю, в реальности все погибли бы. 

Даже если полёт не состоится, я не готов смириться с работой в офисе. Буду думать, как полететь в космос. В крайнем случае, сменю гражданство.

Степан Дуплинский, 19 лет, студент Института подготовки кадров для органов прокуратуры Украины, не женат, живёт в Донецке, учится в Харькове

Семью заводить на Земле не собираюсь. Я не отшельник и не монах, просто сейчас мне это неинтересно, поскольку есть проект, и я знаю, куда направить свою энергию.

Финансирование — самое слабое место проекта. Если к реалити-шоу падает интерес публики, уменьшается и финансирование.

Никто не гарантирует не только того, что мы вернёмся на Землю, но и что до Марса долетим. Тем не менее программа получила поддержку крупных аэрокосмических компаний, и шанс несчастного случая сводится к минимуму. Опасность нашего полёта — такой же стереотип, как опасность авиарейсов. На самом деле летать самолётами безопаснее, чем ездить на машине. Шахтёры, которые спускаются в забой, тоже могут оттуда не вернуться, но их ведь не считают самоубийцами. Они хотят заработать денег, а я хочу оказаться на Марсе.

Организаторы заявили, что любой желающий может принять участие в проекте. Я не вижу проблемы в том, что у меня нет специальных навыков, я их получу при подготовке, которая продлится с 2015 по 2024 год. Каждый участник команды будет взаимозаменяем, на Марсе нельзя позвонить по телефону и вызвать мастера, который починит унитаз. И пиццу там не выйдет заказать.

Марс не лучше Земли. Марс другой, по сути, это кусок камня. Там нет воды, флоры, фауны, там скучно, но этот кусок камня ещё никто не изучал. Марс монотонен, однообразен, но интерес не в том, чтобы туда слетать на экскурсию, а в том, чтобы его изучить. Неизвестно, как скажется на нас долгое пребывание в замкнутом пространстве. Достаточно закрыть себя в квартире с тремя людьми и пожить с ними хотя бы неделю.

Сергей Якимов, ведущий инженер Института космических исследований НАН Украины, 25 лет, родился в Дрездене в семье украинских военных, живёт в Киеве

Я увлёкся космосом ещё в школе. В Житомире, где прошло детство, ходил в кружок астрономии и космонавтики. Потом поступил в киевский политех на факультет авиационных и космических систем. Под конец обучения стало ясно, что столько специалистов в этой области Украине не нужно.

Мой шеф, директор Института космических исследований, не верит в проект Mars One. Он работал в группе NASA, изучал возможность пилотируемого полёта на Марс. Его главный аргумент против — уровень радиации, которой подвергнутся люди. Датчики внутри марсохода Curiosity показали, что доза радиации за время полёта на Марс эквивалентна той, что можно получить за десять лет на орбите. На поверхности Марса, скорее всего, и жилые модули придётся закапывать в грунт, потому что там нет магнитного поля, которое защищает от радиации.

Когда я проходил собеседование по скайпу с Норбертом Крафтом, он сказал, что вернуться будет сложно, потому что организм привыкнет к низкой гравитации. Из-за этого мы будем прыгать как супермены выше крыши. Придётся много тренироваться на центрифугах, чтобы окрепла мышечная и костная система.

Многие не понимают, почему мы согласились лететь без шансов вернуться на Землю. Почему бы и нет? Лучше быть колонизатором на Марсе, чем прожить скучную, размеренную жизнь на Земле. У меня нет своей семьи. Если полечу, в Житомире останется мама. Она рада, что я участвую в таких масштабных проектах, но, конечно, не хочет, чтобы сын улетал на всю жизнь.
Но это моё решение.

Тимофей Олейник, 29 лет, аспирант Института молекулярной биологии и генетики НАН Украины, имеет второе высшее образование по специальности «международная политика», женат, двое детей, родился в семье украинского дипломата, живёт в Киеве

Сначала мне пришёл отказ: «Вы не прошли, спасибо, наборы ещё будут». А несколько дней спустя получил второе письмо о том, что меня приняли. Организаторы попросили пройти медицинское обследование у своего доктора. Не знаю, почему они так доверчивы. Хотя в NASA при наборе людей в астронавты тоже часто просили привезти свою медицинскую историю, и люди по дороге вырывали из неё пару «ненужных» страниц.

Захочу ли я вернуться на Землю? Смотрите: мои родители дипломаты, я вырос в Америке, там остались друзья. Сестра и родители живут за границей. Я хотел бы вернуться в Штаты, но сказать, что мне это необходимо, не могу. Также будет и с Марсом. Для меня дом там, где я сейчас живу.

У меня жена и двое маленьких детей. Я понимаю: семье будет тяжелее, чем мне. Но вспомните, сколько людей отправлялось в антарктические экспедиции, хотя у всех были семьи. Они на это шли, зная, что, скорее всего, не вернутся. Моя жена обижается на меня, но понимает, что это мой выбор.

В этой затее для меня самое важное не столько сам полёт, сколько возможность поучаствовать в грандиозном проекте. Скорее всего, моя работа на Марсе будет связана с биологическими системами, с выращиванием еды. Самая большая проблема, которую предстоит решить во время полёта, — уменьшение плотности костей при отсутствии гравитации. Организм не хочет тратить энергию на поддерживание того, что ему не нужно. За семь месяцев полёта с Земли на Марс уменьшится плотность костей, и у людей будут проблемы, когда они почувствуют гравитацию на Марсе. Ту же бедренную кость физическими упражнениями не восстановишь. Если в какой-то момент на Марсе появятся дети, их скелет будет приспособлен к низкой марсианской гравитации.

Я считаю, что колония на Марсе должна как можно быстрее стать автономной. Представьте: в какой-то момент земляне потеряют к ней интерес или случится катаклизм, и не будет возможности её поддерживать. Люди не смогут вечно жить на подачках с Земли, там нужны автономные заводы.

Елена Боголюбова, врач-ортодонт, 35 лет, не замужем, увлекается рафтингом, прыгает с парашютом, родилась и живёт в Киеве

Близкие говорят, что я Белка и Стрелка в одном флаконе. Люблю менять события, часто перепрыгиваю с одного проекта на другой. Для меня полёт будет очередным ви­ражом.

Я сомневалась, что пройду во второй тур. Представляла людей, которые должны полететь, суперменами. Друзья сейчас шутят: вы же пробный шар, кто будет отправлять на Марс лучших.

Я медик, не боюсь крови, умею оказывать первую помощь. На Марсе нелишними будут мои познания в химии и биологии.

Если проект закроется, это будет не самой худшей новостью для украинцев, которые привыкли к обломам больше других. После Чернобыля нам и радиация не страшна. Я с рентгеном работаю девять лет. Все мы рано или поздно умрём. Можно пойти на Крещатик и получить пулю, или джип влетит в автобусную остановку, где люди стоят.

Колонизированный Марс позволит человечеству выжить, когда Земля окажется под угрозой гибели. Марс может стать для человечества новым Ноевым ковчегом.
На Марсе у нас будет нехватка ультрафиолета, витамина D, поэтому кальций будет плохо усваиваться. От этого в первую очередь пострадают зубы, потом волосы и ногти. У нас не будет кабинета стоматолога со всем оборудованием, поэтому зубы придётся удалять и заменять их съёмными протезами. Так работают во время войны.

Если у нас будет 3D-принтер, мы сможем напечатать зубы, протезы, кости уха, носа, пальца. Кроме того, посуду, полочки и всё, что можно сделать из твёрдого пластика. К нам не будет курсировать челнок с вещами и почтой, поэтому я накачаю себе побольше музыки, книг и фотографий.

Леонид Каденюк, первый космонавт независимой Украины, кандидат технических наук, 63 года

Не думаю, что организатор Mars One Бас Лансдорп понимает всю сложность этой задачи. Пустить марсоход не проблема, первая удачная посадка советской автоматической межпланетной станции (АМС) «Марс-3» была ещё в 1971 году, но техника, которая обеспечит безопасность полёта человека, должна быть на порядок сложнее той, которую мы можем запустить сейчас.

Гравитация на Марсе в три раза меньше, чем на Земле, неизвестно, как это будет влиять на человека. Люди на Красной планете могут умереть через пару дней, получив изрядную долю радиации при перелёте. Может возникнуть и психологическая проблема. Сейчас мы летаем в «ближний космос», посмотрели в иллюминатор — Земля далеко, но всё-таки видна. Не каждый сможет воспринять, что вокруг него пустота в миллионы километров, а Земля — лишь маленькая звёздочка.

По подсчётам специалистов, на осуществление марсианской программы необходимо более 300 миллиардов долларов, кто даст их Mars One? Авторитетные в аэрокосмической отрасли компании, которых организаторы проекта приглашают к сотрудничеству, идут на него, потому что для них это дополнительные заказы и деньги. Вообще я считаю: одна из целей программы Mars One — заработать деньги. Те, кто подавал заявки, платили до 40 долларов, а заявок было более 200 тысяч. Скорее всего, никто не полетит, вряд ли организаторы решатся запустить людей, чтобы они не долетели до Марса или умерли от высокого излучения.

Хорошо, что у нас есть люди, которые хотят летать в космос. Но полёты в один конец — это как наполовину умереть. Психически нормальный человек на это не должен соглашаться. При таких условиях я бы туда никогда не полетел даже ради научного прогресса.

Два года назад я ездил в Роскосмос в составе украинской делегации. Нам сказали, что отбор, подготовка и полёт украинского космонавта на международную космическую станцию будет стоить 150 млн долларов. Таких денег у нас нет. Но оказаться в космосе через государственное космическое агентство Украины всё же намного вероятнее, чем с помощью проекта Mars One. В крайнем случае тем, кто хочет в космос, нужно зарабатывать деньги и пытаться купить себе место на корабле или поменять гражданство, чтобы полететь по космической программе другой страны.

5 книг о Марсе и марсианах

• «Война миров», Герберт Уэллс
• «Марсианские хроники», Рэй Брэдбери
• «Путь марсиан», Айзек Азимов
• Цикл «Красная планета», Роберт Хайнлайн
• «Человек с Марса», Станислав Лем

5 фильмов о Марсе и марсианах

• «Злая Красная планета», режиссёр Иб Мельхиор
• «Вспомнить всё», режиссёр Пол Верховен
• «Марс атакует!», режиссёр Тим Бёртон
• «Миссия на Марс», режиссёр Брайан Де Пальма
• «Том и Джерри: Полёт на Марс», режиссёр Билл Копп

Ирина Соснина, Фокус

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.