Все статьиВсе новостиВсе мнения
Главная
Политика
Красивая странаРейтинги фокуса

Подавлять и возбуждать

Накануне приезда в Киев со своим детищем — театром Et Cetera — народный артист России Александр Калягин дал Фокусу эксклюзивное интервью, в котором рассказал о своём театре, спектаклях и особенно дорогих ему людях
000

 

Александр Калягин
Родился 25 мая 1942 г. в эвакуации, в селе Малмыж на реке Вятка.
1965 г. — окончил театральное училище им. Б. Щукина.
1967 г. — первая роль в фильме «Николай Бауман».
1977 г. — лауреат специального приза жюри за высокое исполнительское мастерство на МКФ в Картахене (роль в фильме «Неоконченная пьеса для механического пианино»).
1981 г. — лауреат Государственной премии СССР за роль в фильме «Допрос».
1983 г. — лауреат Государственной премии СССР за театральные работы (в основном, за исполнение роли В.И.Ленина в пьесах Михаила Шатрова).
1983 г. — присвоено звание народного артиста РСФСР.
1985 г. — кинорежиссёрский дебют, поставил фильм «Подружка моя».
1993 г. — организовал собственный театр Et Cetera.
1996 г. — избран председателем Союза театральных деятелей РФ.

— Александр Александрович, со времён выхода фильма «Неоконченная пьеса для механического пианино» вас называют чеховским актёром. Роль провинциального учителя-неудачника Платонова остаётся для вас одной из самых дорогих?
— «Полжизни унёс мой Платонов. Полжизни…», — записал я в маленькой книжечке-тетрадочке на съёмках «Неоконченной пьесы для механического пианино». Никогда ни на одной картине не вёл дневник, готовясь к работе. А на этой почему-то потянуло. Вспомните крик героя: «Мне 35 лет, а я ни черта в вашей жизни не сделал!». Я, конечно, про себя так сказать не могу, но этот крик остался во мне надолго. Меня всегда ужасала мысль о том, что в моей жизни могут наступить серые чеховские будни. В дневнике осталась и такая запись: «Платонов мой меня обжёг. И мимо бесследно для меня не пройдёт». И действительно, не прошёл. После этой картины ко мне приходило очень много писем.

— Должно быть, и после картин «Здравствуйте, я ваша тётя!», «Раба любви», «Свой среди чужих, чужой среди своих» вам передавали письма мешками?

— Да, писали очень много, но особенно — после «Неоконченной пьесы для механического пианино». В письмах люди раскрывались, делились проблемами и невзгодами, откровенно рассказывали о своей жизни. По возможности я старался отвечать, но на все письма – просто физически не смог. Вообще же к зрительским письмам всегда отношусь осторожно. Потому что ценить нужно прежде всего доброе и хорошее отношение людей к тебе. Я ведь и сам в детстве писал одному из своих кумиров — Аркадию Райкину: «Я тринадцатилетний мальчик, долго раздумывал, прежде чем написать Вам эти строки. И вот я решился. Признаться как-то даже странновато… Не смейтесь надо мной…». Аркадий Исаакович мне ответил.

— Он ваш кумир?

— У меня два кумира — Райкин и Чаплин. Чаплина впервые увидел на экране, когда мне было всего семь лет — и просто сошёл с ума. Я отдыхал в пионерском лагере, смотрел телевизор, какой фильм шёл — не помню. Понял, что это моё. А почему — не могу объяснить. Потом, спустя время увидел Райкина, тоже не помню, в каком фильме, и моя душа невольно протянула ниточку связи от Чаплина к Райкину. Почувствовал, что они одного замеса.

— Москва — театральный город, в нём более сотни подмостков и антреприз. Что особенного в вашем театре Et Cetera?

— Прежде всего, у него уникальный репертуар. Многие из спектаклей в нашем театре поставлены по пьесам, которые до нас никогда и нигде не ставились. Например, «Шейлок» Шекспира, «Король Убю» Сэмюэля Беккета, «Пожары» Важди Муавада, «Подавлять и возбуждать» Максима Курочкина, «Барабаны» Бертольда Брехта, «Люсьен Готье» Жоржа Фейдо, «Тайна тётушки Мэлкин» Алана Александра Милна. Шекспировская пьеса «Шейлок» нигде больше не идёт. Уверен, что и у вас, в Украине, её нет ни в одном театре. У нас ставят пьесы Роберт Стуруа и Александр Морфов.

— Чем вас привлекают пьесы, малоизвестные широкой публике?

— В них есть какая-то удивительная свежесть. И я очень люблю эксперименты. Поэтому мы ищем интересный репертуар, но за своеобразием не гонимся. У нас нет такой цели.

— Ваша фильмография в Интернете занимает почти три виртуальных страницы. Скажите, почему вы сейчас так редко снимаетесь?

— Совсем не снимаюсь. Но это не значит, что меня не приглашают. Предложения есть и их достаточно. Но, в основном, картины, в которых мне предлагают сниматься, не удовлетворяют меня по содержанию и сценарию. А иногда сроки съёмок не вписываются в мой рабочий график. Например, я должен был играть одну из главных ролей в картине с громкой премьерой «Турецкий гамбит» по детективу Бориса Акунина. Съёмки проходили летом в Болгарии и совпали с нашими театральными гастролями. С режиссёром «Турецкого гамбита» Джаником Файзиевым мы не сошлись по срокам, и я вынужден был отказаться от съёмок.

— Что скажете о пьесе нашего земляка, драматурга Максима Курочкина «Подавлять и возбуждать»? В Украине пока только читали рецензии на неё, а у вас она уже в репертуаре.

