Все статьиВсе новостиВсе мнения
Главная
Политика
Красивая странаРейтинги фокуса

Верка надежда любовь

Данилко не удалось втиснуть в смокинг, как мы планировали поначалу, чтобы показать щёголя, которому в Европу сам бог велел. Ничего не попишешь: Андрею чужда показуха. Даже отправляясь на «Евровидение», он сказал, что награды ему «до одного места», а бороться он будет исключительно за право называться артистом
000

 

Андрей Данилко
Родился 2 октября 1973 г. в Полтаве.
1991 г. – закончил ПТУ.
1991-1992 гг. – работал «кассиром-продавцом продовольственных товаров».
1992 г. – на смотре училищ показал две миниатюры «Проводница» и «Столовая»;
1993 г. – на «Юморине» в Полтаве представил Верку Сердючку широкой публике, в том же году с номером «Проводница» стал лауреатом конкурса «Всесмiх-93» в Киеве.
1995 г. – поступил в эстрадно-цирковое училище на отделение разговорного жанра, получил Гран-при на международном фестивале «Море смеха».
1997 г. – на канале «1+1» состоялась премьера программы «СВ-шоу» с участием Данилко. В этом же году записал свои первые песни – «Просто Вера» и «Абрикосы».
1998 г. – «СВ-шоу» выходит на московских каналах РТР и ТВ-6, с 2001 г. – на канале СТС.
2000 г. – победитель «Кубка юмора» им. Аркадия Райкина.
2003 г. – записал суперуспешный альбом «Ха-ра-шо!».
2007 г. – представляет Украину на песенном конкурсе «Евровидение».



— Андрей, «Евровидение» — это ведь конкурс. Когда вам приходилось соревноваться в последний раз?
— Помню, 15 лет назад мы отправились на отборочные туры Кубка юмора в Запорожье. Были бедными, как сироты. Паспорта — и те отсутствовали, не могли поселиться в гостиницу. Но ехали с желанием показать себя, у нас уже был тогда неплохой материал. Не думали ни о каких местах; как сложится — так и будет. То же и сейчас. Мне все задают вопрос: какое место займёт Верка Сердючка на «Евровидении»? И я одинаково всем отвечаю: мне моё место — до одного места. Может, и грубо звучит, но я еду не за этим. Мне главное, чтобы выступление Верки хорошо выглядело, прозвучало и доставило удовольствие публике.

— Много ли времени заняла подготовка к конкурсу?

— Его будущие участники столько шума наделали! Ездили с какими-то промо-концертами, выпускали какие-то синглы. А у нас — всё в последний момент. Ведь последний отборочный тур был 9 марта. Если бы он состоялся хотя бы в январе, числа 15-го, сразу после праздников, то, конечно, было бы больше времени на подготовку. Всё получилось, опять же, через одно место.

— По-моему, это такая украинская традиция.

— Да, это наша беда. А ведь мы никуда не ходили, не падали на колени, ни о чём не просили. Мечтали только, чтобы никто не мешал. Я уверен, что всё можно было бы сделать качественнее. Можно было бы…

— Вы бывали раньше в столице Финляндии?

— Нет, но мы могли там быть. С передачей «Ульотна відпустка» — её придумали на «Новом канале». У первой программы были хорошие рейтинги. Мы даже на неделю отправились в Италию, я там с детства мечтал побывать Встретился с Тото Кутуньо, с Пупо. Всё было живо и интересно. После итальянской передачи решили махнуть в Финляндию, на поиски Деда Мороза. Даже договорились с какими-то участниками из ABBA…

— Разве ABBA не из Швеции?

— Ну, кто там у них знаменитость?

— Apocalyptica, HIM, Leningrad Cowboys.

— Не знаю… Lordi там, но дело не в этом. Реально, это было бы прикольно. Но был декабрь, а это ёлки, концерты, утренники. Мы работали в Москве и просто не смогли поехать. Ничего, я доберусь до Финляндии...

