Плач Европы. Почему меры по спасению утопающих экономик в ЕС бесполезны

Все усилия по спасению утопающих экономик в ЕС напрасны, пока направлены исключительно на устранение накопившихся финансовых проблем

Долговой кризис Европы набирает обороты. Впервые за 13 лет существования валютного блока долг семнадцати стран еврозоны вырос до рекордного показателя — 88,2% ВВП, по данным Статистического управления ЕС. Плохие новости беспокоят инвесторов, финансовые рынки лихорадит. Не так давно помощь из европейского стабфонда понадобилась еще двум странам — Испании и Кипру. Усилия нового правительства в Греции пока ни к чему не привели, и слухи о неизбежном дефолте страны не утихают. Что же мешает ЕС устранить проблемы? И почему Франция и Германия постоянно спорят о том, стоит ли вообще помогать соседям, погрязшим в долгах?

Даже объединение долгов всех европейских стран в один, против чего активно выступает Германия, не разрешит кризиса

Казалось, блок Германии и Франции — надежный фундамент для будущего единства Европы. Раньше даже вероятное изгнание этими партнерами "слабых экономик" из Евросоюза воспринималось исключительно как показатель стабильности евро. На самом же деле еврочиновники в кошмарном сне видели не банкротство Португалии или Греции, а успехи этих экономик, избавленных от бремени долга и вооруженных собственной валютой. К тому же руководителям ЕС просто необходимо спасать долги, которые обеспечивают банкам столь нужную сейчас ренту. Собственно для этого и был введен контроль ЕС над национальными бюджетами.

Разногласия между Германией и Францией объясняются просто. Экономика последней оставляет желать лучшего. И это сближает Францию с другими "больными" ЕС — Италией и Испанией. Даже при дальнейшем нулевом росте экономики Французской Республики ее госдолг до конца года может превысить 1,7 трлн евро, составив 90% ВВП. Вопреки ожиданиям правящего класса, ситуация в хозяйстве страны за последний год значительно ухудшилась, и причин рассчитывать на позитивные перемены нет. Тем не менее социалисты так и не осмелились уволить занятых в государственном секторе.

При этом Германия продолжает отстаивать позицию "жесткой экономии" для слабых стран. По итогам июньского саммита ЕС в рамках этой программы продолжат отменять социальные права как дорогостоящие для бюджетов. Взамен начнут вводить платные услуги. Параллельно будет снижаться заработная плата. Как показал опыт Греции, уменьшение оплаты труда в госсекторе — отличный сигнал для снижения зарплаты и в частном. В число спасительных "экономных" мер входит дальнейшая приватизация и либерализация рынка, устранение действующих в ряде стран ценовых ограничений. Первые строки списка отраслей, подлежащих передаче в частные руки, занимают энергетика, транспорт и телекоммуникации.

Еще до саммита Европейский центробанк объявил о готовности выделить, а это означает и напечатать, столько денежных купюр, сколько потребуется для удержания бюджетно-долговой стабильности в еврозоне. Впрочем, для руководителей ЕС долги сейчас — скорее инструмент для продвижения жесткой политики. Европейские банки давно паразитируют на государственных деньгах, получая их под низкие проценты, а затем ссужая правительствам по большим ставкам. Для банковских групп ЕС дефолт любой из стран еврозоны — катастрофа.

Так, для рекапитализации банков получит свои 100 млрд евро Испания. Затем такая же сумма может понадобиться и Франции. Но без какого-либо экономического роста подобная подпитка стран мало чем поможет. Дисбаланс между состоянием реальной экономики и государственных финансов только ухудшит ситуацию. Даже объединение долгов всех европейских стран в один, против чего активно выступает Германия, не разрешит кризиса. ЕС пытается укрепить свои экономические позиции с помощью удешевления рабочей силы в ответ на ухудшение мировой конъюнктуры. Но движение по этому пути пока только осложняет ситуацию в других странах. Еврочиновники уверены, что снижение уровня жизни за счет уменьшения зарплат станет неплохим средством против повышения безработицы. Но пока этот механизм работает только в Германии. Там около четверти работников получают в месяц менее 400 евро.

Допустим, банковский кризис в Испании удастся заморозить. Но французские проблемы усилятся, а значит, денежная политика ЕС будет мягче, чем того хотят в ФРГ. Поэтому вряд ли в ближайшее время разногласия в ЕС утихнут. Соответственно, это даст зеленый свет очередным мерам жесткой экономии. Что, на мой взгляд, только обострит недовольство в обществе.
Несмотря на летнее затишье, спад в индустрии Европы не прекратился. Как бы ни хотелось властям ЕС доказать, что их стабилизационный механизм надежен, это не так. Пока вся финансовая помощь помогает устранить только временные неприятности, а не главный источник бюджетно-долговых проблем. Европе придется еще долго плакать. И велик риск, что от этих слез осенью и всему остальному миру станет несладко.

Василий Колташов, руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений