Все статьиВсе новостиВсе мнения
Главная
Политика
Красивая странаРейтинги фокуса

И клоун, и поэт

Один из ведущих актёров комик-труппы «Маски», автор «комических лиризмов» одессит Борис Барский признаётся, что может писать только юмористические произведения — другие не выходят. Об одесском отношении к жизни, о сегодняшнем юморе и о профессиональных шутниках Борис Барский рассказал в интервью Фокусу
000

 
Барского в обычной жизни узнать сложно: вместо ярко-жёлтого лапсердака и синего берета — кожаная куртка, вместо галифе и хромовых сапог — джинсы и кроссовки. Но главные опознавательные знаки всё же на месте: усы торчком, которые периодически подкручиваются привычным жестом, и неповторимый говор, который превращает всё сказанное в шутку.

Борис Барский
Родился 22 сентября 1959 г. в Одессе.
В 1981 г. — окончил Одесский политехнический институт (факультет атомной энергетики). 
В 1984 г. — поступил в Одесскую филармонию актёром оригинального жанра. Один из ведущих актёров комик-труппы «Маски».
В 1992 г. — окончил ГИТИС (режиссура эстрады и массовых представлений).
Снялся во всех 80 сериях «Маски-шоу», в фильмах «Семь дней с русской красавицей» и «Личная жизнь официальных  людей». Играет ведущие роли в театральных постановках: «Ромео и Джульетта», «Отелло», «Ночная симфония», «Особо женатый таксист».
Автор пяти пьес и четырёх сборников, среди которых и детская книга.
Заслуженный артист Украины, член Союза кинематографистов украины.
Женат, двое детей.



— Юмор — сценический, литературный, народный — как-то меняется? Что происходит с ним сегодня? — Мне кажется, сам по себе юмор — неизменный. Он либо есть, либо его нет. А размышлять, каким был юмор в прошлом веке, каков он сейчас и каким станет в будущем — удел критиков. Юмористу сложно говорить об этом: сороконожку спросили, с какой ноги она начинает идти, и она разучилась ходить.

— Тем не менее, вы смотрите юмористические телепередачи. Как они вам?
— Одни нравятся, другие — нет. Есть неплохие проекты, но часто они «попадают в обойму»: то есть за год нужно пошутить пятьдесят раз в пятидесяти программах, а шуток хватает лишь на десять программ. Тогда артисты начинают работать на издыхании, подкладывать закадровое «ха?ха?ха!». А это уже не смешно — это чуждый нам западный формат.

— А каков наш формат?
— Это когда нам не помогают смеяться, пуская фоновый хохот. Почему мы можем миллион раз смотреть «Бриллиантовую руку», «Кавказскую пленницу», «Джентльменов удачи»? Мы наизусть помним эти фильмы, а всё равно смеёмся! Есть органика юмора: когда артистам смешны собственные шутки, их юмор понятен зрителю.

— О чём сейчас актуально хохмить?
— Лет 20 назад были закрытые темы для юмора. Как рассказывал Михаил Михайлович (Жванецкий — Фокус), нашутишь чего-нибудь — потом сидишь и боишься, что загребут. Сегодня шутить можно о чём угодно, так что интерес к некогда закрытым темам угас. Но любовь, зависть, ревность — извечные темы, и об этом будут шутить всегда. Кто-то от души, кто-то от головы, а кто-то ниже пояса.

— Комик-труппа «Маски» создала несколько сотен гэгов. Как придумываются такие шутки?
— Шутка, смешная зарисовка — это скорее не выдумка, а оптимистический взгляд на жизнь. Я вижу какую-то ситуацию и могу сам додумать её смешное продолжение. Сидим мы как-то в полуподвальном помещении, из окна виден лишь асфальт и ноги прохожих. Я, не найдя пепельницы, выбрасываю окурок на улицу. В это мгновенье через него переступает женщина, наклоняется и жестом мне показывает — мол, ты обалдел! Я, извиняясь, развожу руки, она уходит, а в следующую же секунду к моему окурку наклоняется бомж, поднимает его и исчезает. Смешная жизненная ситуация! А чтобы выдумать её и отснять, понадобилось бы дублей десять. Или другая история: мне один мужик на СТО рассказал, как он ковырялся в машине и случайно прихлопнул себе пальцы капотом. Высвободить руку не может, зовёт на помощь — машет проезжающим машинам. А те ему в ответ сигналят — думают, что он им говорит «привет, пацаны!». Мы экранизировали этот случай из жизни.

— Вы рассказывали, что некоторые эпизоды вам снятся, и потому вы спите с диктофоном под подушкой. Наверное, это забавно выглядит.
— Ага. Особенно жене забавно, когда она просыпается ночью, а муж сидит на диване и с кем-то разговаривает...