— Не кажется ли вам, что колорит Верки Сердючки способны оценить только на востоке Европы?

— Я уверен, что это абсолютно понятный всем персонаж. Иностранные корреспонденты меня уже спрашивали, кто такая Сердючка. Наши-то все знают, что это проводница и так далее. Я им так ответил: Сердючка — это наша мечта, украинская Золушка. И рассказал им сказку о том, как Верка жила в бараке с мамой, потом решила выступать, сделала своё ток-шоу и, наконец, решила запеть. Сначала она не попадала в ноты, а потом всё-таки попала. Наконец, стала звездой, покорила Москву, собрала «Лужники» — два аншлаговых концерта. Каков естественный путь развития для неё? Конечно, «Евровидение». Её появление на этом конкурсе абсолютно логично. В этом и прикол. Удивляюсь, как этого до сих пор многие не понимают. Все видели на конкурсе Руслану, Пономарёва, Тину Кароль и сознают, что нужно предложить Европе что-ещё. Тем не менее сомневаются: а поймут ли там Верку? Но мы же их персонажей принимаем: Остина Пауэрса или Мистера Бина. Отношения с матерью понятны всем людям. Любовь, секс, выпивка, duty free — тоже. Не вижу проблем.

— Творческий кризис, упадок сил — знакомые вам понятия?

— Это разные вещи. Бывают критические дни, когда не понимаешь, как развиваться дальше. Но я не парюсь по этому поводу. Всегда надо делать то, что хочешь делать. Точно знаю, что никогда и ничего не буду делать под диктовку. Я прислушиваюсь к советам только в случае, если их даёт авторитетный, для меня, человек. Потому что жанр, в котором мы работаем, не имеет аналогов. Не на кого равняться, некому соответствовать. Иногда я по-хорошему завидую певцам или певицам. Им легко: выбрал в качестве примера для подражания, скажем, Милен Фармер или Мадонну, и пошёл по протоптанной дорожке. Всё понятно, всё получается. У нас же — всё «методом тыка».

— Современная украинская эстрада, по-вашему, достойна внимания?

— Мне она очень интересна. В Москве эстрада поскучнела, возможно, из-за её клановости. Знаете, мне кажется, Верка Сердючка могла бы замечательно провести дни украинской культуры на Славянском базаре. У нас ведь много замечательных артистов, и она бы показала их во всей красе. Не важно, на каком языке они поют. Важно, что поют, какую музыку исполняют. Мечтаю устроить такой концерт. Его могли бы вести ди-джей Паша и Маша Ефросинина — они неплохо смотрятся вместе. А номера объявляли бы Андрей Шевченко, братья Кличко, Лилия Подкопаева, Роман Виктюк, Михаил Жванецкий, Роман Карцев — люди, с которыми ассоциируется Украина. Нам есть, кого показать: «Океан Эльзы», «ВВ», я нашёл бы даже «Трио Маренычей». Ношусь с этой идеей уже второй год. Надеюсь, когда-нибудь она осуществится.

— Что мешает её воплощению?

— Верка Сердючка. Говорят, не тот персонаж. Он никогда не будет обласкан властью. Государственным мужам по статусу не положено любить такого исполнителя, как я. Они могут хвалить какую-то оперную певицу и спать на её концертах. Это считается престижным. Я — не престижный для власть имущих. Но любимый народом.

Андрей Данилко: что бы я ни делал, я отвечаю за настроение людей
Андрей Данилко: что бы я ни делал, я отвечаю за настроение людей



— Каким из наших политиков вы симпатизируете: Морозу, Тимошенко, Януковичу?
— Гм, не знаю. Вот в школе мне нравился Горбачёв. Я до сих пор мечтаю с ним познакомиться. Очень симпатичен Путин. Мне нравится, что он хорошо выглядит, знает ответы на все вопросы, что за него не стыдно. Когда поднялась буча против моего участия в «Евровидении», зарубежные журналисты недоумевали: почему у некоторых украинцев такое агрессивное отношение к комедийному персонажу? И в самом деле, наши политики не постеснялись высказать своё мнение по поводу Сердючки. Но как-то ненароком позабыли, что за этим персонажем живой человек. Что они такого ужасного увидели в Сердючке? По-моему, лучше, когда люди смеются над Веркой, чем над ними. Я не комментирую последние события, хотя знаю, что на политических митингах люди стоят за деньги. Знаю, что у тех за это платят 80 гривен, а у этих 150. Это у них бездарный театр, а не у меня. А впрочем, идиотов всегда хватало. Слышали, недавно сделали чучело Куклачёва и сожгли его на Цветном бульваре в Москве под лозунгом: «Он издевается над нашими кошками». Это умные люди?

Еврохит Сердючки
Нихт фирштейн.
Зибен, зибен ай-лю-лю
Зибен-зибен, айн-цвай!
Зибен, зибен ай-лю-лю
Айн, цвай, драй
Танцен!
Нихт фирштейн.
Зибен, зибен ай-лю-лю
Зибен-зибен, айн-цвай!
Зибен, зибен ай-лю-лю
Айн, цвай, драй
Танцен!
Танцевать, корошо!
Где руки, руки, руки!
Ай вонт ю си! – 4 раза
Лаша Тумбай
Ай вонт ю си! – 4 раза
Лаша Тумбай
Танцен!
Русские! Ну, ручки!
Украина це клёво!
А Украина любе танцювать!
Танцюємо Майдан!
Най-най на-лу-ла
Най-най на-лу-ла-ла
Окей, хэппи энд



— Кто вас поддерживает в трудную минуту?
— Есть у нас чисто славянская черта: приходить на выручку в беде. Но немногие могут порадоваться за тебя, разделить с тобой счастье. Такая проблема. Но я не об этом. Я как раз о людях, которые поддерживают. Когда проходили все эти протесты против Сердючки — какой канал ни включишь, везде грязь, — мне неожиданно позвонил Армен Джигарханян. Он столько ролей сыграл разных… И говорит: «Андрюшенька, всё будет хорошо. У вас очень большая зрительская аудитория. Вас любят. Мне приходилось играть плохие роли и такое выслушивать… Но уважение зрителей я не потерял. Это, знаете, вечная борьба Гулливера с лилипутами». Виктюк тоже мне сказал: «Нікого не слухай, роби, як знаєш».

— Должно быть, и простые украинцы вас поддержали?

— Конечно. Мне понравилась одна фраза в какой-то газете: «Люди делятся на тех, кому нравится Сердючка, и тех, которые это скрывают». Ну не принято её хвалить. Эстеты считают это дурным тоном. Они готовы хвалить авангардный спектакль, каких я за неделю могу сделать семь штук. Например, посажу человека в ванную и замажу ему рот цементом. При этом буду ходить по залу и разбрасывать вату. Написать музыку под это дело, и какой-то эстет найдёт в спектакле глубокий смысл. Снять «Бриллиантовую руку», конечно, сложнее, это под силу единицам. Сейчас ведь какие фильмы снимают? Один раз посмотрел и забыл. При всей моей любви к Бондарчуку, «9-ю роту» второй раз смотреть не буду. А вот «17 мгновений весны» — другое дело. С какого бы места не включил, всегда хорошо. Настроение поднимает игра актёров, монтаж, музыка. Это и есть Искусство. Где бы нам ещё найти таких режиссёров лиозновых?

— К слову, вам предлагали сняться в кино?

— Да, предлагали сыграть какую-то проводницу. Крепко у режиссёров в голове засел стереотип… Иногда даже большие глупости навязывают. Я всем тактично отказываю. Они как думают: возьмём Сердючку, поместим её в смешные обстоятельства, и все обхохочутся. Меня это просто бесит. Вот вам надеть на голову котелок, приклеить усики, дать трость. Возможно, кому-то и покажется: «О, Чарли Чаплин». Но станете ли вы от этого Чарли Чаплином?

— Только поддельным.

— Да. Поэтому с киношниками нормальных отношений не получается. Но я не вписываюсь и в тусовку шоу-бизнеса. Смотрю на выступление Сердючки на «Золотом граммофоне», и оно меня раздражает. Потому что Верка — это не попса. Ну не тот это формат, не вписываемся мы в него. Я считаю, она — арт-персонаж. В театре Данилко всё гармонично, другое дело, что предела совершенству нет. Но нас упорно пытаются втиснуть в рамки попсы. Думают, что репертуар и образ, с которыми мы выступаем четыре года — навсегда. Судят о нас по бесконечно повторяющимся новогодним шоу и концертам. Куда ни переключишь — везде то, что снималось несколько лет назад. Я-то думал, их покажут один раз, и всё… Вот и складывается у людей впечатление, что мы стоим на месте. Я хочу сейчас отдалиться от телевидения и сосредоточиться на гастрольной деятельности, которой мы давно не занимались.

— Вы можете отнести себя к правдоискателям?

— Человек ищет то, чего ему не хватает. В моей жизни много суеты. Хочется какого-то порядка, организованности. У меня не было никогда так, чтобы я пришёл к специалисту — аранжировщику, стилисту или дизайнеру, заплатил деньги и получил результат под ключ. Со всеми нужно возиться, влезать в каждую мелочь, потому что никто не понимает Сердючку до конца правильно. Хотя… Как-то, очень давно, я снимался в рекламе жвачки Dirol. Ни во что не лез. Отснялся по-быстрому и офигел. Так и не понял, где был режиссёр, почему никто не кричал и не ругался матом на съёмочной площадке. Свет выставили за пять минут, а не за два часа, когда грим уже отвалился. Но такое бывает редко. Так что я, можно сказать, тоскую по настоящим профессионалам, партнёрам. Мечтаю встретить режиссёра, которому можно было бы довериться. Грубо говоря, отдаться. Который бы полюбил и раскрыл тебя. Саморежиссура хороша до определённого времени. Всё, что получалось раньше, до конца меня не устраивало: 50%, 60%, 30%. Но не 100%.

— Но что-то ведь вас в жизни радует?

— Мне нравится море, бывшие советские пансионаты с красными ковровыми дорожками и алебастровыми балкончиками — как в Нижней Ореанде. В детстве я мечтал, чтобы такая же дорожка была у меня дома. Тоскую по тем временам. Конечно, я не любил всякие линейки, хождение строем, но пионерские лагеря забыть не могу. Да, мы жили с семьёй бедно, в пристройке. Но ни на что не жаловались и ни к кому не испытывали зависти. Никто не заботился о деньгах. А сейчас, рассказываю режиссёру свою идею, а он мне в ответ: «Сколько это стоит и кто это будет оплачивать?». Я понимаю, что с таким человеком нельзя работать. Для него творчество вторично.

— Что вы вкладываете в понятие «творчество»?

— Мой школьный комсорг — он впервые меня назвал на «вы» — однажды сказал: «Каждый человек в этой жизни за что-то отвечает. Вот вы отвечаете за настроение». И действительно, что бы я ни делал, я влияю на настроение людей. Цель моего творчества — дарить людям положительные эмоции, радость.

— Какой будет Верка Сердючка через десять лет?

— Я вижу развитие Верки в ближайшем будущем. И мне очень хочется, чтобы люди правильно понимали её образ, а не на уровне «сіські колом і суржик». Никто не знает, что будет через десять лет. Ни вы не знаете, ни я, ни она. Я, к примеру, в детстве мечтал быть врачом, а стал Веркой Сердючкой… Но, когда начинаешь анализировать, понимаешь: в какой-то мере эта мечта осуществилась. 

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.