— Я мечтал, чтобы наш театр, в новом здании, открылся и новой, необычной пьесой. Видел талантливую работу Максима Курочкина «Кухня», знал, что он переделывал «Пигмалиона» для Анастасии Вертинской. Пригласил его и сказал: «Хочу вас попросить написать для меня пьесу, в которой я смог бы рассказать о том, как я одновременно люблю и ненавижу театр». Предполагал, что будет моноспектакль. Когда Курочкин прислал мне первый вариант пьесы (кстати, вариантов было штук 30), я, честно говоря, не ожидал, что в ней окажется несколько героев. И текст меня не устраивал. Мы с Максимом вместе долго шли к пониманию — что же мы, собственно, хотим сказать. Работали долго, кропотливо, въедливо, подробно — должны были чётко знать и представлять, о чём хотим поведать зрителю. Я вспоминаю, что так в своё время — и я это видел — работали Олег Ефремов с Михаилом Рощиным.

— Правда, что название «Подавлять и возбуждать» подсказали Курочкину вы?
— С названием очень интересно получилось. В юности, до поступления в театральное училище им. Щукина, я учился на врача. Профессор по психиатрии инструктировал нас, когда впервые вёл в психбольницу: «Не волнуйтесь и помните, что психиатрия — это самая тёмная профессия. На сегодняшний день известны только два способа лечения — подавлять и возбуждать, всё остальное — фикция». Я рассказал эту историю Курочкину, она ему безумно понравилась, особенно фраза: «Подавлять и возбуждать», и автор решил вынести её в название пьесы. Это корень нашей профессии! Потому что — чем мы занимаемся в театре? Мы подавляем и возбуждаем себя и зрителя. И так каждый день. В этой фразе много смысла — в ней и взаимоотношения актёра и зрителя, и вообще жизнь.

— Многие актёры вашего поколения не любят, когда их называют звёздами. А вы?

— Слово «звезда» не выношу. Оно западное, не наше. Нужно разучиться его произносить, вспомнить родной язык — в нём достаточно выразительных определений. Ну, например: выдающийся актёр, хороший актёр, замечательный, изумительный, необычный, гениальный. Сейчас и о тех, кто пару раз мелькнул в сериале, и об Алексее Баталове, говорят: «Звёзды нашего кино». Это нонсенс! Это бред! Вы согласны?

— Без сомнения. В театре Et Cetera много молодых актёров. У кого из них в будущем, на ваш взгляд, есть все шансы стать выдающимся, изумительным?

— Могу их назвать: Владимир Скворцов, Валерий Панков, Наталья Благих, Татьяна Владимирова. Я знаю, что говорю, они действительно настоящие актёры, приходите на спектакли с их участием — убедитесь в этом сами.

— Вернёмся к Чехову. Наш земляк, украинский актёр Илья Волох как-то прихвастнул: «Я выпускник МХАТа, был студентом самого Александра Калягина, который по праву считается специалистом по Чехову». Часто ли вы перечитываете произведения Антона Павловича?

— Часто, но не без конца, как почему-то многие думают. Чехов — один из моих самых любимых писателей. Разумеется, он много для меня значит. Когда-то я преподавал актёрское мастерство в Чеховской школе в Париже. Но главное — с пьесы «Дядя Ваня» начинался наш театр.

Антураж «Лиц»: 
На сцене, задрапированной в чёрное, – огромных размеров пенсне. Надо полагать, самого Чехова. В стёклах отражаются картинки жизни, писателем же и созданные. Пенсне свисает с потолка, являя собойглавную и почти единственную деталь оформления сцены. Когда очередной фрагмент «Лиц» заканчивается –зал погружается во тьму, прожектор выхватывает пенсне из мрака, и оно начинает медленно раскачиватьсяв такт знакомому и волнующему вальсу Миллера «Осенний сон». Можно предположить, что таким образом намнапоминают о способности чеховского пенсне и сегодня видеть всё и всех, в том числе сидящих взрительном зале. А можно ничего не предполагать, а просто восхититься изящному решению, предложенному художником спектакля Виктором Дургиным. Одно определённо: художник понял замысел режиссёра – дать в «Лицах» только Чехова. И ничего – от себя...

—Спектакль «Лица», который вы будете представлять на гастролях в Украине, также поставлен по пяти рассказам Чехова — «На чужбине», «Психопаты», «Канитель», «Злоумышленник» и «Дипломат». На сцене Et Cetera он почти 10 лет идёт с неизменным аншлагом. Чем вы можете объяснить такой интерес зрителя к этой постановке?
— Этот спектакль будет актуален и через 10 лет! Я в этом абсолютно уверен. Русский характер — это вечная тема. Его не могут изменить ни время, ни компьютеры, ни полёты на Луну. Всё просто.

— Именно в этом спектакле впервые сложился ваш сценический дуэт с замечательным актёром театра им. Вахтангова Владимиром Симоновым…

— Мы с Володей давно дружим. Оба учились в «Щуке» (разумеется, училище заканчивали в разные годы — Володя моложе меня). Вместе работали во МХАТе, играли в одних спектаклях. Он близкий мне человек, я ему — тоже, нам никогда не бывает скучно друг с другом. Мы с ним, случается, и говорим в унисон. Конечно, мне очень комфортно играть в «Лицах» с таким партнёром. Приходите на наш спектакль в Национальном театре им. Франко, увидите всё сами.

Фокус благодарит за содействие в организации эксклюзивного интервью «Театральные сезоны Stoletov».

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.