— Слышал, что на своей жене вы «испытываете» стихи — если она говорит, что чушь собачья, значит, стих удался.
— Так и есть. Только она обижается, что я всем это рассказываю. Говорит мне: «Ты что, хочешь, чтобы все думали, что я тупая?». Я говорю: «Нет! Ты острая». Вообще, благодаря моим упоминаниям, она уже стала популярной, даёт интервью журналам. Короче, моя жена уже круче, чем я. Она, кстати, работает костюмером в «Масках».

— Одессу принято считать столицей юмора. Как вы это объясняете?
— Это в первую очередь устоявшееся убеждение самих одесситов. Когда горожане узнают, что Максим Галкин из Одессы, они понимающе кивают: ну понятно, почему он такой знатный хохмач! А вообще одесситы ни к чему серьёзно не относятся — поэтому здесь легче родиться шутке, комедии. Если бы Фёдор Достоевский жил в Одессе, он никогда бы не написал «Преступление и наказание», в котором парень так жестоко расправляется со старушкой. В Одессе Раскольников нашел бы двадцать способов, как стырить бабкины деньги. А будь Анна Каренина одесситкой, поверьте, она никогда бы не бросилась под поезд!

— Режиссёр «Масок» Георгий Делиев стал городским депутатом. Хоть к этому он всерьёз относится?
— Конечно. В этом деле есть только два варианта: или серьёзно к этому относиться, или не заниматься этим вообще. Я, кстати, тоже мог стать депутатом! Мы вместе баллотировались, выступали по ТВ. Жора обещал асфальт положить и всё такое, а я пообещал избирателям отменить зиму. У нас в Одессе зима мерзкая, зябкая. Мороза нет, но с моря такой холодный ветер дует! Короче, я сказал, что когда стану депутатом, в Одессе будет весна-лето-осень, весна-лето-осень. Звонок от телезрителя: мужик говорит — то, что вы обещаете, нереально же выполнить. Я отвечаю: а когда другие депутаты обещают вам нереальное, вы же им верите!

— Вы больше клоун или поэт?
— Поэты считают меня клоуном, а клоуны называют поэтом. Мне тяжело себя оценить, я же не критик.

— Доверяете мнению критиков?
— Как говорит мой знакомый, сегодняшние критики — это евнухи, рассуждающие о любви. С недавнего времени университеты выпускают «профессиональных театральных критиков», но разве возможно научить человека любить и понимать театр?

— Многие артисты развлекательного жанра — выпускники школ циркового искусства, но разве можно научить человека шутить?
— Думаю, да. Ведь тот, кто, например, поступает в цирковую школу, ощущает в себе призвание быть клоуном. То есть учёба в данном случае — способ развить уже имеющиеся способности. Первое высшее образование я получил в политехе, мне ещё тогда все говорили: «не твоё!». Когда я уже играл в «Масках», мы вместе с Жорой Делиевым поступили в российский ГИТИС. Я начал изучать теорию и понял, что ко всему уже пробился собственным лбом. Другими словами, школа может помочь артисту быстрее стать хорошим артистом.

— То есть человек, который метко и остро шутит, может стать профессиональным юмористом?
— Ха! Мы же с вами в Одессе, где каждый второй — юморист. Я, бывает, оказавшись в какой-то компании, вообще не могу сострить — парень напротив уже обо всём пошутил! Но одно дело — «выступать» в кафе перед друзьями, а другое — на сцене перед полным залом. Тут нужен мощный заряд энергии и толчок для её высвобождения. Поэтому комики, как правило, не «распыляются» вне сцены и аккумулируют энергию перед выступлением. Отсюда — расхожее убеждение, что в жизни все комики грустные. Дескать, какой же он весельчак: сидит за соседним столиком и не веселится.

— Многим комикам спустя некоторое время хочется попробовать себя в серьёзной роли? Вас такое желание не посещало?
— Пока одни клоуны ждут, когда им дадут роль Гамлета, я решил не рассчитывать на манну небесную и написал свои версии «Ромео и Джульетты», «Моцарта и Сальери», «Дон-Жуана», «Отелло». Теперь сам в них играю. Мне как-то один молодой актёр говорит: «Больше не могу играть Ромео — мне уже 25». Ха-ха! Мне-то 48, а я до сих пор Ромео!

— Вы говорите, что всех любите и все достойны любви. Но что-то может вызвать в вас гнев?
— Скажем так: бывают моменты, когда мне грустно. Я считаю, что женщина должна быть женственной, а мужчина — остроумным. И когда я вижу мужественную женщину и слышу пошлость от мужчины, мне грустно. Я не люблю дураков.

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.